Современный интерес к языку определяет актуальность исследования разновидности коллективного языкового субъекта (социокультурной или референтной группы) как одного из категоризующих оснований характера дискурса. В ходе акта коммуникации говорящий играючи пользуется апеллятивной функцией языка, тем самым осуществляя манипуляцию не только на сознательном уровне (разум), но и на бессознательном уровне (инстинкты, чувства, эмоции).

Содержание

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Глава 1. Текст и дискурс молодежного социолекта

.1 Подходы к определению текста и дискурса в социолингвистике

.2 Прагматика современного молодежного дискурса

.3 Подходы в социолингвистике к определению понятия социолект

.4 Сущность понятия «манипулятивная стратегия» в парадигме современного переводоведения

.5 Разновидности переводческих стратегий в рамках молодежного дискурса

Вывод по первой главе

Глава 2. Манипулятивные стратегии в переводе молодежного социального диалекта

.1 Реализация потенциала языкового знака при переводе семантических деривативов молодежного социолекта

.2 Прагматическая функция аффективов на примере переводов художественных текстов, журналов и текстов высказываний молодежи в период предвыборной компании 2017 года

.3 Полисемия и языковые штампы как дискурсивные стратегии манипуляции в переводе молодежного социального диалекта

Вывод по второй главе

Заключение

Список литературы

Введение

Современный интерес к языку определяет актуальность исследования разновидности коллективного языкового субъекта (социокультурной или референтной группы) как одного из категоризующих оснований характера дискурса. В ходе акта коммуникации говорящий играючи пользуется апеллятивной функцией языка, тем самым осуществляя манипуляцию не только на сознательном уровне (разум), но и на бессознательном уровне (инстинкты, чувства, эмоции).

Актуальность исследуемой работы обусловлена тем, что она отражает интересы современного переводоведения, которое в большей степени ориентировано на познание антропоцентрической составляющей речевой деятельности. На сегодняшний день внимание лингвистов приковано к реализации внутреннего состояния говорящего с помощью внешних вербальных проявлений языка. Для современного изучения молодежного дискурса важную роль играют ментальные процессы коммуникантов, а также порождение и понимание речи согласно возрастным, социокультурным, психологическим и этнографическим факторам. Прагматическая интенция и ряд используемых манипулятивных стратегий для ее репрезентации при рассмотрении молодежного дискурса являются ведущими.

Объектом настоящего исследования является молодежный дискурс в качестве функционально — речевого явления.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Предметом изучения стали манипулятивные стратегии, используемые социокультурной личностью, а также особенности их интерпретации в текстовом окружении.

Цель работы заключается в исследовании стратегий манипуляции в рамках молодежного социолекта.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

1.Выявить специфику молодежного социолекта на примере произведения Стивена Фрайя «Моав-умывальная чаша моя» и молодежных журналов «Entertainment» и «Girl power».

2.Выяснить, что содержит в себе понятие «манипулятивные стратегии».

3.Рассмотреть разновидности «манипулятивных стратегий», присущие молодежному социолекту.

4.На ряде примеров рассмотреть семантическую сторону «манипулятивных стратегий».

5.Выделить способы и методы перевода стратегий манипуляции в рамках молодежного социолекта.

При выполнении данных задач были использованы следующие методы:

1.Метод сплошной выборки.

2.Метод структурного анализа собранного материала.

3.Метод функционального анализа «манипулятивных стратегий» в их текстовом окружении.

4.Метод сравнительно — сопоставительного анализа сохранения стратегий манипуляции в переводе книги «Моав — умывальная чаша моя» Ильина С.Б. и в своем собственном переводе.

Материалом исследования послужила книга Стивена Фрайя «Moab is my Washpod» и перевод этой книги, произведенный русским переводчиком англоязычной прозы Ильиным С.Б. А также молодежные журналы «Entertainment» и «Girl power»

Научная новизна работы заключается в том, что в научный оборот был введен уникальный языковой материал, главной характеристикой которого служит первозданность, это и определяет его значимость при изучении особенностей молодежного коммуникативного акта. В добавок к этому, дискурс, который описывается в данной работе, представляет собой специфическую узуальную среду, до сегодняшнего дня мало подвергающуюся лингвистическому исследованию.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Теоретическая значимость исследования заключается в изучении дискурса с точки зрения антропоцентрического направления: моделирование портрета языковой личности происходит в результате ее текстовой реализации. Выделены наиболее употребимые манипулятивные стратегии, которые являются релевантными для описания образа коммуникантов молодежной субкультуры.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты можно использовать не только в преподавании функциональной лингвистики и лингвоперсонологии, но и в преподавании теории текста, прагматики и общего курса языкознания. Изучение манипулятивных стратегий молодежного дискурса помогает раскрыть особенные черты молодежной вербальной коммуникации, которые могут оказаться полезными в педагогике, психологии, а также в журналистике.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.

Во введении обоснована актуальность и новизна исследования, представлены данные анализа научно-теоретических предпосылок по теме ВКР, определены цель, объект, предмет, сформулированы задачи, методы, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Текст и дискурс молодежного социолекта» отражены разного рода подходы к определению понятий «текст», «дискурс» и «социолект», был проведен процесс дифференциации данных функционально-речевых явлений, была раскрыта сущность понятия «манипулятивная стратегия» в парадигме современного переводоведения, а также был обрисован ряд переводческих стратегий в рамках молодежного дискурса.

Во второй главе «Манипулятивные стратегии в переводе молодежного социального диалекта» основной акцент делается на раскрытии суггестивного потенциала языкового знака при переводе семантических деривативов, были рассмотрены аффективы, как интенсификаторы прагматического эффекта, а также полисиманты и пейоративные языковые штампы, как дискурсивные стратегии манипуляции в переводе молодежного социолекта.

В заключении подведены общие итоги выпускной квалификационной работы, изложены основные выводы, определены проблемы, требующие дальнейшего детального изучения.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Избранная тематика неоднократно упоминалась не только в научной литературе, например, такой как: Красных В. 1975, Карасик В.И. 2004, Будаев Э.В., Чудинов А.П. 2006, Кара-Мурза С.Г. 2001, Иссерс О.С. 2011, Бойко Т.В. 2006 и т.д., но и были выпущены статьи, например: Степанова В.Е. «Мотивированность коммуникативных стратегий манипулирования в рекламе», Чабаненко М.Г. «Тематическое пространство молодежного дискурса как экспликатор коллективной языковой личности», Русанова А.Г. «Молодежный дискурс в свете тезаурусного подхода» и т.д. Следует подчеркнуть, что перевод — это искусство, которое основано на науке. Естеcственно, при изучении языка появляется множество трудностей. И дискурсивные стратегии манипуляции в переводе молодежного социолекта не исключение. Это лишь малая опасность, которая поджидает человека на пути становления искусным переводчиком.

Глава 1. Текст и дискурс молодежного социолекта

1.1Подходы к определению текста и дискурса в социолингвистике

В связи с тем, что существует огромное количество гуманитарных наук: философия, антропология, семиотика, лингвистика, социолингвистика, социология, психология и т.д. — границы между понятиями «текст» и «дискурс» становятся расплывчатыми, а сами определения приобретают многоликость. Речевая деятельность, а вместе с ней и текст, как феномен человеческой культуры, находятся в фокусе интересов современного переводоведения. Много попыток предпринималось и предпринимается для того, чтобы дифференцировать эти категории. Однако, до сих пор проблема соотношения текста и дискурса остается актуальной и широко обсуждаемой.

Понятие «текст» настолько многогранно, что ученные не могут прийти к единому определению. Ввиду накопленных интралингвистических и экстралингвистических знаний, научных взглядов и ввиду того, представителем какой науки ученый является, каждый стремится вложить в термин «текст» свое понимание и видение. Тем самым не привносит ясность и понимание, а наоборот, вводит еще в большее заблуждение.

Неизменным остается лишь тот факт, что одной из главных коммуникативных единиц считается текст, ведь как полагает Г. Вайнрих: «мы говорим нормально не разрозненными словами, а предложениями и текстами, и наша речь покоится на ситуации» [Красных 1975: 204] и то, что текст — это «феномен реальной действительности и способ отражения действительности, построенный с помощью элементов системы языка» [Белянин 1988: 9]. И только именно благодаря референции возможна дифференциация текста от других языковых единиц.

Для рассмотрения такого сложного психолингвистического феномена как «текст» со стороны эмоционального и вербального воздействия на реципиента была предложена идея о создании новой автономной науки о связанном тексте — транслингвистика. К специфике данной науки относится рассмотрение адекватности выбора языковых средств для вызывания у коммуниканта необходимой эмоциональной, физической или ментальной реакций. А в рамки исследования входит рассмотрение текста в разных плоскостях: рассмотрение текста как средства коммуникации, как способа передачи и хранения информации, как результата психологии человека, как отражения культуры, ряда социокультурных традиций, а также исторической эпохи. Такое изобилие подходов и является результатом многочисленности определений к понятию «текст».

При рассмотрении текста с лингвистической стороны «связанный текст понимается обычно как некоторая (законченная) последовательность предложений, связанных по смыслу друг с другом в рамках общего замысла автора» [Николаева 1978: 6], данное «понятие одновременно синтагматическое и функциональное. Это — специальным образом организованная, закрытая цепочка предложений, представляющая собой единое высказывание» [Москальская 1978: 13-17]. Вдобавок к этому, учеными-лингвистами была выявлена такая способность текста как включение в линейную цепочку связей, что дало возможность вывести подобного рода определение текста: «множество высказываний в их функции и — соответственно — как социокоммуникативная реализация текстуальности» [Красных 2003: 12]. Однако, еще одной особенностью текста служит и то, что он может выступать как цепочная микроструктура, так и как макроструктурное объединение (абсолютное единство) с абсолютной когерентностью внутри. Понятие «текст» включает в себя любое связанное и законченное, письменное или устное высказывание вне зависимости от правильности соблюдения грамматических канонов. Следовательно, получается, что, рассматриваемый транслингвистикой текст подразумевает «любой конечный отрезок речи, представляющий собой некоторое единство с точки зрения содержания, передаваемый со вторичными коммуникативными целями и имеющий соответствующую этим целям внутреннюю организацию, причем связанный с иными культурными факторами, нежели те, которые относятся к собственно языку» [Красных 2003: 12].

Рассматривая теорию речевых актов, под понятием «диалогический текст» принято понимать связанную «структуру минимальных единиц, формирующих статическую иллокутивную структуру диалога» [Красных 2003: 12], т.е. последовательный ход реплик обоих коммуникантов, который характеризуется рядом особенностей. А сам диалог — это «система обязательств его участников по удовлетворению коммуникативных потребностей собеседника» [Красных 2003: 12].

С точки зрения теории массовой коммуникации, текст представлен в виде иерархии коммуникативных установок, подчиняющихся правилам референции. Если следовать психолингвистическому подходу, то текст рассматривается «как развернутое высказывание, которое должно обладать законченностью в плане выражения замысла», а также «должно быть представлено структурно в виде отдельных или более или менее отдельных групп высказываний, связанных между собой на формально-грамматическом и семантическом уровнях» [Белянин 1988:15]. Таким образом, можно отметить, что «целостное речемыслительное образование» [Новиков 2003], т.е. текст, ставится в противовес речи как продукту спонтанно порождённых выражений.

Если рассматривать понятие «текст» через призму современной лингвистики художественного текста, которая учитывает «психолингвистические аспекты порождения и восприятия текста», можно определить, что «текст есть продукт, порожденный языковой личностью и адресованный языковой личности. В речемыслительном образовании реализуется антиномия: системность/индивидуальность». Также стоит отметить, что «текст мертв без акта познания» [Красных 2003: 12].

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Следовательно, текстом может являться любое вербализованное отражение ситуации или же результат речемыслительной деятельности, имеющий структурное, тематическое и коммуникативное единство, с необходимым присутствием индивидуальности.

В 1970-х годах наряду с текстом широкое распространение получает новый термин «дискурс» (англ. Discourse; фр. Discours), введенный французским лингвистом Эмилем Бенвенистом. Изначально этот термин являлся синонимом к языковому или речевому функциональному стилю, но с развитием лингвистики как науки этот понятие стало обрастать новыми смыслами и приобретать все большую популярность. Подобная социальная данность (дискурс) обрела свой особый собственный мир, включающий особые правила употребления лексем и правила синтаксиса, свою особую грамматику и особую семантику лексикона. В этом альтернативном мире установлены особые правила синонимичных замен и свои нормы этикета.

Для того чтобы обрисовать такого рода категорию (дискурс), необходимо иметь свое собственное представление о идеологической организации, т.е. для себя определить, как именно должно строится языковое общение. К примеру, Дебора Шифрин к определению дискурса определил три подхода [Schiffrin D 1994: 20-43].

Рассматриваемый с точки зрения формально ориентированной лингвистики первый подход под понятием «дискурс» подразумевает язык, расположенный над уровнем предложения или же словосочетания. Соответственно, дискурсом будет являться пара или несколько предложений, между которыми происходит семантическая корреляция. Задачей второго подхода является определение явления дискурса как любого использования языка. Данный подход может включать в себя и этический подход, и эмический подход, поскольку рассмотрение функций языка, а также дискурса происходит в рамках социокультурного контекста. Основной акцент этического подхода заключается в выявлении определенного числа функций языка, а затем проведение параллелей между функцией языка и формой дискурса. В то время как эмический подход охватывает все функции определенных форм дискурса. Филолог Дебора Шифрин предлагает и третий подход к определению дискурса основывающийся на корреляции функции языка и формы дискурса. Данный подход подразумевает, что дискурс представляет собой сложную организацию контекстуализованных единиц структуры языка.

Нередко возникают проблемы с разграничением таких понятий как: речь, дискурс и текст. В некоторых случаях ученые делят подобные понятия, определяя, что текст имеет письменную форму, в то время как дискурс исключительно устную, при этом в значительной степени снижаются критерии дифференциации — использование письма или же нет. Подобная дихотомия является основой многих формальных подходов при рассмотрении речи и языка, что позволяет выделить дискурсивный анализ устной речи и лингвистику письменного текста [Теория дискурса. URL: #»justify»>1.2Прагматика современного молодежного дискурса

Для более глубокого и детального описания и объяснения механизмов использования интересующих элементов языка, индивид часто прибегает к подбору таких теоретических инструментов, которым удалось бы соответствовать свойствам выбранного материала и которые смогли бы отразить функциональную составляющую единицы языка в том или ином контексте. Подобная теория, которая смогла вместить в себя «достаточно широкий контекст для структурных единиц уровня высказывания» [Дранко 2006: 191], носит название: «лингвистическая прагматика». За время прагматически направленных исследований ученые-лингвисты разработали понятийный аппарат и рассмотрели ряд феноменов, как продуктов функционирования языка. В изучении вопросов лингвистической направленности прагматика открывает широкие перспективы: в рамках прагматики была выведена структура выражения, дающая ключ к такому феномену как функционально — семантический сдвиг, в добавок к этому, при рассмотрении прагматики с точки зрения семиотики (науки о языке как знаковой системе), в ареале исследования будет находиться корреляция языкового знака и интенции интерпретанта [Дранко 2006:192].

В большинстве случаев исследования в области лингвистической прагматики происходят в пределах междисциплинарной области изучения как знака, так и знаковой системы, а именно, не только в рамках семиотики, но и через семантическую (отношение знака к обозначаемому объекту) и синтаксическую (корреляция знаков) призму языка.

