С началом ХХ века русский язык претерпел значительные изменения. С появлением новых реалий в жизни общества и с отмиранием старых появился целый пласт новой лексики, который отражал политическую и идеологическую ситуацию в стране. Смена политического режима означала и смену всей лексико-семантической системы языка.

Оглавление

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

Глава 1. Теоретический анализ термина «иделогема» и схожих с ним

.1 К определению понятия дискурса

.2 Тоталитарный язык и его особенности

.3 Проблема определения понятия «идеология»

.4 Проблема определения термина «идеологизация»

.5 Влияние идеологии на науку

.6 Проблема определения термина «идеологема»

.7 Опыт классификации идеологем

.8 Проблема определения термина «прагмема»

.9 Проблема определения термина «политема»

.10 Проблема определения термина «миф»

.11 Проблема определения термина «мифологема»

.12 Лингвистическая сущность терминов

Глава 2. Качественный и кластерный анализ идеологем

.1 Качественный анализ идеологем

.1.1 Поляризация терминологии

.1.2 Принцип оппозиции

.1.3 Лексико-семантические средства создания идеологем

.1.4 Роль метафор в создании идеологем

.1.5 Графические средства при создания идеологем

.2 Кластерный анализ идеологем

.2.1 История кластерного анализа

.2.2 Общие принципы кластерного анализа

.2.3 Кластерный анализ в лингвистике

.2.4 Составление матрицы

.2.5 Кластерный анализ экономических терминов — идеологем

Заключение

Список использованной литературы и источников
Введение

С началом ХХ века русский язык претерпел значительные изменения. С появлением новых реалий в жизни общества и с отмиранием старых появился целый пласт новой лексики, который отражал политическую и идеологическую ситуацию в стране. Смена политического режима означала и смену всей лексико-семантической системы языка. Язык становится своего рода проводником политических идей и новой системы ценностей, в связи с этим происходила его идеологизация, т.е. привнесение дополнительных оценочных компонентов к смыслу высказывания, выражающих властные установки. Формирование языка идеологии основано на замене обычной языковой картины мира на набор стереотипических формул, простых для понимания и универсальных для широчайшего круга людей. Подобное преобразование языка ведет к формированию определённого типа сознания, которое обладает следующими чертами: «провозглашение (и только) примата общественных интересов, господство директивного общения, размытость и несущественность этических норм, официоз и ритуальность во всех публичных ситуациях» (Купина, 19:3).

Идеологизации подвергались практически все сферы жизни общества, включая искусство и науку. Идеологизация науки оказывала деструктивное влияние на развитие процесса научного познания. В связи с этим изменилось и сама цель науки, теперь она стала еще и инструментом идеологического воздействия.

В данной курсовой работе рассматриваются экономические термины, функционирующие как идеологемы. Идеологема может быть определена как некий концепт, выраженный на языковом уровне и содержащий идеологический компонент. Привнесение дополнительных компонентов к значению термина противоречит его сущности.

Таким образом, можно сказать, что идеологизированные термины перестают по факту быть только терминами. Попадая в идеологизированный контекст, они приобретают новый компонент значения и начинают функционировать как идеологемы.

Теоретической основой послужили исследования следующих авторов: Гусейнов Г.Ч., Купина Н.А., Малышева Е.Г., Нахимова Е.А., Шейгал Е.И. и др.

Материалом исследования послужили тексты статей на экономические темы газеты «Правда», выходившей с СССР ежедневно, за период с 1946 по 1960 годы. Данный выбор обуславливается, прежде всего, тем, что средства массовой информации, а именно публицистика, была одним из самых доступных средств донести информацию до максимально широкой аудитории. Именно поэтому распространение пропагандистских текстов активно велось через прессу.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Кроме того, материалом послужили учебник по политической экономии под редакцией И.В. Сталина, Толковый словарь русского языка, Словарь русского языка, Малая Советская Энциклопедия, Большая советская энциклопедия.

Объектом исследования является идеологема, т. е. значимая единица идеологии, рассматриваемая на уровне языка.

Предметом исследования являются особенности функционирования экономических терминов-идеологем.

Цель исследования — анализ экономических терминов-идеологем, функционирующих в советской публицистике, учебниках политической экономии, словарях.

Задачи:

1)   Определить и уточнить значение термина «идеологема» и сходных с ним понятий

2)      На основе выборки терминов-идеологем выявить специфику приращения оценочного компонента к базовому значению термина.

)        Проанализировать методы кластерного анализа, использующихся в лингвистике

)        Провести кластерный анализ на основе выборки терминов-идеологем

Логика исследования диктует следующую структуру работы:

В первой части работы рассматривается феномен идеологизации, определение термина «идеологема», а также сходных с ним единиц. Во второй части анализируются экономические термины, функционирующие как идеологемы в советской публицистике, а также представлен кластерный анализ терминов-идеологем.

Методы исследования. Для решения поставленных задач были использованы следующие методы исследования: метод лексикографического отбора, описательный метод, метод семантического анализа, аналитического описания языковых феноменов. Кроме того, был использован метод иерархической кластеризации с помощью программы Orange Canvas.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Актуальность данной работы характеризуется тем, что в современной политической лингвистике наблюдается возрастание научного и практического интереса к процессу идеологизации в языке. Особую популярность приобретают исследования, посвященные рассмотрению законов формирования и функционирования идеологем как языковых единиц идеологии. Особенный интерес представляет процесс идеологизации в науке, которая сама по себе должна быть объективной и свободной от внешних влияний, что не всегда осуществляется на практике. Все перечисленные факторы обуславливают актуальность темы работы.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые был проведен детальный анализ терминов политической экономии, функционирующих в качестве идеологем, в том числе с использованием иерархического кластерного анализа.

Теоретическая значимость работы обуславливается описанием особенностей идеологемы как языкового феномена, а также рассмотрением других единиц, имеющих сходное толкование.

Практическая значимость работы заключается во всесторонней проработке термина «идеологема», что позволяет проводить лекции, семинары на данную тему, а также выработать особый подход к определению некоторых экономических терминов.  

Глава 1. Теоретический анализ термина «иделогема» и схожих с ним  

.1 К определению понятия дискурса

Понятие дискурса достаточно широко распространено в различных областях знания, от философии до лингвистики. Несмотря на то, что это понятие достаточно расплывчато необходимо рассмотреть основные подходы к определению этого термина, главным образом, с точки зрения лингвистики.

Основоположник современной лингвистической традиции Ф. дэ Соссюр, противопоставляющий в своих работах «язык» и «речь» редко использовал термин «дискурс». Э. Бенвенист, являющийся последователем Соссюра напротив часто обращается к этому термину. Одним из первых ученых, положивших начало взаимодействию дискурса с другими гуманитарными науками, такими как семиотикой, социологией, психологией является американский лингвист Э. Харрис, которого можно считать основоположником дискурсивного анализа.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Говоря о дискурсе нельзя не упомянуть Т. Ван Дейка, нидерландского лингвиста, который является одним из пионеров теории текста и теории речевых актов, дискурсивного анализа в современном понимании. Он, как и многие ученые, рассматривал дискурс с двух сторон. С одной стороны — это дискурс в широком смысле: «Дискурс есть коммуникативное событие, происходящее между говорящим, слушающим (наблюдателем и др.) в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и проч. контексте. Это коммуникативное действие (КД) может быть речевым, письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие». (Ван Дейк, 1998) С другой стороны, это понимание дискурса в узком смысле как текст или разговор: «как правило, выделяют только вербальную составляющую КД и говорят о ней далее как о «тексте» или «разговоре». В этом смысле термин Д обозначает завершенный или продолжающийся «продукт» КД, его письменный или речевой результат, который интерпретируется реципиентами. Т.е. Д в самом общем понимании — это письменный или речевой вербальный продукт коммуникативного действия». (Ван Дейк, 1998) Однако стоит отделять понятие дискурса от текста, так как дискурс связан с актуальным речевым действием, а текст касается непосредственно системы языка. Кроме того, под дискурсом может пониматься жанр, социальная формация как наиболее абстрактное понятие.

М. Фуко рассматривает дискурс в рамках постмодернистской философии и понимает под ним то, что сформировано совокупностью знаков в определенном историческом состоянии.

Таким образом, дискурс можно рассматривать с разных сторон. В узком смысле это речевой акт, а в широком — экстралингвистический феномен, то есть коммуникативный акт или «событие», рассматриваемое в историческом, культурном и других контекстах. В любом случае дискурс отличается наличием структурной связи, связью со средой, в которой происходит коммуникация.  

.2 Тоталитарный язык и его особенности

Большое количество исследований, посвященных тоталитарному языку, как отечественных, так и зарубежных ученых (А. Вежбицка, Ю.Н. Караулов, Р. Келлер) подтверждают высокую актуальность данного явления для науки. То, что язык является мощным инструментом для осуществления политической власти, как правило, не подвергается сомнению. В связи с этим, изучение тоталитарного языка может пролить свет на многие процессы, происходящие в социально-политической жизни общества.

Под тоталитаризмом (лат. totalitas — цельность, полнота) понимается «диктаторская форма централизованного управления, регулирующая все аспекты деятельности как индивида, так и государства в целом». (Политика. Толковый словарь, 2001.) К наиболее ярким примерам можно отнести сталинский период в СССР и гитлеровскую Германию. Поскольку целью тоталитарной идеологии является осуществление полного контроля, то язык подобной идеологии также подчиняется жестким законам и правилам. Официальная идеология находит свое отражение в языковой политике государства, которая воздействует на язык, на его лексико-семантическую систему, включает в лексику аксиологический компонент.

Проблема определения понятия «тоталитарный язык» также является актуальной для лингвистики. Н. А, Купина понимает под этим термином «язык, подвергшийся насильственному идеологическому влиянию, осуществляемому с помощью централизованной языковой политики, имеющий особый репертуар функций и специфическую системную организацию» (Стилистический энциклопедический словарь русского языка, 2003:552). Также тоталитарный язык называют «свинцовым» или «деревянным». (Серио, 2008:160-167.) Анна Вежбицка в своей работе «Антитоталитарный язык в Польше: механизмы языковой самообороны» разделяет сферу общественной жизни в государстве на две противоположности: власть и общество, которые не пересекаются. То есть, власть в таком государстве оперирует тоталитарным языком, а общество в свою очередь создает свой «антитоталитарный» язык, как форму определенной защиты от языкового манипулирования. В.М. Костева также затрагивает проблему тоталитарного языка, однако, она не соглашается с Н.А. Купиной, опровергая ее тезис о доминировании тоталитарного языка в тоталитарном обществе. В статье она указывает на то, что тоталитарный словарь составляет небольшую долю (около 2%) от всей лексики языка, таким образом, он является составной частью идеологического дискурса. (Костева, 2014)

Для того, чтобы дать полное представление о тоталитарном языке, необходимо описать его особенности и функции.

Н.А. Купина говорит о том, что тоталитарный язык организован системно; эта система подразумевает наличие словаря, который состоит из специальных терминов — идеологем, связанных между собой. Основным видом структурной связи являются бинарные оппозиции, которые задают аксиологический контекст. Идеологемы же задаются прецедентными текстами государственных деятелей, авторитетных лиц, писателей, ученых, общественных деятелей. Такого рода словарь является причиной двух видов реакций:

) соответствующие системе (формирующие определенное мировоззрение и систему ценностей)

) языковое сопротивление (деидеологизация, отвержение лексики тоталитарного языка) (Купина, 1995)

Виктор Клемперер в своей книге «Записная книжка филолога. Язык LTI» описывая тоталитарный язык говорит о том, что его главная цель заглушить в человеке личность и лишить его индивидуальности. Он также выделяет такие особенности тоталитарного языка как: упрощение, насыщенность лозунгами, унификация и обезличенность (Клемперер, 1998).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В книге Михаила Вайскопфа «Писатель Сталин» рассматриваются литературный язык Сталина и его мифологические стереотипы (Вайскопф, 2001). Анализируя корпус сталинских текстов автор находит следующие черты в языке вождя: скудность лексики и стилистики, примитивизм, наличие фольклорно-эпического слоя, сложной семантической системы.

