Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») устанавливает принцип независимости адвокатуры. В широком смысле — это независимость института адвокатуры, как самостоятельной общественной структуры, которая не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления.

Оглавление

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

Глава 1. Общие гарантии независимости адвоката

.1 Понятие и общее содержание принципа независимости адвоката

.2 Свидетельский иммунитет адвоката. Адвокатская тайна

.3 Корпоративность и самоуправление адвокатуры

.4 Ограничение ответственности адвоката

.5 Обязанность государства защищать адвоката, членов его семьи и их имущество

Глава 2. Ограничение гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, как гарантия его независимости

.1 Основания и виды гражданско-правовой ответственности в российском законодательстве

.2 Правовая природа соглашения адвоката с доверителем

.3 Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Глава 3. Проблемы обеспечения гарантий независимости адвоката в современном российском законодательстве и в правоприменительной практике

.1 Проблемы обеспечения гарантий независимости адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве

.2 Проблемы обеспечения свидетельского иммунитета адвоката и сохранения адвокатской тайны

.3 Проблемы обеспечения гарантии безопасности адвоката

.4 Проблема обеспечения уголовно-процессуального иммунитета адвоката

Заключение

Библиографический список

Приложение

Введение

Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») устанавливает принцип независимости адвокатуры. В широком смысле — это независимость института адвокатуры, как самостоятельной общественной структуры, которая не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления. Как закреплено в данном законе, адвокатура является профессиональным объединением и функционирует на основе принципов законности, независимости, корпоративности, самоуправления, равноправия адвокатов (п. 2 Ст. 3 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Данные принципы деятельности адвокатуры обеспечивают независимость адвокатуры в целом и каждого адвоката в частности.

Независимость адвокатуры в узком смысле — это независимость каждого адвоката, в частности, от органов государственной власти, иных властных структур, должностных лиц, независимость в выборе способов осуществления деятельности, а также личная неприкосновенность адвоката.

В настоящее время законодательные гарантии независимости адвоката установлены, главным образом, в Конституции Российской Федерации (далее — Конституция РФ), Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — УПК РФ), других процессуальных законах, в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Ст. 3, Ст. 6, Ст. 6.1, Ст. 8, Ст. 18).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

К сожалению, некоторые гарантии независимости адвоката зачастую не соблюдаются. Этому способствует недостаточно хорошо разработанная законодательная база, а также противоречивая правоприменительная практика. адвокат правовой доверитель

При этом необходимо понимать, что соблюдение гарантий независимости адвоката требуется, как для обеспечения возможности адвоката оказывать профессиональную юридическую помощь, так и для соблюдения такого важного принципа, как состязательность судебного процесса, а также для защиты права каждого человека на справедливое правосудие.

Вопросы обеспечения гарантий независимости адвоката были предметом рассмотрения законодателя. Решения по некоторым проблемам, которые давно существовали, нашли свое отражение в Федеральном законе №73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее — ФЗ №73 «О внесении изменений в УПК РФ»). В то же время многие проблемы остались неурегулированными.

К сожалению, на сегодняшний день в России существует достаточно мало научных трудов, исследующих данную тему. Вышесказанным и определяется актуальность настоящей выпускной квалификационной работы.

Объектом данной выпускной квалификационной работы является институт адвокатуры и адвокатской деятельности, предметом исследования являются гарантии независимости адвоката.

Целями настоящей выпускной квалификационной работы являются:

.раскрытие понятия и общего содержания принципа независимости адвоката;

.раскрытие законодательно установленных гарантий независимости адвоката;

.определение пределов гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, гарантирующих его независимость;

.установление современных проблем в обеспечении независимости адвоката в российском законодательстве, в судебной и правоприменительной практике, а также путей их решения.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Для достижения указанных целей поставлены следующие задачи:

.изучение понятия и содержания принципа независимости адвоката;

.изучение и анализ положений законодательства, регулирующих независимость адвоката;

.критический анализ теоретических воззрений по вопросу о гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, а также соответствующих норм в современном российском праве.

.критический анализ норм, направленных на обеспечение независимости адвоката, а также соответствующей правоприменительной и судебной практики.