На рубеже конца 30-х годов XX века в лингвистике появляется понятие «прагматика», которое ввел американский философ Ч.У. Моррис в качестве наименования одного из трех составляющих семиотики. Сущность прагматики он описывает так: «Поскольку интерпретаторами большинства (а может быть и всех) знаков является живой организм, достаточной характеристикой прагматики было бы указание на то, что она имеет дело с биотическими аспектами семиозиса, иначе говоря, со всеми психологическими, биологическими и социолингвистическими явлениями, которые наблюдаются при функционировании знаков» [Моррис 1983]. Однако, стоит отметить, что более глубокий анализ прагматического аспекта был представлен в конце XIX века основоположником прагматизма и семиотики Ч.С. Пирсом. Эти два выдающихся американских ученых особую роль отдавали прагматической сущности знаковой системы, ведь именно в совокупности с установленными правилами построения языковых конструкций и соотношением знака и объекта, языковые знаки способны осуществлять коммуникативный акт между индивидами, при условии определенного функционирования в сообществе. Благодаря реализации современной картины мира языковыми знаками происходит процесс познания, как утверждает Ч.С. Пирс. За время познания в начале происходит продуцирование, а затем интерпретация знаков языка. По мнению Пирса, истина заключается не в отображении объективного и реального положения дел, а в согласии номинации того или иного объекта в пределах сообщества. Следовательно, истина соответствует скорее прагматическому понятию, нежели чем семантическому [Философия прагматизма (Пирс, Джейм, Дьюи)].

Нидерландским лингвистом Ван Дейком было выделено два подхода к осмыслению прагматики: «континентальный» и «англо-американский» [Дейк 1989]. Теоретической базой для первого подхода послужили исследования Ч.У. Морриса. Задачей прагматики являлось рассмотрение отношений между языковыми знаками и коммуникантом. А в связи с тем, что этим коммуникантом зачастую оказывается носитель языкового кода, то этнокультурный, когнитивный и семиозисный элементы дискурса (особенно молодежного дискурса с его спонтанными, порой парадоксальными языковыми единицами) должны находится под контролем лингвистической прагматики.

Молодежный дискурс является «прагматическим дискурсом», поскольку в нем происходит актуализация определенного рода коммуникативных, вербальных стратегии. Под коммуникативной стратегией понимается сверхзадача, исходящая от адресанта, которая направлена на достижения практической или коммуникативной цели и рассчитана на возникновение перлокутивного эффекта: манипуляция чувствами и мыслями индивида. Иными словами, прагматическая направленность любого молодежного текста или высказывания, прежде всего, заключается в непреодолимой интенции побуждения адресата к принятию выгодного для манипулятора решения или просто к ответным действиям.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Новый интерес к прагматике был вызван в период 60-70-х годов XX века, когда Л. Витгенштейн, З. Вендлер и Дж.Л. Остин опубликовали свои труды. Так прагматика текста, помогающая в реализации молодежного дискурса, отражает интенцию адресанта по отношению к реципиенту. Ведь любой индивид переходного возраста для передачи своих стихийных чувств и парадоксальности взглядов на мироустройство старается вербализовать свои мысли таким образом, чтобы они в большей степени были поняты сверстникам.

Молодежный дискурс обладает строго ориентированной прагматической установкой (привлечение внимания к своей точке зрения и убеждение адресата в ее рациональности и логичности), которая сочетает в себе как дистинктивные признаки молодежной устной речи, так и совокупность семиотических (т.е. экстралингвистических и паралингвистических) средств.

В рамках второго «англо-американского» подхода задачи прагматики во многом расширяются. В круг рассматриваемых проблем уже входят не только проблемы дискурса и речевых актов, но также проблемы пресуппозиции и импликатуры текста. Особое дополнение к этому подходу внесли такие ученые как: В.В. Дементьев, М.Ю. Федосюк, А. Вежбицкая и т.д. Теперь понятие «дискурс» стало вмещать в себя как выражение и текст, так и речевой акт. Стоит отметить, что тематическое пространство современного молодежного дискурса в большей степени раскрывается при анализе не только речевого акта, но и при анализе таких экстралингвистических факторов, к примеру, как пространственное поведение коммуникантов, их жестикуляция и мимика. Ведь только в совокупности они способны обрисовать сложный дискурсивный портрет коллективной языковой личности.

Стоит также отметить, что исследование молодежного дискурса невозможно без таких понятий как: стратегия и идея молодежной коммуникации. Стратегия молодежной коммуникации заключается в оптимизации содержания и формы, которая служит частью реализации коммуникативно — манипулятивной стратегии. Целью данной стратегии является налаживание контакта между коммуникантами и побуждение к необходимому целевому поведению. Идея молодежной коммуникации — это процесс обличения в конкретную и подходящую выразительную форму аргументы и факты, которые, с одной стороны, являются основой молодежного сообщения, а с другой стороны, это ничто иное как база формирования ментальной составляющей реципиента, направленная в большей степени на удовлетворение потребностей молодого человека (манипулятора) [Граф де Дж., Ванн Д., Нейлор Т.Х 2005:97].

К коммуникативно — прагматическим особенностям современного молодежного дискурса относятся: простые предложения, которые предают коммуникативному акту большую динамичность и усвояемость; экспрессивность молодежного текста (образность и яркость выражения быстро, а главное, результативно воспринимается молодежью). Эффективное использование полисемантов придают эффект дискретности высказыванию и делают его понятным исключительно для малых референтных групп. В дополнение к этому, игра междометиями и восклицательными предложениями наполняют речь живостью и экспрессией.

Рассматривая психологическое воздействие манипулятивных стратегий молодежного дискурса, которые в большей степени ориентированы на молодых людей в возрасте от 14 до 29 лет, можно выделить следующие типы влияния: 1) когнитивное (получение информации во время процессов ее перерабатывания: внимания, восприятия, мышления и памяти); 2) аффективное (формирование эмоциональных отношений у коммуникантов, которые вызывают какое-либо желание или чувство тревоги у реципиента; 3) регулятивное (побуждение реципиента к выгодным для манипулятора действиям); 4) коммуникативное (отбор приемов структурирования сообщения и передачи информации о каком — либо объекте).

Можно выделить в рамках современного переводоведения два способа формирования портрета языковой личности: переход «от личности к порождаемому тексту и от текста к личности» [Чабаренко 2015]. Так, рассматривая первый случай, тестовая реализация является отображением особенностей языковой личности, в то время как во втором случае на базе определенных особенностей текста формируется сложный личностный коммуникативно — психологический образ. Так, язык молодежного дискурса можно охарактеризовать, с одной стороны, как спонтанный, а в некоторых случаях и непрофессиональный, так и неоднородный, поскольку он обладает необычайной экспрессией и метафоричностью, ему присуща резкость, а также непосредственность в субъективных оценках, наличие обсценной (ненормативной) лексики и в то же время чувства нежности и ласкательности [Чабаренко 2015].

Итак, благодаря прагматике появляется возможность исследовать язык молодежного дискурса в динамике и его современном функционировании. В создании молодежного дискурсивного портрета главная роль отводится систематизирующим признакам, к примеру, как: идея, цель и способ коммуникативного акта, набор языковых средств для выражения своих мыслей (средства дискурсивного взаимодействия), социо — культурный и возрастной признаки, набор базовых ценностей у коммуниканта и какова функция этого общения. А существование двух сфер существования индивида (быт и бытование), которые дают возможность представления типологии современного молодежного дискурса, позволяют определить жизненные ориентиры не только социума, но и одного отдельного индивида, который является представителем этого социума.

1.3Подходы в социолингвистике к определению понятия социолект

В социуме главной характеристикой любой языковой системы является ее функционирование. В мире существует огромное количество языков, которые являются средствами коммуникации разных этнических сообществ. Классификация этих языков осуществляется посредством родства, их происхождения, сходства и различия фонетических, морфологических и лексических систем и т.п. Любому коллективу или языковой группе присуща языковая вариативность. Так, к примеру, во время общения при смене адресата коммуникант может перейти от одного набора вербальных средств к другому, причем разговор будет вестись на одну и ту же тематику без какой-либо потери идей и смысла. Этот феномен и называется языковыми вариантами [Литературный язык и другие подсистемы русского национального языка]. Языковая вариативность или «субкод» представляет собой средство коммуникации более узких кругов, включающие в себя по сравнению с языковой системой (кодом) небольшой набор коммуникативных задач. Дифференциация языковых вариантов осуществляется согласно гендерному и возрастному признаку, социальному статусу и уровнем нормирования.

На рубеже 20-30-х годов XX века в русском языкознании живую речь начинают рассматривать в рамках социального аспекта. Особый вклад в развитие этого нового лингвистического направления (социальная диалектология) внесли такие русские ученые как Е.Д. Поливанов, Н.М. Каринский, В.В. Виноградов и многие другие. В списке терминов, которыми можно апеллировать, появляется социальный диалект.

В социальной диалектологии язык рассматривается не только как языковая системность, но и как продукт социальной жизни и социальных взаимоотношений индивида, причем индивидуальная речь расценивается как речевой акт одного индивида, так и коммуникация целой группы людей.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Принято различать территориальные и социальные диалекты (социолекты). Понятие «социолект» или социальный диалект подразумевает набор вербальных (лексических и стилистических) особенностей, которые являются характерными для некой социальной группы — возрастной, гендерной, сословной, профессиональной и т.д. [Социолект. URL: https://www.psyoffice.ru]. Так, профессиональный язык работников за компьютерами, школьный жаргон, молодежный сленг, воровское арго являются одними из разновидностей социолекта. Термином социолект признано обозначать разнообразные и отличные друг от друга языковые образования с одним общим признаком внутри: они служат средством коммуникации социально ограниченных групп коммуникантов.

Однако, социолект нельзя назвать целостной системой коммуникации. Это в большей степени лексическая особенность речи, поскольку грамматическая и синтаксическая составляющая социолекта во многом повторяют модели, правила и установки общепринятого национального языка. Одним из первых о молодежном языке стал говорить Чуковский К.И.. Писатель пытался понять внутренний мир подростков, которые находятся в поиске «новых, небывалых, причудливых, экзотических слов — таких, на которых не говорят ни учителя, ни родители, ни вообще старики…, что они стремятся создать для себя язык своего клана, своей «касты» — собственный, молодежный язык» [Чуковский 1962:105]. Социолект — это субкод, подъязык, вмещающий в себя социально маркированные лексемы, образующие собой кодифицированную подсистему определенной социальной общности [Социолект. URL: https://www.psyoffice.ru]. Так, молодежный социолект является своего рода унифицирующим звеном, связывающие ненормативные языковые явления с литературной нормой английского языка. К социолингвистическим параметрам речи молодых людей относятся: социальная принадлежность (род или вид деятельности), возрастной критерий (студенты или школьники), гендерный критерий, уровень образования, а также территориальный признак (пригород или город). Помимо возрастных качеств, подростки обладают также и другими, не менее важными качествами, к примеру: психологические особенности (стремление к самоутверждению в кругу своих сверстников и необходимость в друзьях), социальные качества (затрагивающий всех молодых людей процесс социализации, в ходе которого формируется личность и происходит приобщение к духовным и материальным правилам жизни общества), а также культурологический признак (формирование своего аутентичного социокультурного пространства, которое будет противоречить традиционной культуре взрослых). Для номинации актуальных для носителя молодежного социолекта понятий, используются прежде всего лексемы из литературного языка без какого-либо разрушения словоформы. Однако, в ходе переосмысления происходит семантико — метафорический или метонимический перенос значения этих лексем. Характер такого рода переосмыслений довольно специфичен, поскольку у носителей молодежного языка своеобразное мировоззрение и психология. Российский лингвист и специалист в области лексикологии Крысин Л.П. при рассмотрении особенностей речевого поведения индивидов в референтных социальных группах или общностях во время внутригруппового общения отмечает, что существует тенденция к элиминации (свертыванию) номинативов объекта речи и к детализации и конкретизации характеризующих и оценивающих средств языка [Крысин 1989: 85]. Это объясняется тем, что в ходе продолжительного сотрудничества и взаимного общения общий опыт членов молодежной группы является надежной основой для полного взаимопонимания без эксплицитного номинирования предмета речи. Однако, обмен оценками и характеристиками данного предмета между разными членами группы представляет собой самую суть референтной коммуникации [Крысин 1989 :85].

Территориальные диалекты в большей степени возникают вследствие перехода населения от одной точки местности к другой, наиболее ярко такого рода диалекты были представлены в период первобытно — общинного строя. Диалекты могут служить основой для создания общенационального языка. Так, к примеру, лондонский диалект послужил базой для создания современного литературного английского языка. Уже само название «территориальный» диалект предполагает в большей степени географическое, чем социальное, членение языка [Территориальные и социальные диалекты Великобритании. URL: https://www.kazedu.kz]. Однако, стоит отметить, что территориальная локализованность — одна из граней подсистемы национального языка. Еще одной ее гранью является и социальность, ведь местный диалект является средством коммуникации некого круга лиц, коммуниканты которой связаны между собой социальными отношениями. Многие социолингвисты убеждены, что в рамках языковой действительности территориальный диалект должен рассматриваться и как социальный диалект (социолект). Поскольку территориальный диалект обладает во многом смежными свойствами с социалектом. Например, ему также присуща социальная функция (у группы носителей диалекта имеются возрастные и гендерные ограничения); сфера функционирования диалекта сужается преимущественно до бытовых и семейных ситуаций; происходит изменение лексического строя под влиянием литературного языка СМИ, образовательной системы и т.д.

Стоит подчеркнуть, что российский лингвист М.Н. Петерсон в своей статье «Язык как социальное явление» определил, что появление социальных диалектов, также, как и возникновение территориальных диалектов, представляет собой естественное явление, однако, «различие заключается только в том, что они существуют не один около другого, как диалекты, а один над другим». В связи с этим, следует вывод, что территориальный диалект и социальный диалект из-за их неоднородности стоит рассматривать в качестве разных субкодов.

Как специальная социологическая отрасль социология языка занимается изучением взаимосвязей языка и общества, отношений между социальными ролями и статусами и средствами языка, а также изучением языковых различий в качестве отражения стратификации и социальной структуры. В 20- ом веке на стыке лингвистики и социологии в языкознании возникает особое научное направление — социолингвистика. Американский исследователь Лабов У. — один из основоположников современной социолингвистики — отмечает, что основной задачей социолингвистики является изучение языковой системы в рамках социального контекста. Для обозначения речи молодежи самыми распространёнными и наиболее используемыми являются «молодежный сленг», «молодежный жаргон» и «язык молодежной субкультуры» (арго). Поскольку язык представляет собой код, социально замкнутые группы лиц стараются таким образом зашифровать (закодировать) свое послание, используя в специфичной форме лексемы, чтобы оно было понятно исключительно только им. Такой вид языкового обособления носит название арго (язык молодежной субкультуры) [Арго. URL: https://ru.wikipedia.org]. Однако, язык арго не стоит путать с жаргоном. Во — первых, если арго может функционировать вне профессиональных рамок, то жаргону необходима обязательно профессиональная референтность и, во — вторых, рассматривая семантическую сторону арго и жаргона, у жаргона присутствует нотка уничижения [Яковиц 2010]. Ученые рассматривают молодежный жаргон в качестве сложной подсистемы английского языка, характеризующаяся избирательной системой семантических полей, пониженным лексическим реестром и рестрективностью круга носителей этого подъязыка. В добавок к этому, молодежному жаргону свойственны такие особенности, которые дают возможность не только определить жаргон как отдельную подсистему, но и обрисовать экстралингвистическую и лингвистическую специфику данного феномена. Так, в своих работах Уздинская Е.В. отмечает, что молодежный жаргон, используемый индивидом в возрасте от 14 до 29 лет во время непринужденного общения со сверстниками, выступает в роли подъязыка в рамках общенационального языка. Главными характеристиками молодежного жаргона является особый набор лексем с особой спецификацией значения, а социально- демографическая группа, идентификационным признаком которой является возраст, в составе этноса является носителями этого подъязыка [Уздинская 1991: 28].