Для языка Советской власти характерно большое количество нововведений на всех уровнях языка. Новая ораторская традиция не предполагает диалога, основная ее цель

это согласие аудитории. В статье «Сопоставление тоталитарных дискурсов: три ритора, три текста, три языка», Н.Э. Гронская, В.Г. Зусман и Т.С. Батищева говорят о том, что тоталитарный дискурс исключает активное участие аудитории: «используемые ритором обороты и слова выражают семантику, не требующую сотворчества и ответа» (Гронская, Зусман, Батищева, 2013). Кроме того, такой язык насыщен лозунговыми конструкциями, которые в коммуникативном отношении скорее несут экспрессивную, чем номинативную функцию. Коммуникация во многом направлена на создание новой реальности: «»Тоталитарные» социолекты оказываются при этом схожими прежде всего в плане объединяющего их перформативного целесообразия, диктуемого стремлением не назвать, а создать называемое, утвердить (квази)онтологическое существование языковой действительности» (Богданов, 2008). В создании такого рода действительности ритору помогают большое количество метафор, повторение «сакральных» авторитетных высказываний, цитирование прецедентных текстов.  

.3 Проблема определения понятия «идеология»

История термина «идеология» довольно обширна и охватывает период с начала восемнадцатого века, когда определение впервые было введено в обращение французским экономистом и философом Дестют де Траси, и до сегодняшнего дня. В своем труде «Элементы идеологии» де Траси рассматривал объектами идеологии идеи, их возникновение, их законы, свойства. В этом же ключе рассматривали этот феномен и К. Вольней, Ж. Кабанис, П. Ларомигьер. Они полагали, что это учение позволяет создать жесткие правила для политики, воспитания, этики и т. д. (Философский энциклопедический словарь, 1989).

С развитием этих идей сужалось и значение понятия «идеология». Этот термин стал употребляться в основном в рамках социально-политического дискурса. В дальнейшем, термин приобретает скорее негативную оценку, так как отныне под ним понимается совокупность идей, направленных на насаждение интересов и ценностей одной группы людей другой для изменения или сохранения существующего общественно-политического режима.

Трансформация отношения к понятию идеологии произошла с разделением ее на идеологию «эксплуататорских классов» и «социалистическую», которая воспринималась сугубо позитивно.

П.С. Гуревич предлагает следующий подход к изучению идеологии. Он рассматривает ее не как «ложное сознание», предлагает не вкладывать в термин отрицательной коннотации, не связывать ее с искажением реальности, как, например, делал К. Маркс, считая это лишь проявлением частной характеристики идеологии. П.С. Гуревич говорит о том, что идеология — скорее позитивное явление для общества, оно помогает чувствовать себя членом определенной группы, нации культуры и т.д. (Гуревич, 2006).

Таким образом, отправной точкой в определении идеологии является идея или система идей, которые функционируют в обществе и поддерживаются правительством или каким-либо органом, имеющим наибольшее влияние.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Идеология задает определенные рамки восприятия реальности. И.Т. Вепрева и Т.А. Шадрина говорят, что цель идеологии в широком смысле заключается в манипулировании людьми посредством воздействия на сознание, эмоции, чувства, психику, волю. Результатом такого процесса является снижение критичности восприятия реальности. (Вепрева, Шадрина, 2006)

Основой любой идеологии является исторический, общекультурный опыт. Таким образом, идеология отражает некоторые знания о мире, несет определенную информацию, но также и добавляет оценочный компонент. Этот оценка отражает потребности социальной группы, имеющей наибольшее влияние.

В работе «Идеологема и мифологема: интерпретация терминов» И.Т. Вепрева и Т.А. Шадрина рассматривают оценочное явлении идеологии как ее сущность, с одной стороны идеология рассматривает оценочное отношение к некоторым вещам, а с другой стороны производится в интересах какой-либо социальной группы. Отличие научного подхода от идеологического рассмотрение информации с разных бинарных позиций, в случае науки — это «истина — ложь», а в случае идеологии «выгодно — невыгодно» (Вепрева, Шадрина, 2006).

Идеологию можно рассматривать в узком смысле, как определенную система взглядов, использованную в целях формирования политического режима.

Идеология — широчайшее понятие, которое вне зависимости от точек зрения включает в себя компонент соотнесенности с идеей или системой идей — основой любой идеологии. В широком понимании этот термин означает, прежде всего, определенную мировоззренческую систему, а в узком — какой-либо политический строй. Для двух этих подходов характерна точка зрения о присутствии в идеологии оценочного компонента. Одна часть исследователей рассматривает идеологию как положительное явление, которое помогает человеку в идентификации, ощутить свое отношение к какой-либо социальной группе, классу и т. д. В то же время, рад ученых полагает, характер идеологии скорее негативный, т. к. сам феномен имеет отношение к манипуляции определенной социальной верхушки сознанием, эмоциями, волей других людей.  

.4 Проблема определения термина «идеологизация»

Роль идеологизации в XX веке трудно переоценить. Ей подвергались многие сферы жизни общества, которые на первый взгляд не должны были попасть под влияние идеологии. Культура, искусство, наука — это неполный список сфер общественной жизни, которые подвергались этому влиянию.

Например, энциклопедия эпистемологии и философии науки дает следующее определение: «Идеологизация науки — процесс, характерный для тоталитарных обществ, который выражается в стремлении либо создать «новую» науку, соответствующую господствующей идеологии, либо переработать научные представления с позиции этой идеологии…» (Энциклопедия эпистемологии и философии науки, 2009). Из этого следует, что наука, предполагаемая как сфера деятельности, главная цель которой — выработка объективных знаний о мире, также становится «заложницей идеологии», т.е. активно используется в качестве инструмента влияния на общество. Таким образом, прослеживается явное деструктивное начало этого процесса для научного знания, который подрывает авторитет и объективность науки, делая ее средством политических манипуляций.

Под влиянием общественно-политических процессов в XX веке образовался фактически новый язык, который был пропитан идеями, транслирующимися властью.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Г. Гусейнов называет такой язык, построенный на базе естественного языка «сильно сокращенной версией-манипулятором, словесным орудием». (Гусейнов, 2003). Такое орудие должно быть легким в обращении, способным воспроизводиться на разных уровнях, будь то политическая сфера, бытовая или сфера науки.

С.А. Журавлев пишет о том, что идеологизация языка представляет собой процесс формирования у аудитории особого восприятия слов таким образом, что представление о нем оказывается более значимым, чем само слово (Журавлев, 2004).  

.5 Влияние идеологии на науку

Идеологизация науки как феномен волновала многие умы человечества. Этой проблемой занимались многие философы, социологи, культурологи. Одни из ученых находились под влиянием марксистской философии (К. Манхейм, Г. Маркузе, Т. Адорно), в то время как другие (Д. Белл, К. Поппер) выступали за деидеологизацию науки и ослабление контроля власти над областью познания.

В Советском союзе принцип партийности предполагал, что любая научная деятельность человека, или деятельность в области искусств имеет классовую основу и идеологические цели. С изменением политического строя отношение к идеологии изменилось, теперь она стала восприниматься как негативное явление.

Идеологизация науки имеет, несомненно, деструктивное влияние на качество научных исследований. В той области, где подразумевается непредвзятый подход, оценочные суждения могут стать губительными, тормозя научный прогресс, нарушая объективность и подрывая авторитет науки вообще. С.Г. Осьмачко рассматривает идеологизацию исторической науки в период 20-50гг XX века, автор полагает, что в результате этого процесса фактически уничтожила историю как науку и создала новую «монументальную историю», пронизанную догматизмом и субъективизмом (Осьмачко, 2009:189-191). Такая точка зрения оправдана при понимании термина идеологии в узком смысле. Воспринимая же его как определенное мировоззрение, основой которого является идея, практически невозможно говорить о деятельности человека вне идеологии. Существует естественная потребность человека в идентификации себя как члена определенной группы людей, будь то нация или политическая партия. Таким образом, человек всегда находится во власти определенной системы ценностей, действует в рамках социальных норм, мировоззрения, ориентируясь на близкие ему идеалы.

Сама по себе идеологизация в науке двустороннее явление. Можно выделить внутреннюю и внешнюю идеологии (Баранец, Веревкин, Ершова, 2009:126-129). Воздействие внешней идеологии — это как раз идеологизация, влияние политики на научную жизнь, ее повсеместный контроль за научной деятельностью. Главным мотивом такой деятельности может стать не борьба за истинность знания, а попытки использовать науку в личных, даже иногда антигуманных целях, оправдать те или иные действия с помощью науки.

Наряду с внешней идеологией существует и внутренняя. Члены научного сообщества представляют собой определенную группу людей, как и члены любой другой группы, они придерживаются определенных взглядов и идеалов. Можно сказать, что тем самым они образуют определенную идеологию внутри этой группы. (Баранец, Веревкин, Ершова, 2009)

Рассматривая термин «идеология» в узком смысле можно говорить о негативном влиянии этого процесса на ход научного прогресса. Однако в то же время наука не может существовать без идеологии в широком смысле, т.е. системы ценностей. Это позволяет научному сообществу развивать свои идеи, защищать науку от фальсификаций и лженаучных течений.  

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.6 Проблема определения термина «идеологема»

Значимой единицей языка идеологии является идеологема. Этот термин активно используется в научной литературе и имеет множество точек рассмотрения и дефиниций. Прежде всего, термин «идеологема» широко представлен в работах отечественных ученых. В западной литературе термин «ideologeme» рассматривается скорее с лингвокультурологической точки зрения и не имеет связи с политической сферой.

Принято считать, что впервые термин «идеологема» был использован М.М. Бахтиным. Он рассматривал говорящего человека в произведении как идеолога, и слова, которые он произносит, как идеологемы. Герой романа, по мнению М.М. Бахтина, движим идеологическим мотивом, и его действия являются подтверждением его идеологической позиции. (Бахтин, 1975)

Таким образом, М.М. Бахтин понимает идеологему в широком смысле, как единицу, служащую средством выражения идеологии, что как раз и является главным фактором в понимании идеологемы.

Е.Н. Нахимова предлагает рассматривает два главных способа определения идеологемы: когнитивный и лингвистический, последний, в свою очередь, делится на лексикологический и семиотический подходы. В ее понимании идеологема это: «универсалия мыслительная, когнитивная…единица идеологической картины мира, которая объективируется в тексте (в том числе в тексте креолизованном) и — шире — в дискурсе собственно языковыми единицами разных уровней, а также знаками других семиотических систем. При когнитивном подходе идеологема рассматривается как феномен, формирующий концептуальные схемы и категории, обусловливающий процессы восприятия, обработки и оценки получаемой информации о том или ином идеологически значимом объекте». (Нахимова, 2011:153). В работе Е.Г. Малышевой под идеологемой понимается, прежде всего, «ментальная единица, в состав которой входит идеологический компонент и которая, как правило, репрезентируется словом или устойчивым словосочетанием» (Малышева, 2009,35). Г.Ч. Гусейнов вводит следующее понятие идеологемы: «минимальный отрезок письменного текста или потока речи, предмет или символ, который воспринимается автором, слушателем, читателем как отсылка — прямая или косвенная — к метаязыку, или к воображаемому своду мировоззренческих норм и фундаментальных идейных установок, которыми должно руководствоваться общество» (Гусейнов, 2003:27). Таким образом, он рассматривает идеологему как понятие внеязыковое, но имеющее формальное выражение в языке.

Анализируя различные подходы ученых к пониманию этой проблемы, можно сказать, что идеологема — междисциплинарный термин, относящийся одновременно к общефилософской, мировоззренческой области и к собственно языковой. Мы можем понимать идеологему в широком и в узком смысле, но всегда имеем дело с указанием на идеологию, т. е. на некий метауровень как на поле функционирования этого феномена. Г.Д. Гусейнов также рассматривает идеологему в узком и широком смыслах, под широким понимая не только языковые знаки, но и символы, элементы изобразительно искусства, музыкальные произведения.