В основу исследования поставлены формально-юридический и сравнительно — правовой методы научного познания.

Теоретической основой работы явились научные работы отечественных юристов, а также судебная практика.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Глава 1. Общие гарантии независимости адвоката

.1 Понятие и общее содержание принципа независимости адвоката

В п. 1 ст. 48 Конституции РФ установлено право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Принимая во внимание требование п. 2 ст. 19 Конституции РФ, данная норма означает, что квалифицированная юридическая помощь должна быть оказана каждому и всякому лицу, обратившемуся за таковой. Более того, в равной мере квалифицированная юридическая помощь должна быть оказана гражданам, признанным недееспособными либо ограниченно дееспособными, а также юридическим лицам, вне зависимости от их организационно-правовой формы (п. 2 Ст. 19 Конституции РФ).

Таким образом, главным законом страны гарантируется право каждого на квалифицированную юридическую помощь. Наличие данного права сопутствует осуществлению и защите основных прав и свобод человека.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Исходя из положений п. 1 Ст. 1 и п. 3 Ст. 3 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатура создана для оказания населению квалифицированной юридической помощи лицами, которые получили статус адвоката, в «целях защиты прав, свобод и интересов» человека и гражданина, а также «обеспечения доступа к правосудию». Однако для оказания профессиональной юридической помощи адвокату необходимо быть защищенным от постороннего вмешательства в его деятельность. Таким образом, конституционное право на квалифицированную юридическую помощь не будет соблюдено, если государство не установит гарантии независимости практикующих юристов, прежде всего, адвокатов.

Так, в Международных стандартах по защите и повышению роли адвокатов, которые содержатся в Основных принципах ООН, касающихся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27 августа -7 сентября 1990г.) (далее — Основные Принципы), установлено, что право доступа к адвокату является одним из основных прав человека, принадлежит каждому, а его соблюдение гарантируется государством. В Основных принципах закреплены права, обязанности адвоката, порядок привлечения к ответственности, а также гарантии его независимости.

Согласно Основным принципам, под независимостью адвоката понимается свободное использование адвокатом всех правомерных способов защиты доверителя; адвокат должен «во всех случаях действовать независимо и добросовестно в соответствии с законом и признанными нормами и профессиональной этикой юриста» (п. 14-15).

Необходимо учитывать, что для создания условий независимости отдельных адвокатов требуется независимость адвокатуры в целом. Независимость института адвокатуры должна проявляться, прежде всего, в возможности адвокатского сообщества самостоятельно устанавливать правила осуществления адвокатской деятельности, санкции за их нарушение, а также непосредственно разрешать вопросы привлечения его членов к ответственности. Именно адвокатское сообщество должно определять, каким требованиям необходимо соответствовать кандидату на получение адвокатского статуса. В Основных принципах закреплено право юриста «быть создателем и членом независимых профессиональных ассоциаций, представляющих и защищающих их интересы» (п. 24). При этом исполнительный орган таких организаций должен избираться ее членами и выполнять свои функции «без вмешательства извне» (п. 24 Основных принципов).

Следует отметить, что создание условий для независимости адвоката — обязанность государства. В Основных принципах указывается на обязанность Правительства обеспечивать возможность выполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей «в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства», возможность «совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за ее пределами».

Итак, независимость является краеугольным камнем во всей системе адвокатской деятельности.

Во исполнение данного принципа, законодательство предусматривает различные положения, обеспечивающие независимость адвоката. К примеру, в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлен запрет на вмешательство в адвокатскую деятельность и на создание каких-либо препятствий этой деятельности (п. 1 Ст. 18).

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Подробнее данные гарантии независимости адвоката будут рассмотрены в следующих параграфах главы 1 настоящей выпускной квалификационной работы.

1.2 Свидетельский иммунитет адвоката. Адвокатская тайна

Согласно п. 2 Ст. 51 Конституции РФ, федеральным законом могут быть установлены случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания (свидетельский иммунитет).

Свидетельский иммунитет адвоката закреплен в УПК РФ, а именно в пп. 2 п. 2 Ст. 56 УПК РФ, которым запрещается допрос адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью либо с ее оказанием.