Еще одним социально специфическим субкодом молодежного языка является молодежный сленг (youth slang), о котором широко заговорили в начале XIX века. В устной английской речи история возникновения слова slang до сих пор неизвестна. В английских текстах это слово было впервые зафиксировано в 18 веке, значение которого было «оскорбление». Затем в 1850 году эта лексема стала обозначать «незаконную просторечную лексику. Приблизительно в это время начинают появляться синонимы к слову slang: argot, язык, который предпочитала аристократия и lingo, используемый зачастую низшими слоями общества [Patridge 1972: 131]. «В период развития молодежного сленга с начала XX столетия учеными-лингвистами отмечаются три этапа. Первая волна приходится на 20-е годы XX века, когда в ходе революции возникает толпа беспризорников. В результате чего, речь молодежи наполняется «блатными» лексемами. В 50-е годы XX века начинается второй этап, когда все танцплощадки и улицы заполняют «стиляги». Однако, период появления последней волны молодежного сленга связан не с временем бурных событий, а с эпохой застоя, когда возникают разного рода неформальные движения молодежи. Этот период приходится на период 70-80-х годов XX века. Начинается формирование «хиппующими» молодыми людьми своего уникального системного подъязыка (сленга), как протестующий языковой жест в сторону официально принятой светской идеологии [Ильиш 1968]. Сленг — это набор слов и выражений, который используется людьми различных профессиональных групп или социальных прослоек. Американские ученые Дж. Б. Гриноу и Дж. Л. Киттридж дали сленгу следующую характеристику: «сленг — язык-бродяга, который слоняется в окрестностях литературной речи и постоянно старается пробить себе дорогу в самое изысканное общество» [Сленг. URL: https://ru.wikipedia.org]. Многие лексические единицы и словарные обороты, которые изначально относились к сленгу, плавно перекачивали и крепко основались в рамках современного литературного языка. Одним из общеизвестных примеров сленга является молодежный сленг. Молодежный сленг активно используется в среде коммуникантов возрастом 14-29 лет и в рамках замкнутых референтных групп. Такому роду сленга соответствует разговорная лексика, в некоторых случаях даже грубо — фамильярного характера [Сленг. URL: https://ru.wikipedia.org]. Главной особенностью молодежного сленга является его быстрая и постоянная изменчивость в связи со сменой поколений. Однако, если рассматривать социолект и молодежный сленг, то стоит отметить, что отличительная черта социолекта — это его многогранность, ведь молодежный сленг — это лишь один из социальных лексических пластов, главным критерием которого является возрастная особенность.

Таким образом, реализация национальных языков в современном мире происходит в различных подсистемах (подъязыках), которые могут использоваться не только референтными группами, но и в рамках разного рода общественной деятельности. Перемены в экономике, культуре и изменения в языковом облике, главным образом, отражаются на языковой структуре молодежи. Это обусловлено появлением новых фразеологических, грамматических и лексических единиц. Молодежная субкультура — это особый социокультурный феномен со своими определенными ценностями, специфическими образцами и нормами поведения, собственной статусной структурой и набором предпочтений и вкусов. Для подростков важна публичная демонстрация своей языковой принадлежности — иными словами, «предъявление своего языкового паспорта». Многие ученые считают молодежный социолект одной из сфер возникновения и по-настоящему активным каналом для распространения разного рода языковых новообразований.

1.4Сущность понятия «манипулятивная стратегия» в парадигме современного переводоведения

Сознательно или целенаправленно, чтобы достигнуть своих собственных целей, коммуникант использует особенности устройства и употребления единиц языка или же прибегает к языковой «перестройке», создавая при этом свой лексико-фразеологический тезаурус, в состав которого входят целый ряд концептуальных метафор, символов и т.д. [Будаев, Чудинов 2006: 18]. Вербальная манипуляция осуществляется при помощи «значимого варьирования», когда из огромного количества языковых средств отбираются те, оттенки которых в последующем окажутся выигрышными для манипулятора [Доценко 1997: 42]. Под понятием «манипулятивный речевой акт» принято понимать высказывание, «когда говорящий, вербально сообщая одно, желает достичь какой-либо цели, никак не обозначенной словесно» [Ермакова 1993: 51]. Такого рода подмена приоритетов высказывания и является воплощением манипуляции, а удачное сочетание задач, целей и средств для их достижения и выполнения представляют собой манипулятивную стратегию. Удачно и грамотно подобранное сочетание лексем, направленное на вызывание необходимой манипулятору реакции как у отдельного индивида, так и у целой социальной группы принято называть стратегией манипулятивного дискурса. Осуществляется общее осознание прагматической интенции оппонентом, но благодаря различным средствам ее реализации и полной убедительности происходит завуалирование прагматической установки коммуникативной стратегии, ее контуры становятся на столько размытыми, что преимущество оказывается на стороне манипулятора [Степанова 2009:157].

В зависимости от коммуникативной ситуации «доминирующие стратегии организации дискурса могут быть осознанными или спонтанными» [Степанова 2009:158]. Коммуникативные манипулятивные стратегии в молодежном социолекте являются в большей своей степени осознанными, нежели чем спонтанными, поскольку необходимо продумать выбор одной или нескольких манипулятивных стратегий, определить ряд доминирующих потребностей, которые толкают коммуниканта на процесс манипуляции, осуществить выбор вербальных средств коммуникации, приемлемых для той или иной ситуации. Следовательно, манипулятивный дискурс представляет собой «целостное образование, включающее имплицитную часть (концептуальная основа, доминирующий мотив, стимул, колебание доводов) и эксплицитную часть (вербальные и невербальные средства)», благодаря которым происходит осуществление замысла манипулятора [Степанова 2009:158].

В молодежном социолекте стратегии манипуляции могут располагаться в двух плоскостях: в чужой среде общения и в своей среде общения [Будаев, Чудинов 2006]. Стратегии манипуляции, используемые в «своей» среде общения, включают в себя употребление молодежных социолектизмов для создания доверительных отношений между манипулятором и молодым поколением. В то время как, манипулятивная стратегия, расположенная в изначально «чужой» среде общения, предполагает использование лексем в необычном для них семантическом окружении, когда мнение индивида или нескольких индивидов переносится на какую-то конкретную социальную группу, т.е. происходит социолектное приращение смысловой нагрузки лексемы. В своем двухтомнике «Принципы языковых изменений» американский социолингвист У. Лабов выделил в социогруппе две составляющие: лидера, который оказывает вербальное воздействие и стратегии манипуляции которого едва различимы группой лиц, и аутсайдеров (чужаков), ту самую группу лиц, которые не могут усвоить культурные и языковые ценности группы.

Манипулятивные приемы воздействия в рамках молодежного социолекта могут быть как логическими (воздействие на разум реципиента), так и эмоциональными (воздействие на каналы восприятия информации), количество которых во многом зависит от задач и целей манипулятора. Суть логического приема манипулятивного воздействия заключается в подмене одной точки зрения, в упрощении информации, в использовании статистических данных или каких-то показателей, в переносе смыслового акцента, а также в обсуждении слухов с использованием мифологических элементов. А к эмоциональным приемам следует отнести разного рода повторы (фрейм, анафора, эпифора, анадиплосис и т.д.), использование параллельных конструкций, пословиц и поговорок, фразеологизмов, идиом, элементов невербального общения и, конечно же, юмора [Казаков 2013: 89].

В своей книге «Человек — манипулятор. Внутреннее путешествие от манипуляции к актуализации» американский психолог Эверетт Шостром рассматривает четыре основных характеристики манипулятора: активный манипулятор, пассивный манипулятор, манипулятор с духом соперничества и абсолютно равнодушный манипулятор. Активный манипулятор всячески пытается влиять на аудиторию. Он всегда полон сил, и для него не существует слова «усталость». При любом удобном случае он демонстрирует свое социальное положение (отец, руководитель, президент компании и т.д.). Активному манипулятору доставляет удовольствие картина беспомощности людей. Для него нет законов и правил. Абсолютная противоположность активному манипулятору является пассивный манипулятор. Больше всего такому манипулятору подходит роль «угнетенного». Он частично отдает бразды правления активному манипулятору, результатами которого впоследствии будет пользоваться сам. Для манипулятора с духом соперничества целью является первое место, второго и третьего попросту нет. Такой манипулятор невероятно бдителен. В своей игре он использует преимущественно методы «гнобления» и «угнетения». А равнодушный манипулятор попросту проявляет индифферентность.

С целью увеличения уровня прагматической интенции манипулятор может пользоваться техникой «запугивания» (вербальная угроза + невербальные сигналы), прибегает к помощи «эмотирования» (стимулирование психоэмоционального состояния реципиента), использует «скрытое принуждение» (завуалирование прагматической установки коммуникативной стратегии стилистическими средствами) или же использует тактику «ложного вовлечения» («вовлечение партнера в какие-либо процедурные или поведенческие действия, необходимые для реализации основной цели манипулятора») [Манипулятивные технологии делового общения].

Таким образом, мастерское использование и комбинирование техник и приемов, правильный выбор мишени (жертвы), колоритная игра средствами языка, соблюдение правил построения высказывания — залог успеха любой дискурсивной стратегии манипуляции, которая может быть осуществима не только в рамках молодежного, но и в ряде других социолектов. Однако, стоит отметить, что результат стратегии манипуляции во многом связам с психологическими процессами интроекции реципиента (степени принятия «в свой внутренний мир воспринимаемых им взглядов, мотивов и установок других людей») [Манипулятивные технологии делового общения]

1.5

1.5 Разновидности переводческих стратегий в рамках молодежного дискурса

Парадигма современного переводоведения уже давно находится за пределами лингвистической теории перевода и ведет прогрессивное развитие в качестве междисциплинарного направления, которое дает возможность инкорпорировать разного рода достижения как в области семиотики и литературоведения, так и в области культурологии и социологии для решения своих всевозможных задач. Определение ключевых понятий перевода, к числу которых несомненно относятся и стратегии перевода, является одним из главных вопросов теории перевода.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

По своей природе термин «стратегия перевода» является многоликим и неоднозначным. В молодежном дискурсе под этим термином понимают совокупность задач «переводчика по выбору текста для перевода и выработке метода для его перевода» [Venuti 2001: 240]. При этом, эти две разновидности задач будут детерминироваться разными факторами: возрастным, культурным, психологическим и социальным. Селекция текстов весьма диагностична касательно особенностей культуры и восприятия реципиента [Михайлин 2002].

Объединив мысли своих выдающихся современников И. Гердера, И. Гете и А. Шлегеля, немецкий философ Фридрих Шлейермахер утверждал, что имеется лишь только два метода интерпретации текста: «Либо переводчик оставляет, насколько это возможно, в покое автора и переносит читателя к нему. Либо он оставляет в покое, насколько это возможно, читателя и переносит к нему автора» [Schleiermacher 1813: 242]. Согласно данной оппозиции ученые — лингвисты выделяют две разновидности переводческих стратегий — доместикацию и форенизацию, выбор которой будет зависеть полностью от того, желает ли переводчик сохранить культурные и лингвистические отличия аутентичного текста или делает попытки создания более понятного и доступного варианта перевода для принимающей культуры.

Стратегия «доместикации», согласно определению Ф. Шлейермахера, это не что иное как «этноцентрическое редуцирование оригинального текста в соответствии с культурными ценностями языка перевода» [Schleiermacher 1813: 242]. Другими словами, стратегия «доместикации» заключается преимущественно в репрезентации аутентичного текста в более понятных и приемлемых понятиях, терминах и высказываниях принимающей реципиентом культуры. Такого рода стратегией пользовались переводчики со времен существования Римской империи. Они старались редуцировать всевозможные инокультурные, чужеродные маркеры в текстах греческого происхождения, насыщали эти тексты аллюзиями на римскую культуру, а иногда даже изменяли их авторство (выдавали переводы за свои собственные оригинальные произведения). В настоящее время во многих странах эта стратегия является часто используемой и наиболее распространенной.

Для того, чтобы реципиент по-настоящему ощутил всю «инокультурность» аутентичного текста, переводчиками используется другого рода переводческая стратегия — форенизация. Эта стратегия подразумевает «этнодевиационное сопротивление ценностям культуры переводного языка, фиксирующее лингвистические и культурные отличия оригинального текста» [Schleiermacher 1813: 242]. Такая стратегия коренным образом меняет негативную точку зрения относительно интерференции, то есть влияния языка оригинального текста на язык интерпретатора.

Из двух дефиниций (доместикации и форенизации) можно сделать вывод, что они носят идеологический характер, поскольку и в том и в другом определении прослеживается предпочтение и, следовательно, навязывание слушателю или читателю либо ценностей языка перевода, либо ценностей исходного языка. И действительно, во время интерпретации текста чужой культуры, при этом учитывая правила и ценности культуры своего собственного языка, переводчик осуществляет зачастую неосознанную манипуляцию сознанием слушающего или же читателя. Большинство теоретиков перевода обращают внимание на необходимость создания «в процессе перевода тексты, обладающие способностью непосредственного эстетического воздействия» [Казакова 2006].

Стоит также отметить, что язык молодежного дискурса полон разными типами новообразований: потенциальными словами, неологизмами и окказионализмами. Безусловным остается тот факт, что они могут вызывать трудности при переводе. Как утверждает Попова Т.В., те слова, которые образуются по наиболее продуктивным языковым моделям словообразования без нарушения каких-либо законов языка, называются потенциальными словами. Они уже имеют потенциальное существование в языковой системе, но лишь благодаря внешнему стимулу, который будет обусловлен речевой ситуацией, эти слова станут ходовыми [Попова, Рацибурская 2005: 39]. Под термином «неологизм» Попова Т.В. подразумевает такого рода слова, которые совсем недавно приобрели узуальность и имеют оттенок новизны и свежести на протяжении некоторого времени [Попова, Рацибурская 2005: 25 — 27]. Впервые о термине «окказионализм» или «окказиональное слово» в 1880 году заговорил немецкий лингвист Г. Пауль. В своем труде «Принципы истории языка» он отмечает, что «в узуальном плане слово многозначно, а в окказиональном — всегда однозначно, при этом оно всегда богаче узуального по содержанию и уже его по объему» [Пауль 1960 :93]. Вплоть до 1957 года «окказионализм» и «неологизм» были синонимичными понятиями. Однако, в этом же году в статье под названием «Окказиональные слова и лексикография» Н.И. Фельдман впервые обособленно использовала термин «окказионализм». Под этим термином она подразумевала «слово, образованное по языковой малопродуктивной или непродуктивной модели, а также по окказиональной (речевой) модели и созданное на определенный случай либо с целью обычного сообщения, либо с целью художественной. Подобно потенциальному слову, окказиональное слово есть факт речи, а не языка» [Фельдман 1957 :257].