В контексте данной работы целесообразно будет рассматривать идеологему как некую идею, выраженную какими-либо языковыми средствами. Поэтому разумно будет прибегнуть к определению, данному Н.А. Купиной. Она понимает идеологему как «мировоззренческую установку (предписание), облеченную в языковую форму» (Купина, 1995:43). Таким образом, можно не ограничивать понимание идеологемы только широким или узким подходом, т. к. в идеологеме важна как смысловая установка, так и сам знак, с помощью которого она выражается.

Можно заметить, как широко может рассматриваться вопрос о собственно языковом представлении идеологемы. Г.Ч. Гусейнов говорит о том, что идеологемами могут являться даже буквенные знаки, Н.А. Купина полагает, что: «в функции идеологемы может выступать любой речевой отрезок, значение которого связано с обозначаемым (денотатом) идеологического типа» (Купина, 2003:117). Она рассматривает единицы, относящиеся к разным уровням языка, от аффиксов, до текста (в качестве примера приводится роман Н. Островского «Как закалялась сталь»).

Идеологема является проводником определенных идей и используется для воздействия на общество, и как следствие, она всегда несет в себе определенную идеологическую оценку. Также, в идеологеме всегда присутствуют следующие бинарные компоненты: свое-чужое, правильное-неправильное, советское-антисоветское и др. С помощью этих оценок происходит транслирование не только информации, но и отношения к предмету речи. Идеологема отсылает слушающего (под слушающим понимается не только буквальный слушающий, но и читающий) к прецедентному тексту, т.е. идеологема должна быть узнаваемой. Повторное ее использование закрепляет ее идеологический статус или приращивает новые смыслы.  

1.7 Опыт классификации идеологем

В работе Е. Г Малышевой «Идеологема как лингвокогнетивный феномен: определение и классификация» приводится подробная классификация идеологем. Она предлагает несколько критериев:

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

в связи с характером концептуализируемой информации (идеологемы-понятия, идеологемы-фреймы, идеологемы-гештальты, идеологемы-архетипы)

с точки зрения употребления и понимания носителем языка (идеологемы общеупотребительные/понимаемые по-разному, идеологемы ограниченного употребления/понимаемые одинаково)

с учетом прагматического компонента (идеологемы с положительным, отрицательным и смешанным аксеологическим модусом)

в связи с актальностью в современной идеологической картине мира (идеологемы-историзмы, новоидеологемы, реактуализированные идеологемы, универсальные идеологемы) (Малышева, 2009:32-40).

В вопросе интерпретации идеологемы среди ученых нет единого мнения. Одни исследователи рассматривают ее только как собственно языковую единицу, другие же соотносят ее скорее с нелингвистическим философским метауровнем. Ряд ученых полагает, что целесообразно одновременно рассматривать два этих подхода, т. е. понимать под идеологемой смысловую единицу, выраженную языковым знаком. Выражением ее может служить единица любого уровня языка, от буквы до текста. Идеологема характеризуется наличием оценочного компонента, с помощью чего она формирует у людей отношение к сказанному.  

.8 Проблема определения термина «прагмема»

С развитием политической лингвистики происходит и расширение терминологии, в связи с чем возникает проблема разделения близких по значению слов.

Такими близкими по значению термины оказываются идеологема и прагмема. Последняя в лингвистической науке определяется как «лексема с закрепленной за ней прагматической установкой» (Эпштейн, 1991:4). Такие речевые средства так же, как и идеологемы обладают мощным воздействием на аудиторию. Некоторые исследователи совмещают это понятие с понятием идеологемы, так оно так же представляет собой некоторое суждение, свернутое в одно слово. Но, не смотря на кажущееся сходство, стоит развести два этих понятия.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Идеологема так же, как и прагмема представляет собой определенную свернутую идею. Однако если у идеологемы в дополнении к основному значению слова существует также и идеологический компонент, то в случае с прагмемами этот компонент исключительно оценочный. Ю. Кристева связывает понятие идеологемы с понятием интертекстуальности, т. е. идеологема несет в себе также культурную и историческую информацию (Кристева, 2005). Кроме того, идеологема не содержит оценки в своем лексическом значении, так же, как и идеологический компонент не входит в лексическое значение слова, он присутствует как дополнение к нему. В прагмеме же, наоборот, оценка не только жестко связана с лексическим значением слова, но она также является постоянной и осознаваемой, в то время как у идеологемы идеологическое составляющее может меняться, и осознается только в определенном социально-историческом контексте.

Таким образом, прагмемы характеризуются наличием постоянного оценочного компонента, тесно связанного с лексическим значением слова. Они обладают способностью к убеждению и воздействию на аудиторию
  .9 Проблема определения термина «политема»

В качестве еще одного термина политической коммуникации, пересекающимся с термином «идеологема» можно выделить такой феномен, как «политема». О.И. Воробьева в своей работе «Политическая лингвистика: политический язык как сфера социальной коммуникации» дает следующее определение политем: «единицы политического языка, содержащие в своей семантической структуре политический компонент значения» (Воробьева, 2008: 5). Эти единицы так же используются в политической коммуникации для воздействия на аудиторию. Круг политем ограничен политическими терминами, полутерминами, номенклатурными словами, но, не смотря на это, они могут использоваться и в других сферах, например, в СМИ, публицистике, художественной литературе.

Н.А. Резникова говорит о том, что политемы, так же, как и идеологемы являются многозначными словами, однако эта многозначность не всегда актуализируется в контексте, как это происходит в случае с обычными словами с полисемией. Таким образом, даже находясь в контексте, значение политемы и идеологемы может оставаться неточным и размытым (Резникова, 2005).

Можно сказать, что идеологемы могут входить в состав политем, но при этом имеют дополнительный идеологический компонент значения, т. е. идеологемы, относящиеся к определенной совокупности идей, выражают оценку, отношение к каким-либо общественно-политическим событиям и явлениям.  

.10 Проблема определения термина «миф»

На данный момент в рамках гуманитарного знания накопилось большое количество материала, посвященного проблеме мифа и мифологического сознания в целом. Большая вариативность подходов и материала позволяет выделить несколько групп работ. Во-первых, это работы, посвященные общим законам мифа, его проявлению в сознании человека традиционного общества (А.Ф. Лосев, М.М. Бахтин, К. Леви-Стросс, В.Я. Пропп и др.). Во-вторых, это исследования, рассматривающие миф как семиологическую систему (Р. Барт, Ю.М. Лотман, Д. Кембел и др.). В-третьих, работы ученых, в которых рассматриваются законы функционирования мифологем (Ю.Е. Березкин, В.Я. Пропп и др) Также можно выделить группу исследований, посвященных узкой проблематике, например, в политике, лингвистике, массовой культуре и др. в рамках мифологизации (П.С. Гуревич, Е.И. Шейгал, А.Н. Савельев и др.)

Термин «миф» может быть рассмотрен с разных сторон. В привычном понимании это в первую очередь литературный термин, который определяется как сказание о богах, духах, героях.

В статье И.Т. Вепревой и Т.А. Шадриной миф рассматривается в общем как «освященный традициями образ (отчасти — фантомного характера), обладающий эмоциональной нагруженностью» (Вепрева, Шейгал, 2006:126). Таким образом, миф — это не только литературный или исторический термин, он также актуален для многих областей современного знания, в том числе для политологии и лингвистики.

Миф в современном понимании это скорее образно-символическое понимание и интерпретация реальности, основанные на вере и эмоциональном переживании.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Также можно сказать о соотнесенности мифа с бинарной концепцией «свое-чужое», или как пишет Е.И. Шейгал «мы-они», т.е. говорящий воспринимает ту или иную информацию как ложную, в то время как слушающий относится к ней как к объективной и авторитетной (Шейгал, 2000).

А.М. Лобок говоря о мифе, подчеркивает силу его явную корреляцию с ложью, причем с очень могущественной, способной влиять на сознание людей, без практической возможности быть развенчанной. Первобытный человек, беззаветно веривший в одушевленность космических тел, не сомневался в истинности своего верования, да и сущности не нуждался в нем, для него были важны сами переживания. По своей сути сознание первобытного человека не отличается от современного, в нем происходят те же процессы (Лобок, 2003). Отсюда следует вывод о крайней устойчивость мифа, его закрепленность в сознании современных людей.

Миф обладает сложной структурой, он обращен в культурное прошлое, к традициям и одновременно с этим в настоящее, к коллективным стереотипам. Идеологи широко могут использовать мифы для моделирования действительности в своих целях. Важно отметить, что именно тоталитарные системы отличаются особой мифологичностью, в то время как демократический режим не нуждается в этом, отношения власти и народа основываются на взаимном доверии (Шейгал, 2000:73).

А.Н. Савельев рассматривает современную политическую арену как поле для формирования и функционирования мифов. Современному человеку, для упрощения понимания реальности требуется некое архаическое, символьное знание, для обоснования механизма, по которому строится и работает современное общество. Особенно такой тип мышления проявляется у людей в период кризисов, когда привычная картина мира рушится, и на помощь приходят символы и сюжеты, где вместо героев и богов фигурируют политические деятели. Также автор выделяет политический миф как отдельную концепцию. Политический миф уходит корнями в народную память, социальный опыт и воспринимается слушающими как объективная реальность. Такой миф функционирует благодаря символам и образам, связывающим прошлый опыт с настоящим (Савельев, 2003).

Термин «миф» — многозначное понятие, все значения которого объединяет соотнесенность с вымыслом. Можно сказать, что современный миф отсылает человека к архетипическому пониманию реальности. Таким образом, человек ориентируется на привычные для него концепты «свое-чужое, «добро-зло», что упрощает его восприятие. Миф скорее не рациональное переживание, а эмоциональное. Он может быть использован в качестве мощного инструмента воздействия на людей.

1.11 Проблема определения термина «мифологема»

Средством функционирования мифа в языке является мифологема. Термин, наряду с мифом, имеющий широкое толкование. Традиционно его можно понимать, как элемент мифа, его составную часть. «Мифологемы, ж. (лит.). Составной элемент мифологического сюжета» (Толковый словарь русского языка, 1940). Наряду с этим, мифологему можно трактовать как языковую единицу, служащую инструментом для формирования, а затем поддержания и распространения мифа, т. е. некого концепта, основанного на социальных прообразах и призванного создать новую реальность в сознании людей. Е.И. Шейгал полагает, что «Отличительным признаком мифологемы является фантомный денотат — либо несуществующий, либо настолько неясный и размытый, оторванный от реальной действительности, что это создает простор для работы ложного сознания» (Шейгал, 2000:187). Таким образом, основой мифологемы является миф, несуществующий объект действительности. Говорящий использует ее для вербализации тех идей, которые он хочет донести до аудитории для формирования у нее определенной картины мира. Феномен имеет отношение не к рациональной сфере, а к эмоциональной, подсознательной.

Е.И. Шейгал отмечает, что мифологемы также тесно связаны с бинарной оппозицией «вера-безверие», т. е. слушающий может воспринимать информацию с разной степенью веры (Шейгал, 2000). Последний член оппозиции характеризуется наличием в языке специальных слов — маркеров, в то время как «вера» не маркируется. Мифологема функционирует в рамках неопределенности, фантомности, фидеистичности (вера — неверие), как и многие знаки языка политиков (Чудинов, 2006). Она обладает широким коннотативным поле, может нести идеологический компонент, что роднит ее с идеологемой.

Для того, чтобы языковая единица стала мифологемой, она должна быть прецедентной, т. е. хорошо узнаваемой слушающим, иметь отношение к общенародному сознанию, культурным концептам, стереотипам и особенностям, беспрепятственно и часто воспроизводимой. Мифологемой может быть текст, основанный на своего рода «сказке», пословица, лозунг (Не трудящийся, да не ест), анекдот, известное имя (В.И. Ленин, И.В. Сталин), термин (коммунизм).