В авторитетном англоязычном словаре «Cambridge Dictionary» можно встретить следующее определение «окказионального слова»: «a nonce word, or occasionalism, is a word invented for a particular occasion or situation». В английском языке прародителем термина nonce words является британский лексикограф и редактор англоязычного Оксфордского словаря Джеймс Мюррей. Несмотря на то, что окказионализмы не входят в рамки словарного достояния какой-либо нации, они являются частью стилистической дифференциации лексической системы определенной нации.

Во время перевода безэквивалентных лексем переводчики часто прибегают к описательному переводу. В переводческой практике такого рода перевод является эффективным и универсальным, поскольку язык перевода по определенным причинам не обладает соответствующими и необходимыми понятиями. Этот перевод легок в применении, но в большинстве случаев полученный в ходе описательного перевода эквивалент теряет оригинальную эмотивною коннотацию.

Еще одним способом перевода является калькирование. Данный способ перевода выражается в интерпретации слов и выражений с помощью лексических средств языка перевода с полным сохранением морфемных и лексических форм аутентичного текста. Зачастую такого рода способ является единственным для получения наиболее удачного перевода.

Также наиболее употребимыми способами при переводе окказиональных слов являются функциональная замена, транскрипция и транслитерация. Транскрипция — это воспроизведение элементов иностранной лексемы с помощью набора письменных знаков (фонетического алфавита) языка перевода, а транслитерация — воспроизведение буквального состава иностранной лексемы. Используя такие переводческие трансформации, интерпретатор осуществляет заимствование морфем из языка оригинала в язык перевода. Однако, как транскрипция, так и транслитерация не могут использоваться довольно часто в виду корпусных различий языков. Однако, в некоторых случаях ни транскрипция, ни калька, никакие другие переводческие трансформации не способны адекватным образом передать смысл и семантику некоторых морфем. Тогда переводчик прибегает к контекстуальному переводу, в ходе которого происходит появление окказионализмов в языке перевода. При этом стоит подчеркнуть, что гонка за эмотивной составляющей может привести к потере денотативного значения аутентичного окказионализма.

Помимо выше перечисленных стратегий в рамках перевода текстов молодежного дискурса также могут встречаться: транспозиция (основной смысл которой заключается в замене одной части речи на другую часть речи при полном сохранении смысла всего высказывания), модуляция (варьирование смысловым значением сообщения для того, чтобы передать одну и ту же мысль) и компенсация или добавление (когда некоторые стилистические особенности или элементы, несущие смысловую нагрузку, невозможно передать на языке перевода достоверно. В связи с этим интерпретатору необходимо добавить какие-то языковые элементы для сохранения социального и культурного колорита аутентичного текста).

Таким образом, поиск эквивалента к молодежным переименованиям аутентичного текста всегда является затруднительным моментом для переводчика. В процессе перевода интерпретатору необходимо использовать разного рода переводческие стратегии для того, чтобы точно, адекватно и без каких — либо потерь донести высказанную мысль до адресата.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Вывод по первой главе

Структура любого национального языка не является гомогенной, поскольку, несмотря на то, что этот язык — это средство коммуникации целого общества, существуют и такие социально маркированные языковые подсистемы как «социолекты», которые обслуживают определенные страты или замкнутые референтные группы. При этом, каждый социолект обладает своей психологической, социальной и биологической природой. Рассматриваемый в данной работе молодежный социолект представляет собой уникальную подсистему национального языка, которая используется в ходе процесса коммуникации, определяется возрастным критерием, характеризуется преобладанием эмоционально — оценочной лексики и базируется на статичной для всех стилей речи системе лексических, грамматических и фонетических средств. Та амбивалентность, которая присуща социальному статусу молодежи (еще не взрослый, но уже не ребенок), способна оказать огромное влияние на отношение подрастающего поколения относительно речевой деятельности. Молодежный социолект включает в себя ряд лингвосемантических явлений, которые со временем проникают в разные страты национального, литературного языка. Лингвокреативные способности молодежного социолекта отличны как от языковых реализаций других социальных (возрастных) групп, так и от языкового (литературного) стандарта.

Осуществляя дискурсивный анализ молодежного социолекта, следует вывод, что для моделирования коммуникативно-психологического образа, как отдельной языковой личности, так и социальной группы в целом, необходимо рассмотреть производимые этим индивидом тексты, при этом учитывая социальные, культурные, профессиональные, возрастные, гендерные и психологические факторы. В рамках современной лингвистики существует два метода формирования портрета языковой личности: от индивида к воспроизводимому им тексту и от порождаемого текста к индивиду.

Раскрываемый в этих текстах прагматический потенциал молодежного дискурса представляет огромный интерес у социолингвистов. Ведь молодежный дискурс — это сложная языковая знаковая система, в которой знак имеет как семантику (отношение к объекту) и синтактику (корреляция с другими знаками), так и прагматику (использование коммуникантами языковых знаков). Языковые знаки обладают возможностью производить впечатление на окружающих людей, а в некоторых случаях даже манипулировать ими. Изучение социолектных форм манипулятивной языковой реализации в рамках молодежного дискурса, где наиболее ярко отображается отношение коммуниканта к событиям, происходившим вокруг него, и способов наилучшей интерпретации данных форм на язык перевода, соответствует интересам современного переводоведения.

дискурс социолингвистика перевод молодёжный сленг

Глава 2. Манипулятивные стратегии в переводе молодежного социального диалекта

2.1Реализация потенциала языкового знака при переводе семантических деривативов молодежного социолекта

В молодежном социальном диалекте, вне зависимости от того, к какому языку он относится, основную роль играют слова, подчиняющиеся литературному стандарту, в которых происходят метафорические, метонимические и другие разного рода семантические сдвиги. Подобные образования русский сленголог Хомяков В. именует «семантической деривацией» [Хомяков 1980:187]. Социолингвисты определили, что в рамках смысловых структур стилистически нейтральных лексем появляются как стилистически сниженные, так и социально детерминитованные лексические варианты. Такого рода семантическая деривация возникает благодаря особой природе языкового знака, который обладает непомерными семантическими возможностями. Возникновение семантических деривативов имеет прямое или косвенное отношение к изначальным номинатам. Таким образом, благодаря новому семантическому заряду лексема приобретает двойное семантическое значение, как продукт ее переосмысления. Опираясь на молодежные журналы «Girl power» и «Entertainment» , а также словари Мюллера В.К., Молоткова А.И., Кудрявцева А.Ю. и Куропаткина Г.Д. можно определить, что, к примеру, семантически нейтральная лексема brain (мозг) представлена в молодежном социальном диалекте техническими, флористическими и другого рода метафорами: human computer (счетно- решающее устройство); program (программа); system (система); marrow (кабачок); cupola (купол, свод); upper-story (верхний этаж), belfry (колокольня), noodle (лапша), beam (балка),belt (ремень), pate (паштет) и т.д.; лексическая единица head (голова), которая может быть переводима в молодежных текстах как «башка» — nut (орех); loaf (батон); attic (чердак); gable (фронтон); dome (купол) knowledge-box (коробка знаний); pash (месиво); wig (шишка); crumpet (пончик); melon (арбуз); scone (кирпич); upper storey (верхний этаж); can (котелок); potato (картофель);pumpkin (тыква), noggin (маленькая кружка), skull (череп), gourd (тыква), fivehead (лоб), block (чурбан); лексема fat man (толстый человек) — whale (кит); tub (бочка) of lard (жиртрест); butterbun (толстый человек) -«bun»-сдобная булка; busted sofa (толстая женщина) — sofa (диван); all ass and no body (табуированная лексика) — толстый человек («ass»-задница); lardarsed fatty (табуированная лексика) — пухлозадая толстуха («arse» — задница), pig (свинья), blimp (дирижабль), bob (маятник), buffalo (бизон), cow (корова), hog (боров), yak (як), sow (свиноматка), hoss (конь), heifer (телка), dodger (бутерброд). Слово money (деньги) — bank (банк); beans (бобы); buck (щелчок); cabbage (капуста); dough (тесто); green (зеленый); lettuce (салат-латук); plastic (пластик); shell (шелуха); wad (связка), Benjamins (Бенжамины), bones (кости), bread (хлеб), cheddar (Чеддер), coin (монета), scratch (сатана), stacks (груда), wampum (ожерелье из раковин), nickel (никель), dead presidents (умершие президенты). Нейтральная лексема nose (нос) в аутентичном тексте может быть представлена метафорами такого рода как: button (пуговица), beak (клюв), nozzle (розетка), honker (клаксон), BMW (БМВ), snout (пятак), septum (перегородка), conk (носярник), swipe (коромысло), tampon (тампон), bill (клюв), horn (рог), muzzle (дуло), hooter (гудок), neb (рыло), proboscis (хобот), snitch (нюхалка), snoot (рыло), schnoz (пятак), schnozzle (пятак). Словосочетание junior student, которое во всех случаях можно перевести как «мелюзга», приобретает следующую пейоративную метафорическую окраску: worm (червь, а в переводе Ильина С.Б. произведения Стивена Фрайя «Моав — умывальная чаша моя», грязь); squidge (прыщ), fly (муха, клоп), small fry (мелкая сошка), accident (ходячее несчастье), chicken (курица), ankle biter (спиногрыз), crotch fruit (мелюзга), grasshopper (кузнечик, мелкий, мелочь зеленая), whipper (молокосос), snapper (луциан), youngin` (мелочь пузатая), wain (телега), varmint (шалун), midgets (лилипут), sweetie (малыш), shorty (коротышка), shawty (малыш), munchikin (гном), prestitot (молокосос), dwarfs (гном). А к лексической единице friend (друг), имеющей стилистически нейтральный заряд, в молодежном социолекте имеется такой ряд сленгизмов: bro (брат), bud (почка), oldman (старик), captain (капитан), cove (пещера), chief (лидер), duck (утка); speed (скорость); ace (туз); family (семья), amigo (амиго), chum (закадычный друг), confidant (наперстник), pal (собутыльник), bull (бык), cracker (крекер), crew (шайка), dog (собака), freaky freak of the week (дружбан — чудак), kid (ребенок), young buck (молодой щеголь), wingman (ведомый), road — dog (собака — поводырь), sister from another mister (карефан), road dawg (кореш, чувак) и т.д. Таким образом, значение лексемы, а именно, ее семантическая структура представляет собой сеть признаков, а признаки, выражаемые с помощью слов, образуют так называемую лексическую сеть, для осознания которой коммуниканту необходимо обладать ассоциативным мышлением.

По мнению многих ученых лингвистов, индивид неоднократно использует метафору в повседневной жизни, следовательно, метафоричные выражения находят отражение как в языке, так и в понятийной системе, в рамках которой происходят мыслительные процессы. Благодаря игре такой понятийной системы, которая в большей степени носит метафорический характер, происходит упорядочивание понятиями реальной картины мира, контактов с окружающими нас людьми и способов нашего поведения. В связи с этим можно определить, что сущность метафоры кроется в глубинах осмысления одного рода явлений в терминах и определениях явлений другого рода. А, как считает Михалева О.Л., «используя определенную метафорическую модель, говорящий способен построить выгодную ему картину мира в сознании слушающего» [Михалева 2004: 123]. Создаваемая в сознании реципиента красочная картинка способна оказать «на сознание чудодейственный эффект, надолго отшибая здравый смысл. Чем парадоксальней метафора (т.е. чем она дальше отстоит от реальности), тем она лучше действует» [Кара-Мурза 2001:442]. Так, к примеру, когда речь заходит о таких метафорах как: Internet is the grosser areas (Интернет есть похабные закоулки); love of money is a root of all evil (Любовь к деньгам есть корень всех зол); the belief in shamefulness is a root of all misery (вера в бесстыдство есть корень всех бедствий); The envy and bad thoughts are sources of bad wishes are sources of bad wishes (Зависть и плохие мысли есть (рождают) недобрые желания); Humility is the foundation of all the other virtues hence in the soul in which this virtue does not exist there cannot be any other virtue except in mere appearance (Смирение есть основа всех остальных добродетелей, следовательно, в душе, где эта добродетель не существует, не может быть других добродетелей, кроме простого внешнего вида); Passion is the evil in adultery (Страсть есть зло прелюбодеяния); Forgiveness is the remission of sins (Прощение-это отпущение грехов); Love is the beauty of soul (Любовь есть красота души); The greatest evil is physical pain (Самое великое зло есть физическая боль), Punishment is justice for the unjust (Наказание есть справедливость за неправедных); Each one of them is Jesus in disguise (Каждый из них есть сакральный Иисус), Love is a fruit in season at all times, and within reach of every hand (Любовь есть плод, зреющий на протяжении всего времени и висящий на расстоянии вытянутой руки); Joy is prayer; joy is strength: joy is love; joy is a net of love by which you can catch souls (Радость -есть молитва; радость есть сила: радость есть любовь; радость есть сеть любви, которой Вы можете поймать души); death is the road of awe (смерть есть дорога страха); Marriage is an indissoluble relationship (Брак есть нерастворимые отношения); Abortion is a grave evil (Аборт есть смертельный грех); The eye is the lamp of the body (Глаз есть светило тела); Vainglory is all the evil implications (Тщеславие есть все дьявольские последствия); Obsession with wealth is a root of all kinds of evil (Любостяжание есть корень всех зол); Committing adultery is a root of all evil (Прелюбодействие есть корень всех зол), в этом случае метафоры есть ничто иное как метафорические понятия (концепты), при неоднократном употреблении которых проявляется суггестивное свойство, т.е. внушение молодым людям определенного рода стереотипов и концептуальных установок через призму эмоционально-психологического состояния. Такие метафоры переводятся абсолютным калькированием. Они культурно обусловлены и справедливы для культурной среды (преимущественно для школы англиканской церкви).

В современном американском молодежном социолекте можно встретить такие понятийные системы, которые будут являться межкультурными, универсальными, а также которые могут существовать в двух культурах и более, к примеру, как в русской, так и в американской: thief — thieving magpie (вор — сорока-воровка); sleepy owl sleepyhead dozy tosser (сонная тетеря), blood turns to ice (кровь в жилах стынет), to make smb`s blood creep (от ужаса волосы встают дыбом); to talk — to chew the fat awhile (беседовать — жевать мочалку); from cover to cover( от корки до корки); a quick quid (халява);stoned (под кайфом, мертвецки пьяный); doldrums (депрессуха); to drink alcohol — to wet one`s whistle, to boom, to bevvy, to be on the bottle (пить алкогольные напитки — бухать); to throw dust in smb`s eyes/ a mist before smb.’s eyes/ muddy (stir) the waters (наводить тень на плетень), double dealing (двойная игра), hit the jackpot (сорвать куш), dark horse (темная лошадка), ace in the hole (козырь в рукаве, скрытое преимущество), at bay (в тупике), born yesterday (как вчера родился), brain drain (утечка мозгов), call girl (девушка по вызову), crack a joke (откалывать шутки). В добавок к этому, в американском социальном диалекте встречаются нетипичные русской понятийной системе метафоры, к примеру: the icing on the cake (все в ажуре), the icing fell off the cake with (остались рожки да ножки), baby cakes (любимый), sweet pea/honey (любимый), sparrow — fart (рассвет), brass monkey (чертовски холодный), beanpole (каланча), not a sausage (абсолютно ничего), hard cheese/hard cheddar (плохо дело), snake eyes (плохо дело), a cat in hell`s chance (провалиться с треском), to go down in flames (облажаться), birds of a feather (два сапога пара), drink like a fish (пить запоем), a crew loose (не все дома, не в своем уме), awash (завален), at the drop of a hat (в два счета), beat about the bush (ходить вокруг да около), eat smb`s lunch (нанести сокрушительное поражение), face the music (расхлебывать дело), fair and square (без подвоха), flub the dub (откосить от работы), get the ax (быть выгнанным из школы), kiss something goodbye (поставить крест на чем-л), dumb bunny (козел отпущения), back in the sun (почивать на лавках), Davil may care (до лампочки) и т.д. При этом, если в первом случае, в большей степени переводчик будет использовать буквальный перевод, т.е. будет производиться пословное воспроизведение аутентичного текста в единицах языка перевода, то во втором случае, будут использованы семантический и коммуникативный способы перевода, т.е. будет учитываться как контекстуальное и содержательное, так и эмоционально — эстетическое значения элементов оригинального текста в единицах языка перевода.

Во время изучения метафорической системности стоит брать во внимание понятия освещения и затемнения некоторых аспектов номинативной лексемы, ведь в момент осмысления нескольких аспектов одного понятия лишь некоторая часть освещается в терминах других, а другая часть претерпевает затемнение. Так, к примеру, в период любовных отношений молодые люди помимо ощущения сладостных чувств ссорятся и испытывают страдания и мучения.

Также метафора может служить яркой и точной характеристикой лица. Как писала Арутюнова Н.Д., метафора — это «приговор, но не судебный», помогает раскрыть сущность метафоры, которая является эффективным средством при описании портрета и характера личности. Например, в романе Стивена Фрайя «Моав — умывальная чаша моя», перевод которого осуществил русский переводчик Ильин С.Б., для образного описания пассажира, ехавшего с главным героем в одном купе, автор использует такого рода метафорические выражения:

Just me and this inexpressibly small dab of misery who told me in one hot, husky breath that his name was Samuelanthonyfarlowebunce.

Лишь я да это несказанно маленькое игралище невзгод, на одном жарком, хриплом дыхании сообщившее мне, что его зовут Сэмюэльэнтонифарлоубанс.

Ильин С.Б. при переводе словосочетания «small dab of misery» использует метод перевода под названием «модуляция» с целью сохранения эмотивности русского выражения, поскольку выражение «маленькое пятнышко страдания» или «маленькое пятнышко несчастья» в данном контексте сложно было бы назвать эквивалентным. А вот «маленькое игралище невзгод» — по — настоящему эмоциональный эквивалент, оказывающий непосредственное влияние на сознание молодых людей.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

The next compartment contained what appeared to be tiny trembling woodland creature.

В следующем купе как раз и обнаружилось существо, которое сильно смахивало на маленького дрожащего лесного зверька.

Данный пример ярко иллюстрирует применяемый переводчиком способ перевода — калькирование, иными словами, полексемный перевод аутентичного текста. Также Ильин использовал переводческую трансформацию — «добавление» частицы «как раз», и вместо стилистически нейтрального глагола «было похоже» используется молодежное переименование «смахивать». Все это предает предложению эффект так называемой «свойскости» в кругу подростков.

A brave nod and a great spreading of scarlet in downy, hamstery cheeks.

Храбрый кивок и разлив алой краски по покрытым пушком хомячковым щечкам.

The hamster-chick-squirrel-downy-woodland thing nodded to show that it saw. Хомячково-цыплячье-беличья пушистая лесная зверушка кивнула.

При переводе этих двух примеров русский переводчик Ильин С.Б. также, как и в предыдущем случае, использовал калькирование, поскольку этот переводческий способ является наиболее универсальным при работе с окказионализмами. Данный способ наилучшим образом помогает интерпретировать эмотивные переименования внутрикорпоративного общения в обществе молодых людей.

Приведенные примеры ярко иллюстрируют тот факт, что молодые люди (школьники), особенно когда они старше и опытней, любят глумиться над более младшими сотоварищами и новичками. Они называют их «зверушками», обесценивают их личность, употребляя в речи вместо личных местоимений he/she, безличное it и дают образные характеристики пейоративного характера. Особенно ярко этот тезис подтверждается следующим примером:

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

He had been treated like a worm when he was small, now it was his turn to treat those under him like worms.

В малые годы Мэйсона с ним обращались как с грязью, теперь настал его черед обращаться как с грязью со всяким, кто младше его.

Переводчик в этом случае использует при интерпретации модуляцию для создания привычной для русского языка формы: «обращались как с грязью», поскольку выражение «обращались как с червяком» звучало бы для реципиента странно.

Итак, метафору можно определить, как одно из главных средств языка, помогающие более колоритно передать оценочно-экспрессивное отношение молодого человека. В большей степени метафоры преобладают в письменной речи подростков, нежели чем в устной. Использование такого стилистического приема указывает на богатые знания и на образованность молодого человека. Преимущественно, образность и метафоричность встречается в автобиографичных произведениях или дневниках, в социальных сетях и разного рода блогах и журналах они встречаются крайне редко. Процесс декодирования одних метафор не требует особого труда, в то время как для расшифровки других метафор потребуются немалые интеллектуальные усилия. Как утверждает Байгарина Г.П., «активное использование метафоры с ее способностью воздействовать на восприятие действительности под определенным углом зрения является ярким примером отказа от открытой пропаганды тех или иных идей и перехода к завуалированному манипулированию массовым сознанием» [Байгарина 2004:18].

2.2Прагматическая функция аффективов на примере переводов художественных текстов, журналов и текстов высказываний молодежи в период предвыборной компании 2017 года

В современной лингвистике каждое высказывание имеет свой особый прагматический смысл. В свою очередь, процесс формирования значения того или иного речевого высказывания носит динамичный характер. В этом процессе главные роли отведены как говорящему и реципиенту, так и контексту высказывания и его пресуппозиции (т.е. прагматическому потенциалу). Данного рода взаимодействия должны соотноситься с целями коммуникативного события в рамках определенного речевого сообщения, при этом проявляется так называемый «социальный аспект правил взаимодействия (интеракции)» [Кунин 2005], основное внимание которого направлено на совокупность оценок речевого поведения говорящего. Наиболее подходящим из всех научных подходов к определению категории оценки является лингвопрагматический подход, поскольку каждое эмоциональное состояние говорящего выражается в оценке какого-либо объекта или ситуации. Оценка — это «объективно — субъективное или субъективно — объективное отношение человека к объекту, выраженное языковыми средствами эксплицитно или имплицитно» [Кунин 2005].

Данная жизненным понятиям совокупность оценок — это отражение действительных свойств объекта, точнее, выражение подростком своего психологического восприятия этого объекта. Сообщения, имеющее оценочною характеристику, главным образом определяют оценивающую коммуникацию, ведь, как известно, способность индивида к процессам рефлексии во всех своих красках представлена в речевом акте, в коммуникации адресанта и адресата.

Любое содержащее оценку высказывание предполагает селекцию семантических единиц, а также процесс интерпретации стереотипных (уже устоявшихся в рамках лингвокультурного общества) и личных оценочных представлений относительно какого — либо объекта.

Исследуя эмоциональную сторону языка молодежи, ученые рассматривают как уровень выразительности и силы проявления чувств и эмоций, восторга, переживаний и многих других эмоциональных состояний (аффектов) говорящего, так и силу психологического воздействия этих эмоциональных лексем на слушающего.

Аффектами называют особого рода эмоциональные состояния индивида, которые сопровождаются явными изменениями в человеческом психо — эмоциональном поведении. Это возникшая в ходе действия или какого- то поступка реакция, которая является эмоциональной окраской субъективного характера, учитывавшая при этом степень достижения заданной цели и удовлетворения стимулировавшей коммуниканта потребности. Аффекты способны формировать так называемые аффективные комплексы в восприятии адресата, при этом в его сознании формируется целостная картина ситуации. Главное отличие аффектов от чувств и эмоций состоит в том, что аффекты по своей природе протекают быстро и бурно, а в речи представлены четко и лаконично.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Впервые в 1987 году в своей научной работе «Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка» о эмотивной лексике заговорил доктор филологических наук и профессор Шаховский В.И. и определил две ее разновидности: коннотативы и аффективы. Он полагал, что аффективы — это специализированные эмотивы, поскольку их главной задачей является выражение чувств и эмоций. К аффективам он относил: междометия, наречия, эмоционально детерминированные прилагательные, ласкательные, бранные и табуированные лексемы. В то время как коннатотивы способны выражать психологическое состояние говорящего лишь в связанном виде через призму логико-предметной семантики. К коннотативам принято относить деривативы со всевозможными аффиксами, несущие в себе эмотивно-субъективную оценку, разного рода эмотивные лексемы коннотативного (вторичного) значения и т.д. Соответственно, коннотативы могут выражать эмотивную оценку с помощью семантического компонента лексемы, который представляет собой совокупность номинации предмета отражения и эмоционально — психическое отражение субъекта [Шаховский 1987].

Аффективы обладают яркой экспрессией, все эмотивные значения которых закреплены в словарях. Конструкции аффективов, которые способны выражать эмоциональное состояние говорящего, являются одной из главных характеристик живой молодежной коммуникации. В большинстве случаев аффекты в своей речи употребляют невоспитанные и малообразованные люди или истеричные люди, которые не способны держать свои чувства под контролем. Однако, стоит заметить, что во время стрессовых или волнительных моментов аффекты встречаются и в речи хорошо образованных, интеллигентных и уравновешенных людей. При ощущении кокой-либо эмоциональной напряженности подростку сложно произвести необходимую селекцию лексем и сформировать свои мысли таким образом, что они стали понятны окружающим. В добавок к этому, происходит увеличение числа клишированных фраз, слов-паразитов, фразы и выражения обретают незавершенность, множатся некорректируемые ошибки и в значительной мере происходит снижение словарного разнообразия речи.

— Cave, you fellows (Шухер, друзья), Blimey! (Пропади все пропадом!), Tish (Ой, да ладно тебе), So that`s it! (Вот оно что!), Ack (Прочь отсюда!), Lah-de-dah

(Нас не обманешь!), Now, now (Приди в себя, да хватит тебе), Yow/yowza (Вот это да!), Spiel (Треп), Spazz (Ну и коряга), Golly (то-то и оно), Bwah — hah-hah (злобный смех), Erm (Э-э-э), Hup (раз-два взяли), Hooray (Ура!), Lah- de-dah (Нас не обманешь), OopsWhoops (Упс) , Jeez! (Ух ты! Блин!), Phew (Фу- х), Gosh! (Черт!) и т.д.,

Just another tiresome squit. К самому заурядному занудному недомерку.

Hugh can sing splendidly. Хью-то поет будь здоров.

I was doubly arsey. Я был заднецей надменной.

That kind of nonsense. Билеберда.

How was he to know that Sir might come along before Dealey had taken them away and recognise the highly individual handwriting of the most impudent scoundrel. Откуда ж ему было знать, что директор заявится в кабинет еще до того, как Дили унесет из него всю почту, и мигом распознает весьма индивидуальный почерк самого дерзкого проходимца.

I suppose some rat-faced weasel from Maiden will be interviewed at any minute to give the other side of the hunting debate.

Полагаю, с минуты на минуту начнется интервью с каким-нибудь крысоликим пронырой из Нью-Мэлдена, который держится по вопросу об охоте совершенно противоположного мнения.

В приведенных выше примерах русский переводчик Ильин С. использует разного рода переводческие стратегии для наилучшего отображения особенностей молодежного дискурса. Так, используя одновременно метод «модуляции» и метод «добавления» (заменяя местоимение «another» на более подходящее в данном контексте местоимение «самому» и добавляя оценочный аффектив «заурядного»), переводчик тем самым создает дополнительный эмотивный эффект, в то время как перевод на подобии «К другому надоедливому ничтожеству» или «К самому утомительному ничтожеству» являлся бы не совсем эквивалентным относительно молодежной культуры. Тоже самое можно сказать и относительно последующих примеров. Во втором, третьем и четвертом примерах профессиональный переводчик также использует метод «модуляции», а во втором примере в добавок и метод «компенсации» или «добавления», для лучшего имитирования подростковой речи. Хотя подходящим эквивалентом к выражению «That kind of nonsense» могут являться и оценочные аффективы «чушь» / «бред», которые нисколько не уступают лексеме «билеберда» по уровню экспрессии. А в последних двух примерах переводчик выбрал наиболее универсальную и эффективную для данных случаев стратегию перевода — калькирование.

Подросток постоянно находится в поиске чего-то нового и занимательного. Многие СМИ с целью привлечения большего внимания придают своим изданиям «кричащий» вид не только путем использования броской и яркой обложки, но и путем богатого вербального наполнения. Так, рассматривая тексты молодежных журналов «Girl power» и «Entertainment», наиболее примечательными являются следующие аффективные синтагмы:

`s pretty awesome! Это невероятно! (Это ошеломительно!)

Maybe some of you are budding musicians or perhaps you`re just interested like I am in how they create music that lots of people want to hear.

Возможно, некоторые из вас музыканты в самом рассвете сил, или, возможно, вам, как и мне, интересно то, как они сочиняют такую музыку, которою хотят услышать толпа народу.

The pages turn themselves in this thriller, with razor-sharp humor and spine tingling fear enthralling you from star to finish.

Страницы этого триллера наполнены острым, словно лезвие, юмором и пронизаны чувством страха, пробирающим читателя до самых костей. Это приведет Вас в невероятный восторг, и Вы, не отрываясь, будите следить за тем, чем же закончится история знаменитости.

There are must-read series.

Эти серии книг должны быть обязательно прочитаны.

When Celestine is forced to make a split-second decision that consequently breaks a rule, her life is thrown into chaos.

Когда наступает такой момент, когда Селестайн приходится принимать решение в течении доли секунды, которое естественно противоречит правилу, ее жизнь покрывает кромешная тьма.

It`s such a blast! Это будет бомба!

Wow, that`s so amazing! Ничего себе, это так удивительно!

Now I`m in New York making this phone call and it`s pretty crazy.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Я сейчас в Нью — Йорке совершаю звонок. Это прям что-то из ряда вон выходящее.

Ariana is always on trend! Ариана всегда в тренде!

Be original! Будь яркой!

I was SO embarrassed and my face went bright red.

Я была ТАК смущена, что мое лицо залилось красным румянцем. I could sing my solo, but the incident was pretty embarrassing!

Я смогла спеть песню акапельно, но инцидент был довольно смущающим!

While one of the girls was telling a funny story I was drinking from my water bottle. Bad idea!

В то время как девчонка рассказывала забавную историю, я пила воду из бутылки. Это оказалось плохой идеей.

Here is 5 titles set to make a big splash.

Вот 5 названий, которые породят большой всплеск эмоций. If you demand answers, people assume you`ve dumb.

Если Вы требуете ответа, люди посчитают Вас дебилом.

This was really intimidating. Это было по — настоящему жутко.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

It feels real and genuine. Выглядит реалистично и правдоподобно.

The supremely talented Brit Tom Hiddleston…is making a run at becoming the next Michael Fassbender.

В высшей степени талантливый британец Том Хиддлстон находится в погоне за титулом «следующий Майкл Фассбендер».

A taut financial thriller. Напряженно финансируемый триллер.

Lucas is one of my favorites. (Лукас один из моих любимчиков)

У молодежи довольно слабый уровень интроекции: они очень сильно подвержены влиянию окружающего мира. Отсутствие чутко выраженных идей и идеалов влечет за собой поиск предмета подражания, какого-то дружественного совета или просто моральной поддержки. Этими слабыми моментами и пользуются СМИ. При переводе текстов журнала происходит максимальная эмфатизация (нет ни одной стилистически нейтральной лексемы), а в некоторых случаях и капитализация, чтобы имплицитно и не навязчиво заставить молодежь приобретать только что вышедшие в продажу книги, фильмы, диски с музыкой. Ведь раз в молодежном журнале размещают информацию, что это модно, каждый молодой человек захочет этот товар купить и «быть в тренде».