Рассматривая понятия идеологемы и мифологемы можно сказать, что они накладываются друг на друга. Идеологема функционирует в рамках идеологии, что является более широким понятием, чем миф, единицей выражения которого является мифологема. Для идеологемы характерно наличие реального политического денотата, при этом все значения, вкладываемы в идеологему являются субъективными, оценочными. В то время как отличительной чертой мифологемы как раз является размытость денотата.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Н. А Купина полает, что идеологема может стать мифологемой при получении приращения, обладающего недостоверностью (Купина, 1995). Можно сказать, что при размытости денотата у идеологемы она также может переходить в статус мифологемы. При наличии у мифологемы политического, идеологического смысла она также может стать идеологемой.

Таким образом, идеологема и мифологема представляют собой пересекающиеся понятия, однако у них есть свои отличительные черты. Идеологема характеризуется наличием реального идеологического смысла, в то время как мифологема характеризуется опорой на миф, т. е. «размытый» денотат.  

.12 Лингвистическая сущность терминов

Терминология — это наука, занимающаяся проблемой формирования и функционирования специальных слов — терминов, система которых служит для накопления и передачи знаний. Терминологическая система является необходимой частью любого языка, она противопоставляются общей лексике, так как имеет свои ключевые особенности. Каждый термин должен иметь дефиницию, то есть точное определения с точки зрения той или иной научной области. Некоторые термины могут употребляться в различных областях научного знания, но в этом случае важно отметить, что, они являются не полисемантами, а омонимами. Как известно, термины относятся к области жестко формализованной и предельно стандартизованной. Главная цель термина — однозначно определять объект речи, при этом он не должен иметь экспрессивной окраски, быть стилистически нейтральным. Словарь Розенталя дает следующее определение термина: «термин (лат. terminus — предел, граница, пограничный знак). Слово или словосочетание, точно обозначающее какое-либо понятие, применяемое в науке, технике, искусстве. В отличие от слов общеупотребительных, которые часто бывают многозначными, термины, как правило, однозначны, им не свойственна также экспрессия» (Словарь-справочник лингвистических терминов, 2007). В этом заключается классический подход к определению термина.

Лингвистическая сущность терминов по Табанаковой определяется следующими критериями (Табанакова, 2001):

)     Точность

2)      Однозначность

)        Отсутствие синонимов

)        Безэмоциональность

)        Номинативность

)        Дефинитивность

)        Системность

В случае быстрого развития той или иной области знания, происходит популяризация науки, а вместе с ней в общее употребления переходят и термины. Использование терминов в СМИ ведет не только к расширению их употребления, но и потеря научной точности. Этот процесс называется детерминологизацией. Омонимы, не обладающие научной точностью перестают быть встроенными в терминологическую систему и функционируют отдельно от нее, претерпевая различные изменения. Изменениям зачастую подвергается как семантика, так и внешний облик слова. Такие слова обретают возможности к стилистической окраске, наличию эмоционального компонента.  

Глава 2. Качественный и кластерный анализ идеологем  

.1 Качественный анализ идеологем  

.1.1 Поляризация терминологии

Политическая экономия в СССР «наука о развитии общественно-производственных, то есть экономических, отношений людей. Она выясняет законы, управляющие производством и распределением материальных благ в человеческом обществе на различных ступенях его развития» (12,10). Таким образом политическая экономия является средством описания и изучения товарно-денежных отношений. Однако, не смотря на статус политической экономии как науки, дискурс в ее рамках далек от однозначности, нейтральности и насквозь пронизан идеологическими установками. В предисловии к учебнику политической экономии приводится тезис о неоднозначности этой науки для разных классов общества, таким образом, она разделяется на буржуазную, пролетарскую, политическую экономию промежуточных классов и мелкобуржуазную. Гораздо более интересным является следующее высказывание: «совершенно неправы те экономисты, которые утверждают, что политическая экономия является нейтральной, непартийной наукой, что политическая экономия независима от борьбы классов в обществе и не связана прямо или косвенно с какой-либо политической партией» (12,5). Это значит, что политическая экономия провозглашается партийной наукой и превращается в мощный инструмент идеологии.

Единственно объективной, правдивой, беспристрастной становится политическая экономия рабочего класса «того класса, который не заинтересован в замазывании противоречий и язв капитализма» и «интересы которого сливаются с интересами освобождения общества от капиталистического рабства, интересы которого лежат на одной линии с интересами прогрессивного развития человечества». В приведенном фрагменте явно присутствует наличие бинарных оппозиций «свое — чужое», «добро — зло». К категории «чужого» относится капитализм, описываемый с особой метафоричностью, которая задает оценку и формирует отношение к субъекту речи. Например, «замазывание противоречий и язв капитализма», «замазывание» здесь рассматривается как синоним маскировки, сокрытия правды, «язвы» же имеют прямое отношение к болезни или даже уродству.

Напротив, пролетарская политическая экономия провозглашается своего рода избавителем, носителем добра и двигателем прогресса, рассматривается как бескорыстная сила, способная одержать победу над капиталистическим гнетом.

Для закрепления идеологических установок и формировании мифа о полярном мире, о противостоянии «добра» и «зла», то есть социализма и капитализма необходимо проводить идеологическую работу на многих уровнях. Поскольку телевидение было практически не развито в рассматриваемый период времени, одним из самых эффективных средств воздействия на широкую аудиторию страны становится газета «Правда».

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Газета «Правда», выходившая в СССР каждый день, фактически являлась главной газетой страны. Не смотря на то, что Сталин официально не был редактором издания, тем не менее, он принимал активное участие в выпуске некоторых статей и был куратором газеты.

С началом холодной войны устанавливается четкая полярная идеологическая система. Мир делится на две части: СССР и страны народной демократии, а также Америка и другие капиталистические страны. В связи с этим многие статьи на экономические темы приобретают четкую «перекрестную» структуру. Например, в статье может приводиться информация о кризисных явлениях в Америке, о плачевном состоянии ее экономики, в следующем же абзаце автор дает описание экономической ситуации, существующей в СССР, но указывая только положительные факты, подчеркивая ее непохожесть на капиталистическую. В качестве примера можно рассмотреть следующий фрагмент статьи:

Бешеная гонка вооружений в странах капитала привела к еще большему усилению гнета монополий, росту налогового бремени, резкому повышению цен на товары первой необходимости и снижению реальной заработной платы рабочих (3).

Трудящиеся Советского Союза навсегда избавлены от эксплуатации, не знают безработицы, голода и нищеты. Социалистическая система хозяйства обеспечивает одновременный быстрый рост производства и народного потребления (3).

В приведенном фрагменте хорошо видно, как представлены капиталистическая и социалистическая экономики. Информация о росте цен и налогов в странах капитала противопоставляется информации о подъеме производства при социалистической системе хозяйства. Такое противопоставление усиливается применением эмоционально-экспрессивных слов «гнет», «эксплуатация», «нищета». Такой прием построения текста усиливает контрастивное восприятие читающим. Построение полярной парадигмы восприятия является одним из приемов идеологизации.

В работе А. Мирошниченко «Толкование речи» автор отмечает, что не только языковые, но и субъязыковые средства могут быть инструментами языкового моделирования (Мирошниченко, 1996). То есть деление на абзацы тоже является средством идеологизациии, так как они несут определенную смыслообразующую и ритмообразующую функции.

2.1.2 Принцип оппозиции

Как описывалось ранее, для тоталитарного языка характерной чертой является примитивизм, который отражается на разных уровнях языка, будь то синтаксис или семантика. Примитивизм заключается в упрощении конструкций, слов или же концептов для наиболее эффективного воздействия на широкую аудиторию разных возрастов, с разным уровнем образования и культуры. «Семантический примитивизм — следствие утилитаризма как элемента тоталитаризма, его нравственного идеала» (Купина, 1995:56) На языковом уровне примитивизм находит свое отражение в семантической оппозиции. Язык идеологии четко делится на две полярные зоны, которые при сильном обобщении можно описать как «хорошо» — «плохо».

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В случае с экономической терминологии этот прием становится наиболее «удобным», так как в самой терминологической системе политической экономии уже содержится противопоставление социализма капитализму. Семантический примитивизм актуализируется с помощью антиномий: советский — антисоветский, социалистический- капиталистический, пролетарский — буржуазный, американский, коммунистический — империалистический и др.

Одной из центральных оппозиций является противопоставление «своего» и «чужого». Здесь все советское рассматривается как «свое», «родное», противопоставленное странам капитала: «советские люди работают не на капиталистов и помещиков, а на себя, на свое родное Советское государство» (4). Правительство персонифицируется, наделяется материнскими чертами: «ярко проявляется огромная забота большевистской партии, товарища Сталина» (2). Забота советского государства о своих гражданах противопоставляется «хищнической» капиталистической системе хозяйства. Все «чужое» наделяется отрицательными коннотациями: «агрессивные», «эксплуататорские», «грабительские». В данном случае актуализируется противопоставление «мы — они»: Они беспощадно наступают на жизненные права трудящихся, ликвидируют последние остатки буржуазно-демократических свобод и насаждают фашистско-полицейские методы управления», «они милитаризируют экономику.

Следующая бинарная оппозиция «свобода — эксплуатация» содержит в себе отсылку к базовым ценностям человека, которые всегда наиболее убедительны. В текстах газеты «Правда» эта оппозиция является наиболее частотной. Советский народ провозглашается не просто свободным народом, ему также предстоит миссия по освобождению других народов от «гнета» капиталистической системы.

В учебнике политической экономии и словарях сталинского периода капитал определяется как «экономическая категория, выражающая отношения эксплуатации наёмных рабочих капиталистами». Поскольку этот термин относится к ядру терминологической системы политической экономии, его толкованию следует уделить особое внимание. Уже в самом определении появляется семантика угнетения как основного принципа капитализма. Далее эта семантика актуализируется в публицистических текстах, речах представителей партии, ключевых прецедентных текстах эпохи. Например, толкование такого термина как «прибавочная стоимость» происходит уже на базе идеологизированного термина «прибавочная стоимость», она рассматривается как стоимость, выражающая «специфически капиталистическую форму эксплуатации». Далее, при рассмотрении других элементов терминологической системы можно заметить тенденцию к развитию семантики эксплуатации, которая повторяется во всех толкованиях терминов, относящихся к капиталистической экономической системе, которая впоследствии именуется «эксплуататорской общественно-экономической формацией». В текстах газеты «Правда» левый член оппозиции обогащается новыми коннотациями, такими как «бремя», «гнет» и т. д. Капиталисты рассматриваются как эксплуататоры, в то время как советское государство выступает в качестве освободителя. Однако, противопоставление происходит не только на уровне стран, но и на уровне классов в СССР. Так буржуазный класс, вбирающий в себя также смысл «дворянский», «помещичий» «чужой» противопоставляется классу трудящихся (рабочему классу, пролетариату), задача которого избавить страну от «ига капитала» уничтожив буржуазию как класс. В этом выражается борьба советской власти с привилегированными классами, классами далеких от народа. Такая классовая окрашенность лексики укрепляет примитивную оппозицию.

После окончания гражданской войны в СССР правительству было необходимо восстановить разрушенную экономику страны и наверстать капиталистические страны. Для этих целей еще при В.И. Ленине была введена новая экономическая политика (НЭП), которая должна была в первую очередь восстановить промышленность, играющую ключевую роль в предстоящей войне. Революционная экономическая политика предполагала быстрый переход к индустриализации страны, благодаря чему была введена политика пятилеток. Пятилетки стали своего рода символом подъема советского государства, движения вперед, преуспевания и утопического будущего, венчавшегося всеобщей победой социализма. В то время популярным становится лозунг «пятилетка в четыре года», который наглядно отражает курс правящей партии на ужесточение дисциплины и провозглашает упорный труд среди населения главным гарантом благополучия и процветания страны. Не только само слово «труд» становится идеологемой, также, идеологический компонент приобретает словосочетание «трудящиеся массы», референт которого размыт наряду со лексемой «трудящиеся», которая характеризуется абстрактным референтом, для аудитории не всегда ясно, что скрыто за таким понятием, оно может вбирать в себя разные значения в зависимости от контекста.

Для того, чтобы воодушевить людей на трудовые подвиги в сфере производства на уровне языка раскрывается бинарная оппозиция «преуспевание — упадок».