В период выборов 45-ого президента США в 2017 году подростки также ярко выражали с помощью аффективов свое мнение относительно двух лидирующих кандидатов, а именно Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. Проанализировав ряд текстов высказываний молодежи в период предвыборной компании, выяснилось, что молодежь находит в лице Дональда Трампа президента-чудовище, который постоянно толкает мир в бездну, черную дыру, из которой потом будет невозможно выбраться. Он развяжет шесть мировых войн, которые унесут жизни всех жителей США, и такая великая нация, как Америка, прекратит свое существование. Хиллари — меньшее из двух зол. Клинтон — именно тот человек, который считается в кругах молодежи настоящим спасителем как Америки, так и всего мира. Она ведет активную борьбу за права граждан, и мир с ней будет в безопасности.

Следовательно, вся манипулятивность находится в лексемах, которые обладают ярко выраженным коннотативным значением. В подтверждение этому профессор Иссерс О.С. в своем учебном пособии «Речевое взаимодействие» отмечает, что в языке встречаются ситуации, в которых «понятийный компонент вытесняется коннотациями» [Иссерс 2011:107]. Как правило, в молодежном социолекте лексемы могут обладать как положительной, так и отрицательной коннотацией, и тем самым выражают определенную оценочность. В манипулятивном дискурсе такого рода стратегия может быть представлена в двух вариантах: намеренной мелиорации и пейорации.

Преимущественно дискурсивная стратегия манипуляции намеренной мелиорации заключается в завышении оценки в процессе выбора номинации лица. Так, к примеру, нейтральное слово salvation (спасение) заменяется более метафоричной лексемой godsend (посланец небес) — Bunce had come as a godsend therefore, something to take my mind off my own fears. -Банс оказался посланцем небес, отвлекшим меня от моих собственных страхов (Стивен Фрай); лексема Specialist (специалист), которая используется в литературном английском языке, в меньшей степени употребляется в молодежном социолекте, на ее смену приходит слово, обладающее завышенной оценкой — Expert (эксперт) или Guru (Гуру). Лексему Chief (начальник) сменяют Manager (менеджер) или Supervisor (супервайзер), Creator (криэйтор, дизайнер) сменился на Art director (Арт-директор) и т.д. Такого рода слова коммуникант использует, чтобы расположить к себе и вызвать симпатию у окружающих. С помощью манипулятивной стратегии, основанной на положительных эмоциях, говорящий быстрее добьется поставленной цели и убедит оппонента в своей правоте.

Помимо положительно заряженных эмотивных лексем говорящий может намеренно использовать лексемы, содержащие пейоративную оценку. Согласно классификации разновидностей вежливости, автором которой является американский лингвист Робин Лакофф, поведение человека может быть вежливым, невежливым или даже грубым. Из этой разновидности следует, что к грубому поведению по праву могут относиться дисфемизмы. Как сам термин «дисфемизм», так и концептуальная база были заимствованы российской лингвистической наукой из западноевропейских стан. В период 90-х годов XX века на территории России начинаются исследования этого термина. Об этом могут служить многочисленные труды таких лингвистов как: Бойко Т.В., Островской Т.А., Абрамович Е.А., Беликовой О.В. и многих других. В словаре «Учебный словарь: русский язык, культура речи, стилистика, риторика» Матвеева Т.В. представляет «дисфемизм» в качестве резкой формы выражения своей эмоциональной оценки, подмены стилистически нейтральной лексемы на выражение, имеющее более грубую и сниженную стилистическую маркировку. Как утверждает Ахманова О.С., понятия «дисфемизм», «дефемизм» и «какофемизм» являются синонимичными.

Для того, чтобы показать свой статус, авторитет и быть своим в той среде общения, в которой они находятся, молодые люди используют дисфемизмы в своей речи как лексическую стратегию манипуляции. Основная цель такого рода переименований — повергнуть реципиента в шок. Адресанту заранее известно, что его речь с употреблением дисфемизмов будет воспринята окружающими грубой, однако, он намеренно заменяет нейтральную лексему на табуированную, чтобы усилить негативный эффект своей манипуляции. Как считает Бушуева Т.С., положительные языковые штампы (эвфемизмы) способны вуалировать референцию, в результате этого делают денотативное значение лучше, в то время как дисфемизмы способны лишь акцентировать референтность, соответственно, ухудшая денотативное значение [Бушуева 2005]. Дисфемизмы в отличии от эвфемизмов, имеющих положительный заряд, имеют негативную коннотацию. Так, к примеру, для обозначения девушек легкого поведения молодежь использует такого рода дисфемизмы: alley cat, approachable, baggage, bed-faggot, bit of fluff, bike, eye- candy, cracker, a bit of alright, a looker и т.д.

Также пейоративное манипулятивное воздействие возникает в результате снятия запрета на всеобщее обсуждение с помощью разного рода дисфемизмов отношений между полами. В таких дисфемизмах — переименованиях наиболее часто употребимы унижительные и даже оскорбительные лексемы. Например, такие молодежные дисфемизмы как: affair, afternoon delight, pitch, bush patrol, band somebody, park, beanbag, boink, yum — yum, get naughty и т.д.

Раскрепощенность и непринужденный характер англоязычной молодежной среды благоприятствует широкому использованию пейоративных эмотивов, которые направлены не на кодирование и скрывание подленного смысла лексемы, а на манипуляцию индивидом посредством пробуждения негативных эмоций относительно адресанта. Вот в связи с этим и употребляются в речи дисфемизмы. На данный момент сняты запреты с обсуждения не так давно табуированной темы, которая касается гомосексуализма. В результате чего, в американском молодежном социальном диалекте появляется ряд пейоративных дисфемизмов — active partner, babe, bird-tacker, chocolate bandit, body lover, brunser, bertie, bugger, jocker, drag queen, chicken, teeter — totter, bentshot и т.д.

Дисфемизмы обладают способностью обесценивать чувства человека. Главный отличающий дисфемизмы-переименования от сленга и вульгаризмов критерий — это намеренное и умышленное использование коммуникантом дисфемизмов, хотя в языке имеются номинации такого же референта, но более мягкого и более уместного в данной коммуникативной ситуации. При использовании дисфимизма говорящий желает «интенсифицировать негативный прагматический эффект» [Бойко 2006:9], таким образом запустить одну из дискурсивных стратегий манипуляции в действие.

Общение — это важнейшая для подростка или старшеклассника сфера жизнедеятельности. Чем удачнее складывается общение, тем лучше это отражается в будущем на личности. Неформальное общение подчиняется такого рода мотивам как: поиск наиболее выгодных психологических условий для коммуникации, ожидание сопереживания или одобрения, потребность в самоутверждении и жажда настоящей искренности и полное единство во взглядах. В молодежной среде невозможно осуществить полноценное общение без мастерского владения системой ее языка. Язык молодежи подразумевает использование аффективов как с точки зрения намеренной мелиорации, так и намеренной пейорации, бранных оборотов, употребление в речи междометий или просто каких-либо соединительных элементов предложений, которые не должны выражать отрицательных эмоций, а должны играть на руку молодому человеку.

2.3Полисемия и языковые штампы как дискурсивные стратегии манипуляции в переводе молодежного социального диалекта

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Как всем уже известно, с помощью языковых единиц могут осуществляться не только процессы абстрактного мышления и познания окружающего нас мира предметов, но и выражение эмоций, чувств, индивидуальных и социальных оценок, тем самым, происходит реализация эмоционально — психической сферы деятельности сознания человека. Одним из оценочных средств лексики является лексико — семантическая единица, именуемая «словесным ярлыком». Наклеивание (навешивание) словесных ярлыков заключается в том, чтобы дать «кому-либо или чему-либо поверхностную, одностороннюю характеристику, необоснованно приписывая кому-либо или чему-либо какие — либо свойства, качества и т.п., формально, шаблонно оценивать, характеризовать» [Молотков 1967].

Стратегия «наклеивания словесных ярлыков» состоит в использовании пейоративно окрашенных лексем с целью дискредитации планов и идей индивида, пробуждения у реципиента чувств предубеждения, ненависти и страха, при этом не прибегая к какому-либо анализу или объективной оценке. Такого рода стратегия нужным образом программирует сознание, как бы «вдалбливая» в сознание аудитории некие стереотипы и установки, основанные в большинстве случаев на искаженных понятиях и представлениях. [Стриженко 1998]. При рассмотрении этой манипуляции Цуладзе А. М. отмечает тот факт, что созданные и введенные в речь ярлыки или пейоративные языковые штампы употребляются говорящим целенаправленно. Их опасность кроется в том, что «они приживаются надолго, становятся привычными, повседневными словами, порой замещая, вытесняя другие — смежные, но менее агрессивные понятия» [Цуладзе 1999: 86-87]. Противиться такому навязыванию массовых стереотипов мышлению реципиентов довольно сложно, именно поэтому данная стратегия пользуется популярностью у манипуляторов, особенно в рамках молодежного дискурса.

Само понятие «ярлык» согласно учебному пособию по лексикологии, авторами которого являются Суздальцева В.Н. и Рахманова Л.И. включает в себя такого рода лексемы-номинанты, «которые представляют собой шаблонные прозвища, наименования кого-либо, далеко не всегда соответствующие содержанию названного лица, предмета и, как правило, выражающие крайне отрицательную оценку» [Рахманова, Суздальцева 1997:38]. Примерами словесных языковых ярлыков в молодежном социолекте являются: Fucked-up-edness (Ниначтонигодность), Soft (Олух), Daft (Остолоп), Squidge fly (Ничтожество), Miser (Скряга), Wicked (дрянная девчонка), Fat ugly unfunny lefty queer (Левак), Lunatic (Помешенный), Squits (Мелюзга), Wimp (Ботаник), Gangly (Долговяз), Buffoon (Шут), Poor old soul (Бедный старикан), Weasley cunt (Пакасный сволочонок), Blow — Lot (Гений), Freak (Придурок), Brain box (Дьявол головастый), Nature`s hanger on (Прихлебатель), Show off (Выпендреха), Pragger — Wagger (Болтун-Надоеда), Pig (Староста), Fag (Шестерка), Old bastard (Старый ублюдок), Feckless (Неродивый), Maths block (Математический кретин) и т.д [Stephen Fry 2004 пер. Ильина С.Б.]. Такие номинанты автоматически рисуют в сознании адресата негативный образ, создавая при этом окончательное, едва поддающиеся переосмыслению суждение, о названным таким словом человеке, не смотря на то, является ли правдой данная характеристика или нет.

Таким образом, словесные ярлыки — это феномен характерного отклонения от закрепленных в языке этико — речевых норм, который является неотъемлемой составляющей современного молодежного социального диалекта. Ядром семантического поля такого рода ярлыков служит враг или конкурент, ведущий какую — то вражескую, неприятную и неприемлемую для говорящего деятельность. Словесные ярлыки всегда экспрессивны по своей природе, поскольку предоставляют пейоративную, одностороннюю оценку какому-либо денотату, будь — то неодушевленный предмет или конкретное лицо, качество или действие.

В любом языке имеются двусмысленные (многозначные) слова или, как их иначе в лингвистике называют — слова-полисеманты. В большинстве случаев однобокое понимание слова или совокупности слов во фразе недостаточно, чтобы дать верную и точную интерпретацию двусмысленного выражения. В этом и заключается манипуляция двусмысленности или игра лексической многозначностью — в неумении реципиентом до конца осознать тонкую семантическую грань слова.

В первую очередь, явление полисемии возникает в связи с постоянным движением окружающего нас мира, который вмещает в себя огромное количество предметов и явлений действительности, требующие нового описания и своей собственной номинации. В результате любая, даже самая сложная языковая система страдает от нехватки терминов и слов. Следовательно, многозначность или полисемия слов в английском языке является интересным языковым явлением, демонстрируя при этом историю становления и развития, а также всю сложность, изобилие и богатство системы языка.

Так, к примеру, с появлением на экранах звезды американской дипломатии Джейн Псаки, официально представляющей Госдеп США, на просторах глобального Интернета появилось новое словечко — «Psaking» (на русс. «Псакинг» или «Парафрения»). Так говорят, когда человек не разобравшись, делает безапелляционные заявления, при этом путает факты и в последующем не извиняется. Это бы не стало термином, если бы не отражало качество всей американской демократии, качество глобальной политики США и качество граждан Америки в целом. Так называемый «Псакинг» сопровождается пафосом, который в большинстве случаев зашкаливает. Этим Псаки и вошла в языковую историю, поэтому «Psaking» — это уже навсегда.

Современное общество толерантно относится к языковому творчеству подрастающего поколения. Во многих случаях языковые нововведения получают узуальное распространение и могут активно использоваться представителями как отдельных микрогрупп, так и консорциума литературного языка. За счет лексем молодежного социолекта в настоящее время происходит масштабный прирост неологизмов литературного (национального) стандарта. Так, рассматривая, к примеру, языковой лингвокреатив американских подростков в Интернет-блогах, можно выделить следующие семантические вариации.

На появление и развитие многозначности главным образом влияет социальный аспект, поскольку любая социальная группа обладает своим собственным арсеналом терминов и экспрессивов, которые имеют свою культурную, либо профессиональную специфику. К примеру, имеющие дополнительную сему слово clever используется в качестве характеристики молодого человека, определяя при этом, что он не только умный, но и хитрый.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

I never got found out, clever, clever me.

Меня ни разу не схватили за руку» — видали, какой я умный?

Также еще одной причиной возникновения полисемантов в молодежном социолекте может служить психологический аспект. Это явление наблюдается, когда индивид по определенным причинам старается использовать какое — либо переименование вместо конкретного слова или термина в своем потоке речи, при этом сохраняя основную суть своего высказывания. Это может быть обусловлено разного рода запретами или просто соблюдением элементарных правил приличия в коммуникации. Например, для обозначения «женщины легкого поведения» подростки используют словосочетание «hard baby».

Камнем преткновения для лингвистов остается и разграничение понятий омонимии и полисемии. Омонимами принято считать слова, которые имеют разное происхождение. Еще одним различительным моментом этих двух понятий является опора на контекст. Но не во всех случаях контекст способен вывести на точное и необходимое семантическое значение слова. К тому же причины формирования полисемантов и омонимов во многом отличимые друг от друга. В процессе формирования омонимии довольно сложно просмотреть влияние каких-либо социальных, экономических или политических явлений окружающей нас действительности. На развитие омонимов во многом оказывают влияние исторические процессы формирования и реконструирования языковой системы, которые данная система претерпевает за время своего существования.

Гурова Ю.И. в своей статье «Морфологическая система глагола в древнеанглийском языке» выдвигает предположение о том, что возникновение полисемантического значения слова происходит в том случае, когда та или иная социальная группа начинает использовать в своей речи первичное и вторичное значения слова. Затем происходит постепенная фиксация данного слова в лексическом составе языка. Данный процесс протекает в период выхода слова за рамки использования какой-либо социальной группой, при этом оно обретает общеупотребительный характер. Иногда семантическое значение этого слова попадает в лексикографическое издание [Гурова 2012: 56].

Для человека нет ничего удивительного в использовании различных семантических значений одного и того же слова, поскольку человеческий мозг способен хранить в памяти масштабные количества информации, а при необходимых случаях восстанавливать и воспроизводить ту действительность, с которой связано значение того или иного слова.