Концепция социализма соответствует движению вперед, в то время как капитализм всегда характеризуется движением вниз: «капиталистический мир катится вниз», «в пучину» (ассоциация с неконтролируемой разрушительной стихией). Если что-то и растет в странах капитала, то это исключительно безработица, голод и нищета. Такой примитивный прием оформляется с помощью лексических единиц, часто характеризующихся избыточностью: «непрерывное и непрекращающееся повышение цен». Также нередко наличие интенсификаторов: «неуклонное снижение уровня жизни», «жесточайший экономический кризис». На идеологему «кризис» следует обратить особое внимание, так как она наделена отрицательной коннотацией и употребляется только в контексте капиталистической системы экономики. Н.А. Купина в своей монографии указывает на наличие в СССР мифа об исключительности, который поддерживался в том числе и благодаря лексическим особенностям дискурса (Купина, 1995).

Социализм — это всегда движение вперед или вверх: «неуклонный рост материального уровня жизни трудящихся в СССР», «СССР и страны народной демократии неуклонно идут вперед», «неуклонные темпы роста». Влияние социалистической системы на другие сраны всегда признается плодотворным, в то время как капитализм всегда разрушителен: «Трудящиеся всего мира все больше убеждаются, что раздираемый непримиримыми противоречиями капитализм отжил свой век».

Идеологеме «социализм» также соответствует идея о «единстве большого общества», свойственная тоталитарному мышлению (Ахизер, 1993:14). Социализм — это «содружество», а капитализм всегда «раздираем противоречиями». Так актуализируется оппозиция «единство — разрозненность», которая также является одной из ключевых черт языка идеологии.  

.1.3 Лексико-семантические средства создания идеологем

Наиболее широким классом средств создания идеологем является лексико-семантические средства, анализ которых позволяет проследить процесс приращения оценочного компонента к термину, который впоследствии становится идеологемой.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Одним из самых распространенных способов конструирования идеологем становится употребление экспрессивной и оценочной лексики. Оценочная и экспрессивная лексика позволяет выразить в словарной форме сразу два подхода к описываемому предмету: объективный компонент и субъективный компонент. Объективность заключается в том, что она мотивирована самими признаками предмета речи, а субъективность отражается в способности субъекта к оцениванию, выражению собственной эмоциональной реакции на предмет. Ораторская практика на протяжении многих веков рассматривает оценочность как наиболее важную категорию, подчиняющую себе эмоциональность и экспрессивность.

Например, рассмотрим следующие контексты:

Капиталистический мир катится вниз, в пучину кризиса, нищеты, еще большего обнищания масс (5).

Капиталистический мир всего лишь через 4 года после войны вновь вступает в жесточайший экономический кризис(2).

Грозный призрак инфляции стоит перед многими капиталистическими странами. Стремительно растут дороговизна, налоги. Сотни миллионов трудящихся обречены на голодное и полуголодное существование (2).

Использование таких экспрессивных слов, как «жесточайший», «грозный», «обречены» образуют негативный контекст вокруг идеологем «капитализм», «капиталистический», «капиталист». Также при описании негативных явления в контексте капитализма используется большое количество усиливающих их значение слов-интенсификаторов, отражающих наряду с суперлативом крайнюю точку оценочной шкалы: «неуклонное снижение уровня жизни», «абсолютное обнищание рабочего класса», «хроническая безработица», «хроническое загнивание экономики», «жесточайший экономический кризис», «нарастающий экономический кризис»; синонимические ряды так же усиливают значение: «непрерывное и непрекращающееся повышение цен».

Поскольку в идеологизированных текстах капитализм противопоставляется социализму, то и лексика, использующаяся в тех или иных контекстах поляризована. Например, идеологема «индустриализация», на страницах советской прессы она рассматривается как причина «высоких темпов развития», «становления могущественной индустриально-колхозной социалистической державы».

Активно используется прием противопоставления. Социалистическая индустриализация ставится в противовес капиталистической индустриализации, например, рассмотрим контекст: Источниками индустриализации капиталистических стран являются грабеж колоний, военные контрибуции, кабальные займы, беспощадная эксплуатация трудящихся. Социалистическая индустриализация осуществляется на основе содружества и взаимопомощи равноправных народов (7). Таким образом, «капиталистическая индустриализация» нагружается дополнительными негативными смыслами, благодаря использованию таких маркированных лексем, как: «грабеж», «кабальный», «беспощадная», «эксплуатация». «Социалистическая индустриализация» окружается такими понятиями, как «содружество», «взаимопомощь».

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Можно сказать, что идеологема «индустриализация», в зависимости от контекста, функционирует в двух полярных сферах: «свой-социалистический» — «чужой-капиталистический», т. е. она имеет своего рода смешанный идеологический модус, оцениваемый по-разному в зависимости от контекста.

Кроме того, в текстах тоталитарного дискурса зачастую можно обнаружить неоправданную избыточность. Дублирование одних и тех ж элементов смысла можно отнести как к неосознанном явлению, так и к мотивированному приему. В первом случае избыточность является дефектом, а во втором является одним из приемов языковой манипуляции, придавая сообщению оценочный компонент.

Одним из примеров такого рода избыточности является описанный А.А. Мирошниченко эффект семантического усиления (Мирошниченко, 1995). Рассмотрим следующий контекст: «В нашей стране взаимные отношения людей в процессе производства характеризуются как отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации работников» (5). Внимание стоит обратить на словосочетания «товарищеское сотрудничество» и «социалистическая взаимопомощь», которые имеют сходные значения, так как сотрудничество подразумевает взаимопомощь, а в семантике слова «товарищеский» присутствует компонент «помощь». Этот эффект усиливается употреблением словосочетания «взаимные отношения». Суть этого явления в соединении нескольких похожих коннотативных или периферийных сем таким образом, что их семантические поля частично накладываются друг на друга. Такой прием речевой избыточности придает дополнительную значимость предмету текста. Данный прием характерен, как пишет А.А. Мирошниченко, для публицистических текстов советского периода, созданных политически ангажированными журналистами (Мирошниченко, 1995).

Следующим приемом конструирования идеологем, обнаруженным на страницах газеты «Правда» становится противопоставление синонимов. Вообще противопоставление является характерным приемом тоталитарного дискурса. Этот прием легко осуществим, когда речь идет о разных экономических явлениях, но в идеологизированном дискурсе встречаются случаи, когда два разных термина относятся к одному и тому же явлению, например, «конкуренция» и «социалистическое соревнование»: В этом проявляются огромное преимущество нашего общественного и государственного строя, отличительная особенность советского общества, где производственные отношения основаны не на принципах эксплуатации и конкуренции, а на принципах творческого содружества и социалистического соревнования (8). «Конкуренция» здесь ставится в один ряд с «эксплуатацией», а «социалистическое соревнование» сопоставляется с «принципами творческого содружества». Стоит отметить, что лексемы «творчество», «творческий» довольно часто встречается в подобных контекстах, это опять же связано с существованием культа труда в СССР. Это отражается и в тематике первых полос советской публицистики, где в изобилии были представлены статьи, посвященные ударникам труда, успехам промышленности, результатам пятилеток. Причем творчество понимается авторами не как создание каких-либо уникальных объектов, а как любая трудовая деятельность («творческая энергия», «творческая инициатива»). Таким образом, «социалистическое соревнование» приобретает дополнительную соотнесенность не только с социалистическим строем, но и с идеологемой «труд».

Еще одной из черт идеологического дискурса является высокий уровень его стереотипизации, то есть наличие модели, в которой языковому знаку соответствует одно и то же явление. Такие модели «экономят усилия коммуникаторов по определению референциальной (предметной или понятийной) соотнесенности высказывания» (Мирошниченко, 1995). Стереотипизация проявляется на когнитивном уровне, а на языковом уровне речевые усилия коммуникантов экономят клише.

Стоит обратить внимание на использование таких словосочетаний как «болезни капитализма», «ужасы капитализма». Эти конструкции можно отнести к клише с применением родительного падежа, на особенности которых первым обратил внимание Л.В. Щерба (Щерба, 1957:40). Клише отличаются от обычных словосочетаний отсутствием референта, т. е. такому языковому знаку не соответствует реальный предмет в действительности. А. Мирошниченко называет такую семантическую пустоту эффектом реификации «когда абстрактные конструкции мыслятся как конкретные вещи» (Мирошниченко, 1995). Такие речевые клише характеризуются воспроизводимостью, высокой частотностью в публицистических текстах.

Достаточно регулярным для тоталитарного дискурса оказывается переход неполитических явлений в сферу политического. Об это пишет и Н.А. Купина: «существенной особенностью тоталитарного языка является полная или частичная трансформация семантики этической в семантику политическую» (Купина, 1995:34). Например, слово «соревнование», включенное в словосочетание «социалистическое соревнование» приобретает новые смыслы. Культ труда и ударничества в СССР активно воспитывается властью, которой необходимо мотивировать жителей страны на новые трудовые подвиги. Одним из видов такой мотивации становится «социалистическое соревнование», противопоставленное идеологеме «конкуренция».

Также интересным явлением является переход политических явлений в сферу этического, например, словосочетание «вульгарная экономия» в котором экономия приобретает собственное место на ценностной шкале. Сюда же относится конструкция «беспрецедентный цинизм», этический компонент которой усилен интенсификатором.

К сфере ценностей социализма относятся идеи строительства и созидания, в то время, как капитализму соответствует идея разрушения. На создание нового направлены «все творческие силы» людей, труд в СССР является исключительно созидательным и направлен на «дальнейший рост культурного и материального уровня жизни трудовых масс».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Таким образом, разнообразие лексико-семантических средств позволяет глубже понять процесс превращения терминов в идеологемы.  

.1.4 Роль метафор в создании идеологем

Метафоры являются неотъемлемой частью любой языковой культуры. В связи с исключительным интересом к этом явлению со стороны науки в разных ее областях метафорам посвящено огромное количество литературы. Одной из работ является книга Дж. Лакоффа и М. Джонсона «Метафоры, которыми мы живем». Авторы являются сторонниками когнитивного подхода и связывают истоки метафор с особенностями человеческого сознания. Тесная связь метафор с мышлением открывают широкие возможности для использования их для политических манипуляций (Лакофф, Джонсон, 2004).

«Политические и экономические идеологии формируются на основе метафор». (Лакофф, Джонсон, 2004:252) Такие метафоры из сферы политического и экономического помогают скрыть информацию, что ведет к искажению картины мира. Для языка сталинского периода также свойственна метафоризация.

А.П. Чудинов отмечает, что для создания определенной политической картины используется система концептов, которая формируется с помощью использования метафор (Чудинов, 2006). Они предполагают уже готовые оценки для объектов действительности и способствуют пассивному восприятию реальности. Автор предлагает концепцию, состоящую из четырех разрядов политической метафоры: антропоморфная, природоморфная, социоморфная и артефактная.

Рассматривая политическую метафорику в исторической перспективе можно увидеть два основных ее взаимопроникающих свойства: архетипичность и вариативность. Архетипичность метафорической системы — это ее неизменность, своеобразное ядро, которое не имеет тенденции к изменению уже на протяжении многих веков. К таим метафорам относятся, например, метафора болезни, которая формирует образ больного враждебного общества. Эта метафора остается эффективной на протяжении многих поколений, поскольку опирается на анатомо-физиологическую общность людей.

Вариативность метафор проявляется в периоды политических изменений. Анализ динамики матфорической системы может многое рассказать о процессах, происходящих в обществе. Рассматривая семантический центр политической метафоры сталинского периода можно выделить три основные темы: болезнь, механизм, животные (поведение животных).