Таким образом, в развитии полисемии принимают участие разного рода социальные и психологические процессы. Сохраняя свое постоянство и устойчивость, слова главным образом употребляются в прямой зависимости от той или иной конкретной ситуации. На сегодняшний день в лингвистике существует два пути развития слов — полисемантов: цепочный и радиальный [Смородинова 2008: 163]. Цепочный путь развития полисемии предполагает, что значение последующего слова формируется главным образом из значения предыдущего, несмотря на то, что последующее может абсолютно отличаться от исходного смысла. Тем самым, образуется логический линейный ряд. Выпадение какого — то элемента из этой цепочки повлечет за собой нарушение, а потом дальнейший ее распад. В связи с этим цепочный (линейный) метод развития полисемантов встречается крайне редко. Примерами цепочного метода развития полисемии могут служить следующие слова:

Brain: 1) мозг — орган, который располагается в черепной коробке и осуществляет контроль над функционированием организма и мыслительных процессов 2) если мы говорим, что человек обладает хорошим мозгом, мы имеем в виду, что этот человек хорошо образован и умен 4) лидер компании, принимающий главные решения, тоже является мозгом [Мюллер 1969: 15].

Picture: 1) картина 2) фотография (pic) 3) телевизионное изображение 4) (movie) фильм 5) картинка, создаваемая в сознании человека [Мюллер 1969: 82].

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Screen: 1) плоская вертикальная поверхность, на которой появляется телевизионное изображение 2) авиа. защитная решетка 3) авт. ветровое стекло

Второй путь развития — радиальный — используется довольно широко. Здесь в качестве нерушимой базы выступает центральное, денотативное значение, а уже от него отходят производные коннотативные значения. Главное отличие радиального пути развития полисемии от цепочного или линейного пути заключается в том, что любое производное образуется от исходного, а не от предшествующего его значения. К примеру, радиальный путь развития семантических коннотативных значений могут служить такого рода слова:

Step: 1) шаг 2) ступень, ступенька; подножка, приступка; порог; подъём 3) действие, которое предпринимает человек для достижения какой — либо цели.

Lion: 1) лев 2) pl. достопримечательности 3) знаменитость 4) сильного, смелого и храброго человека также называют львом.

Spring: 1) исток, место вытекания родника 2) начало, происхождение 3) рассвет 4) поросль 5) прыжок, скачок 6) упругость, эластичность 7) живость энергичность.

По утверждению профессора Кузнецовой Э.В., «каждый лексико — семантический вариант слова, его отдельное значение представляет собой такую единицу лексической системы, которая реализуется на уровне синтагматического функционирования слова» [Кузнецова 1982: 99]. У переводчика при интерпретации такого рода единиц лексической системы могут возникнуть некоторые затруднения или даже ошибки. Поскольку необходимо брать во внимание тот факт, что переводчику приходится работать со словами, семантическое значение которых несколько размыто, а их значения не в полной мере освещены словарями. А чтобы добиться качественного и точного, как считает Латышев Л. К., необходимо последовательно исключать из всевозможных вариантов отрицательный материал.

При переводе полисемантов аутентического текста могут наблюдаться как грубые искажения, так и неточности, и неясности, поскольку неопытные переводчики зачастую выбирают неправильный подход, который выражается либо в буквализме, либо в «вольности» перевода. В своей книге «Теория и методы перевода» Миньяр — Белоручев Р.К. представляет нашему вниманию классификацию, основанную на критерии прибавления, а также потери информации, т.к. именно эти критерии представляют собой грубые переводческие ошибки. Немного упростив данную классификацию, Ковалева К.И. в своем труде под названием «Оригинал и перевод: два лица одного текста» проводит анализ переводческих ошибок относительно трех критериев: ошибочная (неадекватная) замена, ошибочное приращение и опущение.

Как уже было определено ранее, язык — это сложная знаковая система, в которой знаки связаны между собой разного рода содержательными и формальными отношениями. Использование знаков в той или иной структуре языка подчиняется определенным правилам, которые являются строго обязательными (языковые нормы), либо предпочтительными или возможными (норма речи). А какие-либо нарушения в языковой структуре приводят к неправильности речи [Комиссаров 2002: 327]. В результате недостаточного владения техникой перевода и неполного освоения теоретической базы на практике у переводчика нередко можно встретить пропущенные предложения, проглатывание выражений и фраз во время устного перевода, небрежность при переводе или элементарные несоблюдения правил профессиональной этики и т.д. [Бродский 2007: 12].

Таким образом, полисеманты — это слова, интерпретация значений которых полностью зависит от ситуации, контекста, а также подтекста (скрытой установки или намерения коммуникантов). Перевод таких многозначных единиц стоит начинать с внимательного и детального изучения словарных статей из нескольких словарей, и последующего сопоставления значений, предложенных этими статьями, с возможным, подходящим к данному контексту, значением. В связи с тем, что осмысление текста, фразы или словосочетания строится главным образом на всевозможных предположениях о его смыслах, то не стоит пренебрегать имеющимися значениями и относиться к ним легкомысленно [Казакова 2005: 103].

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

При интерпретации аутентичного текста, содержащего двусмысленные слова, когда необходимым является не слово, а его контекстуальное значение, переводчик может использовать следующего рода переводческие модификации: расширение или сужение исходного текста, нейтрализация или эмфатизация, функциональная замена, комментарий либо описание.

Конкретизация или сужение исходного значения применяется переводчиком тогда, когда слово, значение которого в контексте оригинального языка употребляется довольно широко, на языке перевода требует более конкретного значения (конкретизации). Примерами таких случаев могут быть:

I had cried, running up to my brother in morning break. Have you had a letter from —

Я кричал, подбегая к брату на утренней перемене. -Ты получил письмо из…

Everybody cries. You mustn`t feel bad about it

-Поначалу все плачут. Ты из-за этого не переживай.

Quite extraordinary.

Очень редкое ощущение.

Matron unpacks for you, but you`ve got to take your games clothes down to the bag room yourself, so you`ll have to know your school number so as you can find the right peg.

Сестра-хозяйка разберет твои вещи, только спортивный костюм тебе придётся отнести в раздевалку самому, так что выясни свой школьный номер, чтобы найти нужную вешалку.

Русский переводчик англоязычной прозы Ильин С.Б. во время интерпретации произведения «Моав-умывальная чаша моя» мастерски использовал конкретизацию для наилучшего отображения коммуникативного акта школьников, при этом наделяя речь героев-подростков неформальностью и непринужденностью.

Рассматривая молодежные журналы «Entertainment» и «Girl power» можно выделить следующие примеры конкретизации:

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

If Maren Morris isn`t a name you know, you might want to change that!

Если Марен Моррис для тебя ничего не значит, ты можешь это исправить!

My favorite genres are comedy, horror, fantasy and sci — fi.

Моими любимыми жанрами являются комедия, ужастики, фэнтези и научная фантастика.

The camera guys cought it in slow motion! Операторы засняли это в замедленном виде! They make the best stories!

Они сочиняют самые отпадные истории! Celestine faces imprisonment and shaming.

На долю Селестайн выпадают тюремное заключение и унижения.

It was here in Nashville that Meyhan made song writing her full time carrier.

Это случилось здесь в Нашвилл, где Мэйхэн сделала написание песен своим главным видом деятельности.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

We really enjoy doing it, otherwise we probably would have quit a long time ago.

Нам действительно нравится сочинять музыку, иначе мы бы давным-давно разошлись.

He was still in high school when Steven Spielberg saw him in a comical bat.

Он учился в средней школе, когда Стивен Спилберг заметил его в смешном костюме летучей мыши.

But she got George Clooney and Julia Roberts anyway.

Но она все-таки пригласила Джорджа Клуни и Джулию Робертс.

Генерализация или расширение исходного значения диаметрально противоположенное явление относительно конкретизации или сужения. В этом случае, слово перевода соответствует такому слову оригинала, которое имеет более широкий спектр коннотативных значений и нуждается в специальном контексте. К примеру: слово treatment, по сравнению с русским эквивалентом лечение, в зависимости от специальных контекстов будет обладать довольно большим спектром значений:

1)The best treatment for a cold is to rest and drink lots of fluids.

Лучшее лечение от простуды — это отдых и потребление большого количества жидкости.

2)Her treatment of the issue — ее понимание ситуации

3)They were given cruel treatment. С ними жестоко обращались.

Также генерализация представлена в следующих примерах:

I`m ten feet of the ground. Я невероятно счастлив.

Maren poured her heart and soul into her new album Hero. Мэрен вложила всю себя в свой новый альбом «Hero».

At this point, she not only sang, she also played the bong, drum, guitar, piano. Кстати, она не только пела, но и играла на музыкальных инструментах.

I want to thank my mom, my dad, my family, my fans, radio people who write about, spread the word.

Я хочу поблагодарить моих родителей, мою семью, фанатов, радиостанции, которые не только говорили, но и писали обо мне.

He can make you laugh out loud and then he goes to a very internal and dark place. Он может заставить вас громко смеяться, а затем уйдет в тень.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Вследствие расхождения в традициях передачи разного рода эмоционально — оценочной информации и требований переводящей культуры к большей экспрессивности или к приглушению эмотивности того или иного слова в данном контексте, переводчику необходимо применять либо эмфатизацию, либо метод нейтрализации [Казакова 2005: 104]. К примеру:

I once got out my old Stouts Hill boaster and wore it to my school.

Я однажды напялил мое старое, еще из «Стаутс-Хилла», конотье и потащился в нем на занятия.

In two weeks time, I said, remembering something my mother had told me, you`ll be bouncing about like a terrier and you won`t even be able to remember being a bit nervous on the train.

-Недели через две, — сказал я, припомнив слова, которые когда-то слышал от мамы, -ты будешь колбасить по школе, точно терьер, и даже вспомнить не сумеешь, как нервничал в поезде.

To put one over, to dupe; to deceive not only without shame, but with pride, with real pride.

Облапошивать собеседника, оставлять его в дураках, обманывать не просто без зазрения совести, но с гордостью, с подлинной гордостью.

At the beginning of every autumn term boys like him who spent their school holidays in Africa, Asia or the West Indies would show off by running across gravel barefoot without any pain.

В начале каждого осеннего триместра мальчики вроде него, проведшие школьные каникулы в Африке, Азии или Вест-Индии, козыряли тем, что бегали по гравию, не ощущая никакой боли.

Данные примеры являются яркими показателями эмфатизации эмоционально-оценочной информации. Подростки крайне эмоциональны по своей природе. Поэтому вместо нейтрального слова «надел» используется «напялил», что подчеркивает недовольство нарядом, вместо «ходить, расхаживать» — молодежное словечко «колбасить», вместо простого «обмануть», несколько вульгарное «облапошить», а вместо «хвастоваться» — поистине пафосное «козырять». Как показывает практика, при переводе текстов молодежного дискурса крайне редко можно встретить метод нейтрализации, а в некоторых случаях его просто нет.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Во время решения сложных лексико-семантических проблем переводчик прибегает также к одной из наиболее сложных процедур в переводоведении — к функциональной замене. Вызвано это тем, что ни один из семантических вариантов, которые предложены словарной статьей, не является подходящим к имеющемуся контексту [Казакова 2005: 106]. Так, к примеру, рассмотрим следующую пару предложений:

Sometimes I wonder what is the point of all my dissembling and simulation if so many friends, acquaintances, enemies (if I have any) and perfect strangers are able to see through my every motive, thought and feeling.

Порой я сам диву даюсь: зачем я трачу пропасть сил на лицемерие и притворство, когда столь многие из моих друзей, знакомых, врагов (если у меня есть враги) и людей полностью посторонних видят насквозь каждое мое пробуждение, мысль и чувство.

В англо — русском словаре Мюллера у определительного местоимения all имеются такого рода словарные соответствия: 1) весь, вся, всё, все 2) всякий, всевозможный 3) совершенно, полностью 4) все вместе и каждый в отдельности. Однако, значения «пропасть» нет. В этом случае применяется функциональная замена.

Oh Lord, what had I got myself into here? О господи, во что же я вляпался?

В словаре Мюллера глагол get имеет следующие значения: 1) получать; доставать, добывать 2) зарабатывать 3) схватить, заразиться 4) покупать,

приобретать 5) получать; брать 6) достигать, добиваться 7) доставлять, приносить 8) прибыть, добраться, достичь 9) разг. понимать, постигать и т.д. Однако, значения «вляпаться» нет. В этом случае также применяется функциональная замена.

You are off your fucking trolley! Совсем с катушек съехал!

Существительное trolley в словаре имеет лексические значения следующего характера: 1) тележка (разносчика); столик на колёсиках для подачи пищи 2) вагонетка; дрезина 3) трамвай. Однако, не «катушка».

It is none of your bloody business. Не твое собачье дело.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Прилагательное bloody переводится: 1) окровавленный; кровавый 2) убийственный; кровожадный 3) груб. проклятый. Но не «собачий».

The school glowed with a kindly familial warmth that enfolded even the most sensitive, apron — clutching child.

Она просто источала ласковое, семейное тепло, пронимавшее даже самых чувствительных, привыкших цепляться за мамин подол детишек.

Если в языке перевода отсутствует словарное соответствие или не совпадают смысловые функции исходной единицы языка и единицы языка перевода, тогда переводчик использует метод описания. По своей форме описание должно выглядеть лаконично и точно отражать семантику слова или фразеологической единицы, используемой автором аутентичного текста [Казакова 2005: 112].

В качестве дополнительного приема в книге Казаковой Т.А. «Технология перевода» рассматривается переводческий комментарий или метод экспликации. Такого рода прием есть ни что иное, как дополнительная экспликация к слову, переведённому с использованием какой-либо лексико — семантической трансформации, при условии, если толковые и лингвистические словари не имеют необходимой для контекста вокабулы или, когда аутентичное понятие имеет в отличие от переводящей культуры совершенно другую трактовку [Казакова 2005: 113].

Следовательно, для осуществления переводческой деятельности необходимо обладать специфическими знаниями и богатым багажом умений и навыков. Осмысление основных задач и сущности переводческой деятельности, знание главных положений теории перевода, умение использовать переводческие стратегии и применять на практике разного рода технические приемы перевода — вот залог успешной деятельности любого переводчика вне зависимости от того осуществляет ли он письменный или устный перевод.

Итак, языковая полисемия — это ни что иное, как лингвистическая универсалия. Современные исследователи полагают, что молодежный социолект — это активная форма языковой реализации. Языковые нововведения молодежного социолекта со временем переходят в узус национального языка. Используя лексико-семантические варианты, знакомые не очень широкому кругу лиц, молодые люди осуществляют вербальную манипуляцию. Любой языковой знак обладает как эксплицитным (денотативным), так и имплицитным (коннотативным) значением, поэтому привлекает внимание ученых — лингвистов. Большой наплыв слов, обладающих некодифицированной формой, вызывают огромные трудности во время перевода. При рассмотрении молодежного социолекта на диахронических срезах, прослеживается четкая корреляция языкового и социального явления. Выбор молодежью той или иной семантической группы является показателем изменения системы ценностей, как в молодежной среде, так и в пределах всего общества. Многозначность наделяет речь манипулятивным потенциалом, тем самым привлекая и удерживая внимание слушающего и позволяя говорящему выражать свое личное отношение относительно того или иного объекта (в большинстве случаев ироническое или пейоративное) без высказывания слов в прямом значении.