Метафора механизма не является новой для истории политической метафорики. Этот троп выделяли такие ученые, как А.П. Чудинов, А.Н. Баранов, В. Клемперер и др. В основе этой метафоры лежит понимание государства как некого механизма, в котором все элементы работают слаженно, каждый выполняя свою функцию. Этот подход отражают призывы Сталина к повышению «производительности труда», такие лозунги, как «Государство есть машина в руках господствующего класса», а также словосочетания «государственный механизм» и «экономический механизм». Механическая метафора тесно связана с техническим прогрессом, пропагандой которого активно занималось советское правительство. На страницах газеты «Правда» много говорится о техническом оснащении производств, новых изобретениях, усовершенствовании техники: «Технический прогресс немыслим без постоянной заботы о рационализаторах, изобретателях, новаторах производства, двигающих нашу технику, совершенствуя методы труда». Как отмечает М. Вайскопф вся риторика советской власти пронизана темой металлургии, которая являлась «природной стихией пролетариата» (Вайскопф, 2001:346). Даже сама фамилия Сталина указывает на неравнодушное его отношение к тяжелой промышленности. идеологема метафора кластерный лингвистика

Таким образом, метафора механизма представляет людей не как отдельных личностей, а как элементы механизма, главная задача которых много и слаженно работать.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Если метафора механизма относится главным образом к описанию социалистического способа ведения хозяйства, то метафора болезни, очевидно, принадлежит капитализму. Метафора болезни или морбиальная метафора в своем использовании в политическом дискурсе также восходит к древности. А.П. Чудинов, Е.В. Будаев, Е.И. Шейгал отмечают, что такая метафора часто реализуется в периоды политических потрясений. Однако, в случае с идеологизацие й экономической терминологии морбиальная метафора фиксирует негативные коннотации с капитализмом, формируя у советских людей ощущение нарастающего разрушения в «странах капитала»: «Кризис, безработица, расточительство, нищета широких масс — вот неизлечимые болезни капитализма». В это время социализм демонстрирует «здоровый» рост экономики: «мы свободны от неизлечимых болезней капитализма», «весь ход успешного развития нашей экономики является подтвержденным преимуществом огромной жизненной силы социалистической системы хозяйства». Кроме того, использование таких клише, как «неизлечимые болезни капитализма», «язвы капитализма» с размытым денотатом говорит о нежизнеспособности капитализма, его неспособности к выздоровлению, а значит, наиболее рациональным вариантом борьбы с ним является его полное разрушение: «Свергнув капитализм и построив Социализм, он (СССР) завоевал для себя счастливую жизнь».

Бестиарная или зооморфная метафора также открывает широкий когнитивный потенциал для формирования образа врага. Сравнение действий капиталистов с поведением животных подчеркивает «нечеловеческую» природу капитализма Основным приемом идеологизации терминов «монополия», «монополист» становится метафорическое сравнение монополистов с хищниками, а их действий с действиями, характерными для животных. Словосочетания «бешеная злоба», «грызня», «хищники», «ненасытная жажда», «жадные щупальца» оформляют ассоциативное поле «животное». Стоит отметить, что в словосочетании «ненасытная жажда» нарушено правило лексической сочетаемости (неутолимая жажда). Видимо, здесь автор хотел совместить две метафоры для усиления выразительности. Такие словосочетания, как «бешеная гонка вооружений», «беспощадные, агрессивные действия» насыщают метафорическое пространство коннотацией бесконтрольности и неосознанности. Агрессивные действия капиталистических стран приносят вред не только другим странам, но и самим себе: «правящая клика США свирепо душит в стране все передовое». Капиталисты и монополисты сравниваются либо со свирепым животным, либо со спрутом, который жадно захватывает народное имущество и «ввергает сотни миллионов людей труда в пучину страшных бедствий, нищеты и голода». Зооморфная метафора формирует негативный образ врага, как неосознанного, свирепого хищника, которому чужды человеческие нормы, в связи с этим задачей социализма партией видится уничтожение капиталистического «монстра».

Таким образом, метафоры оказываются мощным средством формирования идеологем из экономических терминов, к структуре актуального значения добавляются новые семы, придавая термину соотнесенность с чужеродным для научного термина ассоциативным рядом. Не смотря на то, что данный прием отнюдь не является новым для политического дискурса, образность и яркость метафор успешно формируют в картине мира устойчивые шаблоны восприятия действительности.  

.1.5 Графические средства при создания идеологем

Кроме собственно языковых средств, в формировании идеологем участвуют также и средства графического уровня. Например, рассматривая следующий контекст: «Капиталистические страны, не смотря на так называемую «помощь» по плану Маршалла, не могут преодолеть трудностей и противоречий, раздирающих их экономику не могут остановить нарастающий экономический кризис» можно заметить, что дополнительную аксиологическую окраску идеологеме «капиталистические страны» добавляют именно кавычки. В статье А. Зализняк «Семантика кавычек», в которой автор рассматривает разные виды этого пунктуационного знака, описаны два близких случая его использования: ирония и «полемические» кавычки. В первом случае кавычки придают противоположное значение выделенному слову, во втором же содержат информацию, которую автор высказывания заведомо считает ложной (Зализняк, 2007).

В рассматриваемом случае, к кавычкам добавляется выражение «так называемая», добавляя оценочный компонент и иронию лексеме «помощь», наделяя ее противоположным значением.

В следующем примере кавычки используются неоднократно: «Они (капиталисты) «успокаивают» рабочих предсказанием, что в предстоящем году безработица в США возрастет «всего» на 1 млн. человек». Таким образом автор «разоблачает» капитализм и дает читателю понять, что безработица в таких масштабах является нормой в США и немыслима в СССР.

Вопрос о статусе иронических кавычек в процессе идеологизации является дискуссионным. С.А. Журавлев, Н.А. Купина, А.П. Чудинов и другие исследователи понимают под идеологемой именно вербальную единицу. Г.Ч. Гусейнов рассматривает кавычки как самостоятельную идеологему, поскольку по его мнению референтом идеологемы «не является ни обобщение или абстракция, ни предметная реальность», любой элемент естественного языка может выступать в этом качестве. (Гусейнов, 2003:27). Здесь же стоит упомянуть и А.А. Мирошниченко, который рассматривает идеологему с двух сторон: как «лингвему» (языковое выражение) и собственно идеологему («праксему сознания»). В первом случае, по мнению автора, языковым выражением идеологического содержания может быть не только любая единица языка, но и семантические и синтаксические отношения, а также значимое отсутствие языкового знака. (Мирошниченко, 1995).

Наличие кавычек в сообщении отсылают читателя на внеязыковой уровень, на уровень подтекста, предлагая ему самому догадаться о значении, вкладываемом автором текста. Кроме того, в противопоставлении «свой — чужой», в котором идеологемы, принадлежащие к имагологической группе актуализируются с помощью кавычек.  

2.2 Кластерный анализ идеологем  

.2.1 История кластерного анализа

На протяжении всей человеческой истории люди собирали и накапливали знания об окружающем мире. Для того, чтобы упорядочить эти знания необходимо было выделить черты сходства у исследуемых объектов и на основании этого объединить их в группы. Этот процесс и был назван классификацией. С увеличением информационного потока роль классификации также возросла. До XX-го века этот интеллектуальный процесс проходил в соответствии с естественными возможностями человека, в последнее столетие на помощь человеку приходит вычислительная техника, которая уже на основе математических моделей может отражать связи между объектами.

Одна из первых работ в области классификации — это работа Огюстена Декандоля 1813 года, в которой он предложил теорию классификации и систематизации. В работе он выделял особые единицы — таксоны, которые образовывались на основе общности свойств исследуемых объектов. Благодаря этой работе классификация начала активно развиваться, однако первое время таксономия использовалась только в биологии. Как самостоятельная дисциплина классификация стала развиваться в первой половине XX века. Пионером в этой области стал польский ученый Ян Чекановстый, опубликовавший в 1911 году статью о структурной классификации. Она описывала основные методы анализа, такие, как выделение групп ближайших объектов и принципы, которые легли в основу более поздних алгоритмов.

Следующий этап развития этого направления связан с именем советского гидробиолога П.В. Терентьева, который разработал методику для алгоритма, строящегося на графах. Сам же термин «кластерный анализ» появился благодаря английскому ученому Р. Триону, который в 1939 году предложил новый подход к анализу на основе «гроздей» (cluster англ.) показателей. Отсюда в СССР кластерный анализ сначала назывался «гроздевым анализом».

Появление более мощных компьютеров дало новый толчок к развитию кластерного анализа, который стал проникать во все большее число научных областей. Перед учеными встала задача разработки новых и спецификации старых алгоритмов под конкретные научные задачи. Таким образом, требования к кластерному анализу стали разниться в зависимости от области научного знания, однако общие принципы же остались неизменными.  

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.2.2 Общие принципы кластерного анализа

Кластерный анализ — это «совокупность математических методов, предназначенных для формирования относительно «отдаленных» друг от друга групп «близких» между собой объектов по информации о расстояниях или связях (мерах близости) между ними». (Статистический словарь, 1989) Кластеризация применяется в различных областях научного знания, однако общий принцип ее неизменен — это деление информации на группы.

Ключевым понятием такого типа анализа становится «кластер» (в английском языке «cluster» — «сгусток», «скопление») — это «группа объектов, выделенная с помощью одного из методов кластерного анализа по формальному критерию их близости друг к другу» (Социология: энциклопедия, 2003: 156). Поскольку кластеризация применяется в различных научных областях, свойства и особенности кластеров также будут разниться. Кластерный анализ позволяет объективно выделять группы, а также показывает связи между исследуемыми объектами, которые не всегда очевидны при классическом анализе.

Цели кластерного анализа также разнятся в зависимости от сферы применения, однако, можно выделить три наиболее широких направления:

)     Упрощение понимания данных

2)      Сжатие данных с минимальными потерями информации

)        Нахождение новых объектов

Кластерный анализ обладает рядом преимуществ по сравнению с другими видами анализа. Во-первых, разделение объектов на группы происходит не по одному, а сразу нескольким признакам. Во-вторых, в кластерном анализе не существует ограничений по типу исследуемых объектов, объемам данных, их природе. Кроме того, некоторые алгоритмы, на которых построен кластерный анализ, автоматически определяют число групп-кластеров, а также их характеристики.  

.2.3 Кластерный анализ в лингвистике

Зачастую лингвистические исследования характеризуются большим количеством индивидуальных наблюдений, в связи с чем возникает задача сведения всех характеристик к ряду действительно существенных итогов. В таком случае наиболее рациональным решением представляется привлечение компьютерных методов исследования, которые помогут объективно оценить данные.

Для того, чтобы уменьшить количество признаков, выделенных в ходе лингвистического анализа, а также объединить, обобщить и простроить новые связи используются методы многомерного анализа. К методам статистического многомерного анализа можно отнести факторный анализ, метод главных компонент, кластерный анализ. Последний в свою очередь является наиболее релевантным данному исследованию, так как основной его целью является классификация объектов.

Таким образом, кластерный анализ помогает разбить исследуемый материал на группы или кластеры. Такой метод становится все более и более популярным в лингвистике, так как имеет дело с большим объемом данных. «Кластерный анализ предполагает выделение компактных, удаленных друг от друга групп объектов, отыскивает «естественное» разбиение совокупности на области скопления объектов» (Нургалиева, 2013). К задачам кластерного анализа можно отнести:

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

)     Разработка критериев для материала

2)      Выбор способа классификации

)        Постановка гипотезы на основе имеющихся данных

)        Анализ получившихся групп

)        Проверка гипотезы

Объединение объектов в группы происходит на основе измерения расстояния между объектами. Расстоянием или метрикой называется такая величина dab, которая удовлетворяет аксиомам:

A1. dab >0, dab =0. dab =dba3. dab +dbc >= dac

Анализ строится на основе матрицы размерности MxN, где M-это число рассматриваемых объектов, а N-число признаков. Основная цель кластерного анализа, основанного на агломеративном методе, состоит в последовательном объединении элементов матрицы в группы-кластеры таким образом, чтобы в конце все элементы оказались в одном кластере. То есть, на первом этапе каждому элементу соответствует свой кластер, при последующих шагах два наиболее близких кластера объединяются в один на основании вычисленного расстояния. Этот процесс происходить до тех пор, пока не будет образован один общий кластер.