Вывод по второй главе

Речь молодежи является отражением неустойчивого культурно- языкового состояния общества, которое балансирует на грани сленга, жаргона, арго и литературного языка. К важнейшим процессам переходного возраста относятся групповая принадлежность, тип людей — как ориентир, круг общения и жизненный мир индивида. Стремительное развитие современных технологий способствует расширению рамок общения. К примеру, появление чатов и блогов способствует усвоению новых языковых норм. Для молодежного социолекта характерно помимо референтности, эмоциональное начало и неустойчивость (постоянное появление новых словоформ). Принципами, которые порождают антинормы, являются элемент шока, некой встряски, а также элемент насмешки, чтобы не было скучно, а было давольно весело и забавно.

Вербальная манипулятивная стратегия — это своего рода план, направленный на реализацию коммуникативных намерений подростка и учитывающий во время акта коммуникации как объективные, так и субъективные условия и факторы. В задачи этого плана входит также тщательное продумывание внутренней и внешней структуры текста, и определенного ряда языковых средств.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

С помощью скрытого языкового манипулирования или психического воздействия молодой человек способен внедрить в психику реципиента выгодные для себя установки таким образом, что тот будет считать эти установки плодом своей собственной формулировки, особенно ярко это представлено в текстах молодежных журналов. Синтагмы данных текстов лишены как многозначности, так и дополнительной семантической деривации. Наибольшее применение находят аффективы, которые придают дополнительную яркую эмфатику высказыванию. При этом, манипулятор строит предложения таким образом, что еще требующая доказательств и обоснований часть высказывания, в лингвистике именуемая ассерцией, располагается на абсолютно не требующем никаких доказательств месте. Подросток выражает свои идеи такими лексическими средствами, которые позволяют добиться эффекта «свойскости».

Активное использование подростком аффективов, метафор, многозначных слов и пейоративных языковых штампов, с их способностями оказывать воздействие на восприятие окружающего мира под определенным (выгодным) углом зрения, служит отказом от открытого принуждения и навязывания той или иной идеи, а также переходом к завуалированному манипулированию сознанием общественности.

Заключение

Молодежный дискурс безусловно обладает социально-культурными и прагматическими особенностями, чему свидетельствуют общность культурных, социальных и возрастных характеристик, а также однородность условий вербальных взаимодействий коммуникантов и направленность коммуникативного акта на достижение перлокутивного эффекта. Роль участников коммуникации в рамках молодежного дискурса выполняют молодые люди или подростки в возрасте от 14 до 29 лет, зачастую это школьники или студенты вузов, которые обладают разного рода творческими способностями. Важным признаком, характеризующим специфику исследуемого в данной работе дискурса, служит использование прагматических интенций в рамках молодежного коммуникативного пространства. Таким образом, осуществляя процесс дискурсивного портретирования индивидуальной личности, можно выделить следующее: Подросток — это индивид, в речи которого присутствуют парадоксальные языковые единицы и необычные словоформы, обладающие ярко выраженным эмоциональным и метафорическим потенциалом. Языку молодежи присущи резкость, а также непринужденность и непосредственность в субъективных оценках. Обилие обценной лексики, а также присутствие ласкательности и нежности являются также маркерами речи молодежи.

Идея молодежной коммуникации представляет собой процесс завуалирования аргументов и фактов, которые являются не только основой молодежного общения, но и базой формирования ментальной составляющей реципиента. Молодые люди обладают различными интенциями, которые в свою очередь порождают разного рода коммуникативные потребности, а также организуют ряд механизмов для их текстовой реализации. В качестве средств психологической обработки или дискретного навязывания своей точки зрения подросток прибегает к селекции манипулятивных тактик и приемов. Искусное использование аффективов, дисфемизмов и полисемантов, а также мастерская игра образностью и метафоричностью речи, приводит к имплицитному возбуждению у реципиента намерений, которые не совпадают с его на данный момент существующими желаниями. Стоит также отметить, что выбор коммуникантом той или иной стратегии, будет завесить не только от особенностей коммуникативной ситуации, но и от морально — нравственного, психо-социального, эмоционально — экспрессивного и ментально -языкового типа личности.

При переводе дискурсивных стратегий манипуляции молодежного социолекта наиболее часто используется эмфатизация, для интенсифицирования суггустивного эффекта молодежного высказывания. В связи с тем фактом, что язык молодежи отличается образованием пародоксальных языковых словоформ, переводчик использует прием описательного перевода, поскольку зачастую довольно сложно подобрать такой эквивалент, который бы полностью удовлетворял семантический спектр языковой единицы оригинала. Также не менее частыми стратегиями, которыми пользуются переводчик при переводе молодежного социолекта, являются конкретизация, генерализация, калькирование, функциональная замена, транскрипция и транслитирация.

Итак, молодежный социолект представляет собой особую узуальную среду, требующую дальнейшего более детального исследования. Сленг, жаргон, арго — три субкода, которые входят в состав молодежного социолекта и которые также являются мало изученными. Дифференциация этих понятий, отличительные признаки американского и британского сленга, молодежный жаргон в речи современных школьников и неологизмы молодежного арго могут послужить предметами дальнейшего исследования.

Список литературы

1.Байгарина Г.П. Оценочность как универсалия публицистического текста //Текст: Проблемы и перспективы. Аспекты изучения в целях преподавания русского языка как национального: материалы III Междунар.научно-метадич. конференции. — М.: Изд-во МГУ, 2004. С.17-19.

2.Белянин В.П. Психолингвистические аспекты художественного текста. — М.: Изд-во Московского ун-та, 1988.

3.Богданов, В.В. Текст и текстовое общение: учебное пособие / В.В. Богданов. — СПб.:СПбГУ, 1993.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

4.Бойко Т.В. Эвфемия и дисфемия в газетном тексте: автореф.дис. …канд. филол. Наук. — СПб., 2006.

5.Бродский М.Ю. Перловая каша, или Как НЕ надо переводить. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2007.

6.Будаев Э.В., Чудинов А.П. Зарубежная политическая лингвистика: учебное пособие. — Екатеринбург, 2006.

7.Бушуева Т.С. Прагматический эффект эвфемизмов и дисфемизмов в современном английском языке: автореф. Дис. …канд. филол. наук.- М.: МПГУ, 2005.

8.Граф де Дж., Ванн Д., Нейлор Т.Х. Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру. Ультра. Культура; Екатеринбург; 2005

9.Гурова Ю.И. Морфологическая система глагола в древнеанглийском языке // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 2 (13). С. 55-58.

10.Дейк, Т. А. Ван. Язык. Познание. Коммуникация / Т. А. Ван Дейк. — М.,1989.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

11.Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. — М.: ЧеРо, Издательство МГУ, 1997.

12.Ермакова О.П. К построению типологии коммуникативных неудач / О.П. Ермакова, Е.А. Земская //Русский язык в его функционировании. Коммуникативно — прагматический аспект. — М., 1993.

13.Иссерс О.С. Речевое взаимодействие: учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальности «Связи с общественностью». -М.: Флинта: Наука, 2011.

14.Ильиш Б.А. История английского языка. — М. : Изд-во «Высшая школа», 1968.

15.Казакова Т.А. Художественный перевод. Теория и практика. СПб.: ООО «ИнЪязиздат», 2006.

16.Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

17.Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М.: Гнозис,

2004.

18.Ковалева К.И. Оригинал и перевод: два лица одного текста. — М.: М-во пром-сти, науки и технологий Рос. Федерации, Рос. акад. наук. Всерос. центр переводов науч.-техн. лит. и док., 2001.

19.Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. М.: Просвещение, 2002.

20.Красных В. Основы психолингвистики и теории коммуникации. М., 1975.

21.Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения русского языка / Л. П. Крысин. — М.: Наука, 1989.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

22.Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. М.: Высш. шк., 1989.

23.Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка: учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. 3-ие изд., стереотип. Дубна: Феликс+, 2005.

24. Латышев Л.К. Технология перевода. М.: НВИ — Тезаурус, 2000.

25Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. М.: Московский Лицей, 1996.

26Михалева О.Л. Полиический дискурс как сфера реализации манипулятивного воздействия: дис. …канд. филол.наук. Иркутск, 2004.

27Москальская О.И. Текст как лингвистическое понятие // Иностранные языки в школе. 1978. № 3.

28Моррис Ч. Основание теории знаков//Семиотика/Под ред. Ю.С. Степанова, М., 1983

29Николаева Т.М. Краткий словарь терминов лингвистики текста // Новое в зарубежной лингвистике: Лингвистика текста. — М., 1978. — Вып. VIII.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

30Пауль Г. Принципы истории языка: учеб. пособ. — М.: Издательство иностранной литературы, 1960.

.Попова Т.В., Рацибурская Л.В., Гугунава Д.В. Неология и неография современного русского языка: учеб. пособие. — М.: Флинта: Наука, 2005. 32.Рахманова Л.И., Суздальцева В.Н. Современный русский язык. Лексика. Фразеология. Морфология. М., 1997.

33.Смородинова Ю.И. Семантическая эволюция глаголов пространственного перемещения современного английского языка: дисс. … канд. филол. наук. Белгород, 2008.

34.Степанова В.Е. Матевированность коммуникативных стратегий манипулирования в рекламе // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. 2009 №1(9). С. 156-159.

35.Стриженко А.А. Язык и идеологическая борьба. Иркутск, 1988.

36.Уздинская Е.В. Семантическое своеобразие современного молодежного жаргона / Е.В. Уздинская // Активные процессы в языке и речи. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1991.

37.Фельдман Н.И. Окказиональные слова и лексикография // Вопросы языкознания. — №4. — 1957.

38.Химик В.В. Язык современной молодежи // Современная русская речь: состояние и функционирование : сб. аналитических материалов. СПб. : Филол. фак-т СПбГУ, 2004.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

39.Хомяков. В.А. Нестандартная лексика в структуре английского языка национального периода: автореф. … д-ра филол. наук. -Л., 1980.

40.Цуладзе А.М. Политические манипуляции, или Покорение толпы. М, 1999.

41.Чуковский К.И. Живой как жизнь (разговор о русском языке)/ К.И. Чуковский . -М. : Мир энциклопедий Аванта, 1962.

42.Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико -семантической системе языка. Воронеж, 1987.

43.Шлейермахер Ф. О разных методах перевода. Лекция, прочитанная 24 июня 1813 г. //Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. 2000.

44.Шостром Э. Человек — манипулятор. Внутреннее путешествие от манипуляции к актуализации. -М.: Апрель-Пресс, Психотерапия, 2008.

45.Brown G. & Yule G. (1983). Discourse Analysis. Cambridge: Cambridge University Press.

46.Labov W. Principles of Linguistic Change, vol.I Internal Factors, 1994; vol.II Social Factors, 2001.

47.Lakoff Robin. Language and women`s place / Robin Lakoff // Language in society. N 2. 1973.

48.Patridge E. Slang today and yesterday: 4th ed. / E. Patridge .- L. : Routlege and Kegan Paul, 1972.

49.Schiffrin D. Approaches to Discourse (D.Schiffrin) — Oxford, UK; Cambridge, Mass.,USA: B. Blackwell, 1994. — 470 p.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

50.Venuti L. Strategies of translation/L. Venuti // Routledge encyclopedia of translation studies /ed. by Baker, M. — London: Taylor and Francis Books Ltd., 2001. -P. 240-244.

Список словарей

51)Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Изд- е 3-е, стереотипное. — М.: КомКнига, 2005.

52)Кудрявцев А.Ю., Куропаткин Г.Д. Англо-русский словарь табуированной лексики и эвфемизмов. Инфо: Мн.: ООО «Кузьма», 2001.

53)Мюллер В.К. Англо-русский словарь. М.: Совецкая энциклопедия, 1969.

54)Фразеологический словарь русского языка/ Под.ред. Молоткова А.И..М., 1967.

56)Longman Dictionary of Contemporary English [New Edition]/- London: Longman, 2003.

Интернет-ресурсы

57.Арго [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D0%B3%D0%BE (дата обращения:20.01.2017)

58.Дискурс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.cirkolimp- tv.ru/vocabulary/80/diskurs (дата обращения: 9.01.2017)

59.Дранко В. В. Лингвистическая прагматика и теория речевых актов как научный метод: интерпретация косвенных вопросов (Научный журнал «Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 3: Филология»). 2006. № 2. С.191-205. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/lingvisticheskaya-pragmatika-i-teoriya- rechevyh-aktov-kak-nauchnyy-metod-interpretatsiya-kosvennyh-voprosov (дата обращение 9.01.2017)

60.Казаков А.А. Способы языкового манипулирования в политическом медиадискурсе: попытка систематизации (Научный журнал «Политическая лингвистика»). 2013. №3 (45). С. 87-90. URL: http://politlinguist.ru/materials/pl/45.pdf (дата обращения: 5.01.2017)

61.Красных В. Свой среди чужих [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.studfiles.ru/preview/2790174/page:12/ (дата обращения: 5.01.2017)

62.Сленг [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B3 (дата обращения: 22.01.2017)

63.Социолект [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.psyoffice.ru/6-1068-sociolekt.htm (дата обращения: 10.01.2017)

64.Манипулятивные технологии делового общения [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.studfiles.ru/preview/3580027/ (дата обращения: 20.11.2016)

65..Место компьютерной коммуникации в системе общения [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.refsru.com/referat-24997-5.html (дата обращения: 9.01.2017)

66..Михайлин В.Ю. Переведи меня через made in: несколько замечаний о художкственном переводе и о поисках канонов [Электронный ресурс]/В.Ю. Михайлин // Новое литературное обозрение. -2002. — №53.- Режим доступа: http: //magazines.russ.ru/nlo/2002/53/ (дата обращения: 9.01.2017)

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

67..Чабаненко М.Г. Тематическое пространство молодежного дискурса как экспликатор коллективной языковой личности (Научный «журнал Вестник Кемеровского государственного университета») 2015. №4- 4(64). С.245-249. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/tematicheskoe- prostranstvo-molodezhnogo-diskursa-kak-eksplikator-kollektivnoy- yazykovoy-lichnosti (дата обращения: 11.01.2017)

68..Яковиц Т.Н. Социолектизмы в толковых словарях русского языка (Научный журнал «Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского». 2010. № 4 (2). — С. 808-810 URL: http://www.unn.ru/pages/e- library/vestnik/99999999_West_2010_4(2)/110.pdf (дата обращения: 11.01.2017)

69.Generations react to election 2016 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/6nMXsxAyDhY (дата обращения: 20.03.2017)

70.Irish people react to Hillary Clinton [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/Xrf_x24SUHE (дата обращения: 20.03.2017) 20.Kids react to Donald Trump [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/D0ZTKaMcqCM (дата обращения: 20.03.2017)

71.Students For Donald Trump: The Millennials Who Want Him To Win l [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/2qIOUFfrml0 (дата обращения: 20.03.2017)

72.Teens react to the Netherlands welcomes Trump [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/dImfHWFuoug (дата обращения: 20.03.2017)

73.Teens react to Donald Trump tape scandal [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/b90-6lQit2Y (дата обращения: 20.03.2017)

74.Teens for Hillary Clinton [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/0zH3BLEwySY (дата обращения: 20.03.2017)

75.Teens For Hillary Clinton Defend Iraq Vote, Long For Gender Equality [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/LO16xuceVCU (дата обращения: 20.03.2017)

76.Young people react to Hillary Clinton running for president [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://youtu.be/l_nJbiepvZo (дата обращения: 20.03.2017)