2.2.4 Составление матрицы

Как было описано ранее, для того, чтобы провести кластерный анализ необходимо составить матрицу сходств. Данная матрица представляет собой матрицу размерности M на N, где M — это выделенные на предыдущем этапе исследования идеологемы, а N — это способы их создания. На предыдущем этапе исследования было выделено 45 экономических терминов-идеологем. В соответствии с методами и особенностями кластерного анализа в итоговую таблицу были отобраны 20 наиболее регулярных идеологем. Если в материале идеологема встретилась 1-2 раза, она не включалась в таблицу в связи с недостатком контекста, также не были включены идеологемы, находящиеся в словосочетании с другой идеологемой, например, «капитал монополий», в этом случае идеологемы «монополия» и «капитал» рассматривались отдельно.

Составление матрицы идеологем и способов их создания осуществлялось в программе Microsoft Office Exel. В столбцах матрицы были записаны идеологемы, выделенные на предыдущем этапе исследования, а в строках критерии, по которым эти идеологемы были отобраны. Если критерий присутствовал в отборе определенной идеологемы, то в клетке на пересечении строки с критерием и столбца с идеологемой ставилась единица, если же нет, то ноль. Критерии для таблицы были отобраны в процессе анализа материала исследования (более подробно критерии были описаны на предыдущем этапе работы):

)     Наличие эмоционального компонента

2)      Наличие интенсификатора («твердая уверенность и непоколебимая решимость» «все и всякие эксплуататоры», «полное превосходство», «непримиримое превосходство экономики»)

)        Компонент значения «свой»

)        Компонент значения «чужой»

)        Элемент оппозиции «свобода»

)        Элемент оппозиции «эксплуатация»

)        Элемент оппозиции «процветание»

)        Элемент оппозиции «упадок»

)        Семантическое усиление (В словосочетаниях «товарищеское сотрудничество» и «социалистическая взаимопомощь» используется, подробно описанный А. Мирошниченко, эффект семантического усиления, который характерен, как пишет автор, для публицистических текстов советского периода, созданных политически ангажированными журналистами (Мирошниченко, 1995). Суть этого явления в соединении нескольких похожих коннотативных или периферийных сем таким образом, что их семантические поля частично накладываются друг на друга. Это придает дополнительную значимость описанному явлению)

)        Наличие клише («ужасы капитализма», «блага социализма»)

)        Противопоставление синонимов

)        Сращение этического и политического («вульгарный капитализм»)

)        Политизация неполитического («социалистическое соревнование»)

)        Метафора животного

)        Метафора болезни

)        Метафора механизма

)        Зооморфная метафора

)        Цитата из прецедентного текста (труды В.И. Ленина, И.В. Сталина, К. Маркса и Ф. Энгельса)

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

)        Наличие кавычек  

.2.5 Кластерный анализ экономических терминов — идеологем

На следующем этапе, получившаяся матрица была загружена в программу Orange Canvas. Данная программа была разработана в Люблянском университете и выпущена в 2013 году. Она предназначена для интеллектуального анализа данных, машинного обучения и анализа данных. Компоненты программы оформлены в виде виджетов, возможности которых варьируются от простой визуализации данных, до оценки алгоритмов машинного обучения и прогностического моделирования.

После загрузки матрицы следующим этапом работы программы стал подсчет расстояния между объектами. Полученные расстояния легли в основу дендрограммы, представленной на рисунке 1:

Рисунок 1

С левой стороны можно увидеть список идеологем, которые программа разделила на кластеры. На рисунке 2 можно увидеть, что все идеологемы разделились на два больших кластера: идеологемы, относящиеся к капитализм и идеологемы, относящиеся к социализму, что соответствует рабочей гипотезе о полярности терминологической системы политической экономии в СССР.

Рисунок 2

Объединение двух данных групп говорит о том, что способы создания идеологем не всегда совпадают. Кроме общих тенденций, таких как оценочная лексика или эмоциональность, в создании идеологем также участвуют бинарные оппозиции, которые оформляются с помощью специфических языковых средств, таким образом, что основная идеологическая догма о превосходстве социализма над капитализмом не имеет никаких шансов на оспаривание. Таким образом объекты экономической науки становятся аксиологически поляризованными и переходят в сферу политического. Примитивизм средств создания идеологем упрощает картину миру и прививает идеологическую агрессию по отношению к странам с другой экономической системой.

Стоит обратить внимание на идеологемы «социализм» и «капитализм», которые являются своеобразным стержнем терминологической системы. Средства создания этих идеологем становятся настолько мощными, что для того, чтобы «произвести» новую идеологем достаточно просто употребить уже существующую модель, добавив «атрибутивный сопроводитель» (Купина, 1993:20): «ужасы капитализма», «болезни капитализма», «кризисы капитализма», «блага социализма» и др.

Также заслуживающим внимания является кластер, представленный на рисунке 3, в котором объединены идеологемы «кризис», «конкуренция» и прибавочная стоимость.

Рисунок 3

Такие идеологемы как «кризис» и «безработица» относятся исключительно к сфере описания капиталистической экономике. Сюда же относятся и такие лексемы, как «обнищание», «агрессия», «страдания». Экономические кризисы рассматриваются как следствие эксплуатации и конкуренции — основного принципа капитализма, а «прибавочная стоимость» является основным законом капитализма, основанным на эксплуатации: «Производство прибавочной стоимости или нажива — таков абсолютный закон… капиталистического способа производства». (Маркс, 1965, 632). Таким образом в сознании читателя «конкуренция» и «прибавочная стоимость» находится в связке с эксплуатацией.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Логичным представляется объединение таких идеологем как «монополия», «монополист» и «основной закон капитализма» (рисунок 4). Идеологемы «монополия» и «монополист» в текстах газеты «Правда» конструируются с помощью лексем, формирующих зооморфную метафору, например, таких, как: «хищники», «щупальца», «грызня», «бешеный». В то время, как «основной закон капитализма» работает исключительно на монополистов: В капиталистическом мире действует противоположный закон. Там производство направленно не на улучшение положения трудящихся, а на увеличение прибыли монополистов (9). В результате, три этих термина в языковой картине мира оказываются связанными с зооморфной метафорой, которая несет в себе дополнительные компоненты значения «дикость», «неконтролируемость», противопоставлена всему человеческому. Это оказывает мощное воздействие на массовое языковое сознание и формирует негативное отношение к капитализму.

Рисунок 4

Также, кластеризация выявила представляющую интерес группу, состоящую из идеологем «индустриализация», «народное потребление», «основной закон социализма» и «материальная база социализма» (рисунок 4). Данная группа относится к терминам социализма. В учебнике политической экономии приводится такое определение: Материально-производственной базой социализма является крупное машинное производство, охватывающее все отрасли народного хозяйства. При социализме машина служит средством экономии и облегчения труда рабочих и крестьян, повышения народного благосостояния (10, 32). Правительство уделяло большое внимание развитию тяжелой промышленности индустриализации, что должно было стать основой процветания СССР. Одной из главных установок стала быстрая индустриализация в условия роста народного потребления: Советский метод индустриализации обеспечил высокие темпы развития промышленности в целом, особенно тяжелой промышленности (2). Стремление нарастить темп развития индустриализации отражается в тексте. Контексты с идеологемами «индустриализация» и «народное потребление» насыщаются новыми смыслами, отражающими динамизм. Изобилие таких лексем, как «непрерывный рост», «повышающийся уровень», «стремительный рост» создают особую форму пространства, в котором возможно только движение вверх или вперед. Н.А. Купина говорит о том, что «можно говорить о наличии в сверхтексте (тоталитарного дискурса) хронотопа дороги. Образ дороги связан с однонаправленным целеустремленным движением к светлому коммунистическому будущему». (Купина, 1995:60) Такой своеобразный динамический тоннель формирует идеологическую установку на быстрое развитие. Кроме того, распространение лозунга «пятилетку в четыре года» призвано ускорить время и процессы, протекающие в нем. Так формируется характерная для тоталитарного дискурса идея дороги к будущему, в котором неизбежна победа, в данном случае коммунизма, а все «чужие» должны быть убраны с пути.  

Заключение

Для удержания власти после революции был создан особый политический режим, основывающийся на некой совокупности идей. Эти идеи и стали основой новой идеологии, которая впоследствии нуждалась в поддержке на всех уровнях человеческой жизни, будь то наука или искусство.

При установлении тоталитарной идеологии все области общественной и интеллектуальной жизни человека подверглись процессу идеологизации, т. е. подчинению общественного сознания определенным политическим установкам. Основным инструментом идеологизации конечно выступал язык, который, по словам Г.Ч. Гусейнова, был сродни системе символов, носящих воспитательную функцию, и фактически создавал нового человека. Основной единицей идеологии на языковом уровне является идеологема, которую можно определить, как особую языковую единицу, которая кроме своего основного значения имеет также оценочный компонент, отсылающий слушаещего к определенной системе идей. Основными критериями идеологем являются их аксиологичность, воспроизводимость, и распространенность. В некоторых случаях наблюдается подвижность семантики определенных идеологем в зависимости от идеологических установок.

Процессу идеологизации активно подвергалась наука, в результате чего деформировалась сама суть научного познания, перейдя из категории истины и лжи в категорию правильности и неправильности с точки зрения идеологии.

Терминологическая система экономической науки, называемой в СССР «политическая экономия» также подверглась идеологизации.

В процессе анализа были выделены следующие экономические термины-идеологемы: «социализм», «социалистический», «капитализм», «капиталистический», «основной закон социализма», «основной закон капитализма», «материальная база социализма», «материальная база капитализма», «труд», «индустриализация», «благосостояние», «народное потребление», «социалистическое соревнование», «конкуренция», «капиталист», «монополия», «монополист», «кризис», «прибавочная стоимость», «безработица», «народное потребление», «производство», «промышленность», «народное хозяйство», «коллективизация».

Все термины политической экономии четко разделены на два класса: относящиеся к социалистическому строю и относящиеся к капиталистическому строю. В связи с этим образуется полярная оценочность всей терминологической системы, где термины, обозначающие феномены социализма имеют положительную оценку, а термины, относящиеся к капитализму — отрицательную. Это подтверждают и результаты кластерного анализа.

В процессе анализа были обнаружены следующие средства создания идеологем:

·    Лексико-семантические средства: экспрессивная и оценочная лексика, интенсификаторы, клише с применением родительного эффект семантического усиления, противопоставление синонимов, политизация неполитического, сращивание этического и политического

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

·        Создание семантических оппозиций: «свой-чужой», «свобода-эксплуатация», «процветание-упадок»

·        Метафоры: зооморфная метафора, метафора болезни, метафора механизма

·        Графические средства: иронические кавычки

Таким образом, система экономических терминов перестает функционировать в качестве собственно терминов, вместо этого она становится инструментом идеологии.   Список использованной литературы и источников

Использованная литература

1.     Cluster, clustering & cluster analysis [Электронный ресурс]. URL: http://www.iva.dk/bh/Core%20Concepts%20in%20LIS/articles%20a-z/cluster.htm (дата обращения: 25.02.2015)

2.      Edelman M. Political language: words that succeed and policies that fail. N.Y., Academic Press, 1977.

.        Jameson, Fredric. Jameson on Jameson: Conversations on Cultural Marxism. Duke University Press, 2007.

4.      Marling, William (1994). The formal ideologeme. Semiotica 98 (3-4):277-300.

5.      Lincoln B. Discourse and the Construction of Society: Comparative Study of Myth, Ritual and Classification. — New York, Oxford: Oxford University press, 1989. — 238 p.

6.      Автономова Н.С. Мишель Фуко и его книга «Слова и вещи» // Мишель Фуко. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб.: A-cad, 1994. C. 26. См. также: Автономова Н. Познание и перевод. М., 2008. С. 7-27.

.        Артемов В.В., Лубченков Ю.Н. История Отечества с древнейших времен до наших дней — М.: «Академия», 1999.

.        Барт Р. Мифологии. Mythologies / Зенкин С. (пер. с фр.). М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000. 320 с.

.        Бантышева Л.Л. Общественно-политическая лексика начала ХХ века: традиции изучения//Политическая лингвистика. — Вып. (1)21. — Екатеринбург, 2007. — С. 13-18

.        Баранец Н., Веревкин А., Ершова О. Об идеологии и идеологизации науки.// Власть. 2011. — № 6. С. 126 — 129.

.        Бахтин М.М. Говорящий человек в романе. // Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. — М.: Художественная литература, 1975.

.        Богданов К. Риторика ритуала. Советский социолект в этнолингвистическом освещении // Антропологический форум. № 8. С. 302.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.        Боровкина М.Л. Прагмемы в идеологическом дискурсе/ Магистерские исследования [Текст]: сб. науч. ст. магистрантов. — Иркутск: ИГЛУ, 2012. — 523 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.islu.ru/files/rar/annotation/tekst_sbornika.pdf (дата обращения: 12.10.2015).

14.   Безухов Г. Идеология как иллюзия и оружие. [Электронный ресурс]. URL: http://old.russ.ru/politics/meta/20010628_s.html (дата обращения: 27.02.2015)

15.    Браун Ф.Г. Кластерный анализ. — В кн.: Раймонд Корсини, Алан Ауэрбах. Психологическая энциклопедия. М.-СПб, 2003, с.131 http://bookap.by.ru/genpsy/psyenc/gl9.shtm (дата обращения: 12.10.2015)

.        Ван Дейк Т.А. К определению дискурса. [Электронный ресурс]. — 1998. — URL:http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2.htm(дата обращения: 23.02.2015)

.        Вайскопф М. Писатель Сталин. — М.: Новое литературное обозрение, 2001. — 384 с.

19.    Вазилевич В.Д., Попов В.Н., Вазилевич Е.С., Гражевская Н.И., Экономическая теория: политэкономия: Учебник. Под ред. Базилевича В.Д. — М.: Рыбари; К.: 2009.- 870 с.

20.   Вдовиченко Л.В. Идеологемы «порядок/order — беспорядок/disorder» в политическом дискурсе России и США [Электронный ресурс]. URL: http://www.dissercat.com/content/ideologemy-poryadokorder-besporyadokdisorder-v-politicheskom-diskurse-rossii-i-ssha

21.   Винокур Г.О., Ларин Б.А., Ожегов С. И, Томашевский Б.В., Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка Д.Н. Ушакова. — М.: «Советская энциклопедия», 1935- 1940 — 1562 с.

22.    Воронин А.С. Словарь терминов по общей и социальной педагогике, ГОУ ВПО УГТУ−УПИ, 2006.

.        Воробьева О.И. Политическая лексика: Семантическая структура. Текстовые… Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. М.: Аспект Пресс, 2000.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.        Гронская Н.Э., Зусман В.Г., Батищева Т.С. Сопоставление тоталитарных дискурсов: три ритора, три текста три языка// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2013. №1. С. 56 — 62

.        Гронская, Н.Э. Язык и политика Текст. / Н.Э. Гронская. Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2005. — 221 с

.        Гуревич П.С. Идеология как текст. // Знание. Понимание. Умение. 2006. — №2.

.        Гусейнов Г.Ч. Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х.- М.: Три квадрата, 2003. — 272 с.

.        Данилов М.В. Формирование политической повестки дня в посланиях Президента Федеральному Собранию РФ в 2000 — е гг. и политизация общественных отношений в России // Вестник СамГУ 2012 № 2/1(93) [Электронный ресурс] (http://vestnik.ssu.samara.ru/articles/93_3.pdf)

.        Евгеньева А.П. Малый академический словарь. — М.: Институт русского языка Академии наук СССР. -1957-1984.

.        Журавлев, С.А. Идеологемы и их актуализация в русском лексикографическом дискурсе: автореф. дис. . канд. филолог, наук. [Электронный ресурс]. — URL:http://www.dissercat.com/content/ideologemy-i-ikh-aktualizatsiya-v-russkom-leksikograficheskom-diskurse

31.   Земская Е.А. Новояз, new speak, nowomowa. Что дальше? // Русский язык конца XX столетия (1985-1995). М., 1996. [Электронный ресурс]. — URL: http://helpiks.org/1-22477.html

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.       Ильф И.А., Петров Е.П. Двенадцать стульев; Золотой теленок. М.: Худож. лит.,- 1986.

.       Клемперер В. LTI. Язык третьего рейха. Записная книжка филолога. [Электронный ресурс]. URL:http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2.htm(дата обращения: 17.02.2015)

34.    Костева В.М. О правомерности термина «тоталитарная» лингвистика в современной исследовательской парадигме // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. 2014. №1 (134). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/o-pravomernosti-termina-totalitarnaya-lingvistika-v-sovremennoy-issledovatelskoy-paradigme (дата обращения: 24.04.2015).

35.   Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Эксмо, 2008. — 944 с. [Электронный ресурс] (URL: http://slovari.yandex.ru/~книги/Толковый%20словарь%20иноязычных%20слов/Паразитизм/)

36.    Кузнецов С.А. Большой толковый словарь русского языка. — 1-е изд-е: СПб.: Норинт -1998.

.        Купина Н.А. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. «Флинта», «Наука» Под редакцией М.Н. Кожиной 2003 [Электронный ресурс] (URL: http://enc-dic.com/stylistic/Totalitarn-jazk-115/).

.        Купина Н.А. Тоталитарный язык: Словарь и речевые реакции. — Екатеринбург-Пермь, 1995.-143 с. — С. 43.

.        Лобок А.М. Антропология мифа. Часть I. [Электронный ресурс] (URL: http://www.odn2.ru/index.php/arkhiv/12-mifodizajn/165-antropologiya-mifa-chast-i-glava-1)

.        Малышева Е.Г. Идеологема как лингвокогнитивный феномен: определение и классификация.//Политическая лингвистика. 2009. — №4(30). С. 32-40.

.        Мирошниченко А. Основы лингво-идеологического анализа. Ростов-на-Дону, 1995 год., 112 стр.

.        Нахимова Е.А. Идеологема сталин в современной массовой коммуникации. //Политическая лингвистика. — Екатеринбург, 2011 — № 2(36). С. 152-156.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.        Нестерова А.Я. Чернуха Т.В. Термин и терминология. Политическая лексика// Известия Тульского Государственного университета. № 2 / 2008

44.   Нургалиева Н.Х. Кластерный подход в лингвистическом анализе (на материале корпуснолингвистического анализа заимствований из английского языка (англицизмов) в немецком языке) // Вестник Башкирск. ун-та. 2013. №2. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/klasternyy-podhod-v-lingvisticheskom-analize-na-materiale-korpusnolingvisticheskogo-analiza-zaimstvovaniy-iz-angliyskogo-yazyka (дата обращения: 23.04.2016).

.       Ожегов И.С. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка И.С. Ожегова и Н.Ю. Шведовой [Электронный ресурс] (URL: http://reword.org/online/?s_query=%D0%BC%D0%B8%D1%84&dic_bred=yes&dic_ojegov=yes&dic_vasmer=yes&dic_dal=yes&dic_economic=yes&dic_brok_efr=yes&dic_ushakov=yes&dic_orthographic=yes&dic_psychological=yes&dic_ru_la=yes&recent10=yes).

46.    Островитянов К.В., Шепилов Д.Т., Леонтьев Л.А., Лаптев И.Д., Кузьминов И.И., Гатовский Л.М. Политическая экономия, Государственное издательство политической литературы. — М.: 1954. [Электронный ресурс] (URL: http://anticomprador.ru/Uchebnik/ch7.htm)

.        Осьмачко С.Г. Сталинизм и история: идеологизация методологии.// Ярославский педагогический вестник. 2009. — №2. С. 189-191

48.   Пионтек Б.М. Общеязыковые факторы генезиса идеологемы как категории политической лингвистики (на материале польского и русского языков) /Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва, 2012. — 24 с.

.       Романова Т.В. Человек и время. Язык. Дискурс. Языковая личность: Монография. Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2011. — 248с

50.    Савельев А.Н. Политическая мифология. -М.: Логос, 2003.-384 с.

.        Серио П. Деревянный язык, язык другого и свой язык. Поиск настоящей речи в социалистической Европе 1980-х годов // Будаев Э.В., Чудинов А.П. [Электронный ресурс]. — URL: http://brennoe-i-vechnoe.narod.ru/06-40.html (дата обращения: 12.04.2016).

.        Соловьев А. Политическая идеология в российском транзите: возможности и пределы влияния // Власть. 2001. № 8.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

53.   Стрельник О. Политическая идеология и мифология: конфликты на почве родства [Электронный ресурс]. — URL: http://www.novsu.ru/npe/files/um/1412/bg/shell/arh/stat/staty/ (дата обращения: 02.02.2016).

.       Табанакова В.Д. Идеографическое описание научной терминологии в специальных словарях: дис… докт. филол. наук. — Т., 2001. — 288 с.

.       Ушаков Д. Н, Большой толковый словарь современного русского языка — М.: «Альта -Принт», ООО Издательство «ДОМ. XXI век», 2008. — VIII, 1239 с. С. 451

.       Темнова Е.В. Современные подходы к изучению дискурса /Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей // М.: МАКС Пресс, 2004 Вып. 26. 24с.

57.    Хан-Пира Э. Лукавая синонимика // Знамя. — 2001. — №1. — С. 167 -170.

58.   Халипов В.Ф., Халипова Е.В. Власть. Политика. Государственная служба. Словарь. — М.: Луч, 1996.-271с.

.       Чудинов А.П. Политическая лингвистика: Учеб. пособие / Москва. Изд-ва «Флинта», «Наука». 2006. — 254 с.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.       Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса: Дисс…докт. филол. наук.-Волгоград, 2000-431 с.

60.    Щербинин А.И. «С картинки в твоем букваре», или Аз, Веди, Глагол, Мыслете и Живете тоталитарной индоктринации // Полис, 1999, № 1. С. 116-136.

.        Эпштейн М.Н. Идеология и язык (построение моделей и осмысление дискурса) // Вопросы языкознания. 1991. № 6. С. 20

.        Яров С. Риторика вождей: В.И. Ленин и И.В. Сталин как ораторы // Звезда, 2007, № 11

Словари и справочники

1.     Винокур Г.О., Ларин Б.А., Ожегов С. И, Томашевский Б.В., Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка Д.Н. Ушакова. — М.: «Советская энциклопедия», 1935- 1940, 1562 с.

.       Королев М.А. Статистический словарь. М.: Финансы и статистика — 1989, 623 с

3.      Красавин И.Т. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. — М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация» — 2009., 1189 с.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.        Политика. Толковый словарь. — М.: «ИНФРА-М», Издательство «Весь Мир». Д. Андерхилл, С. Барретт, П. Бернелл, П. Бернем, и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М..

.        Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. — М.: Просвещение. 1976.

.        Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. «Флинта», «Наука». Под редакцией М.Н. Кожиной. — 2003., с 552

.        Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л.Ф. Ильичёв, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалёв, В. Г.Панов. 1983.

Источники

1.     Большая советская энциклопедия / Под ред. Вавилов С.И. . — 2 изд. — М.: Большая Советская Энциклопедия, 1949-1950.

2.      Газета «Правда». — М., 1949. — №6.

.        Газета «Правда». — М., 1951. — №137

.        Газета «Правда». — М., 1952. — № 162

.        Газета «Правда». — М., 1954. — № 177

.        Газета «Правда». — М., 1954. — №281

.        Газета «Правда». — М., 1956. — №9

.        Газета «Правда». — М., 1956. — №45

.        Газета «Правда». — М., 1956. — №60

.        Газета «Правда». — М., 1957. — 12

.        Малая Советская Энциклопедия / Под ред. Веденского Б.А. — М.: «Советская энциклопедия», 1958.

.        Островитянов К.В., Шепилов Д.Т., Леонтьев Л.А., Лаптев И.Д., Кузьминов И.И., Гатовский Л.М. Политическая экономия, Государственное издательство политической литературы. — М.: 1954. С. 354 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://anticomprador.ru/Uchebnik/ch23.htm

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.        Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. проф. Д.Н. Ушакова. — М., 1935-1940.