Другие процессуальные законы также устанавливают свидетельский иммунитет адвоката (пп. 1 п. 3 Ст. 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации; п. 5 Ст. 56 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пп. 1 п. 3 Ст. 51 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

В ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» указано, что не допускается истребование от адвоката, работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, содержащих адвокатскую тайну (п. 3 Ст. 18). Таким образом, данным положением также гарантируется свидетельский иммунитет адвоката.

В пп. 2,3 статьи 8 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлен запрет на получение третьими лицами содержания информации, составляющей адвокатскую тайну, в том числе посредством вызова и допроса адвоката в качестве свидетеля, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий (пп. 2, 3 Ст. 8).

В силу положений ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская тайна — это «любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю» (Ст. 8). Перечень информации, составляющей адвокатскую тайну, конкретизируется в Кодексе профессиональной этики адвоката (далее — КПЭА), однако и он не является исчерпывающим. Следует отметить, что к таким сведениям относится информация в отношении не только непосредственного клиента адвоката, но и других лиц — если она получена в связи с оказанием юридической помощи.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Данные нормы направлены на сохранение адвокатской тайны и относятся к гарантиям независимости адвоката. Ведь если подобная информация будет доступна третьим лицам, в том числе государственным органам, это существенным образом ограничит адвоката в способах и приемах, направленных на оказание юридической помощи. Гарантируя независимость адвоката, принцип неприкосновенности адвокатской тайны также создает условия для сохранения доверительных отношений между адвокатом и доверителем.

Свидетельский иммунитет адвоката позволяет сохранять конфиденциальной информацию, составляющую адвокатскую тайну, обеспечивает соблюдения права доверителя на неприкосновенность его частной жизни, а также права на справедливое правосудие в условиях состязательности процесса.

Итак, конфиденциальность адвокатской тайны обеспечивается законодательным запретом на вызов и допрос адвоката в качестве свидетеля по поводу сведений, полученных им в связи с оказанием юридической помощи. М.С. Строгачев объясняет необходимость наделения адвоката свидетельским иммунитетом невозможностью совмещения процессуальной роли защитника и свидетеля.

Однако в литературе существует позиция о необходимости ограничения свидетельского иммунитета адвоката. По мнению некоторых ученых, такое ограничение должно выражаться в наделении адвоката правом или даже обязанностью раскрывать сведения, полученные им от доверителя, если они связаны с подготовкой или с совершением тяжкого либо особо тяжкого преступления. Данная позиция выражалась в научной среде и в советские времена. Более того, подобная норма, ограничивающая свидетельский иммунитет адвоката, содержалась в УПК РСФСР 1922 года.

С подобным мнением нельзя согласиться. Если наделить адвоката правом давать свидетельские показания по вопросам, ставшим ему известными от доверителя, право последнего на защиту, установленное Конституцией РФ (Ст. 23,24,51,48), будет нарушено. В подобном случае институт адвокатуры и сама профессия адвоката потеряют смысл своего существования.

Следует отметить, что сохранение адвокатской тайны — не только право, но и обязанность адвоката, адвокатских образований и его работников. Сохранение адвокатской тайны — требование не только закона, оно также исходит из соображений этики. В КПЭА установлен запрет на дачу адвокатом свидетельских показаний по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с оказанием юридической помощи доверителю (Ст. 6). При этом срок хранения адвокатской тайны не ограничен, а адвокат может быть освобожден от данной обязанности лишь самим доверителем.

Итак, свидетельский иммунитет адвоката может быть ограничен только доверителем. Вся информация, которую клиент доверяют адвокату при обращении за оказанием профессиональной юридической помощи, является конфиденциальной. Адвокатская тайна может быть раскрыта только в случаях, установленных КПЭА (Ст. 6).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Таким образом, разглашать адвокатскую тайну адвокат не вправе ни при каких обстоятельствах, кроме исключительных.

Одним из исключений является случай, когда сам доверитель обвиняет адвоката в совершении неправомерных действий или в бездействии, например: в неявке на допрос доверителя; в пропуске срока на подачу процессуальных документов; в невыполнении своих профессиональных обязанностей на следственных действиях; в сговоре с органами следствия, а назначит, в совершении преступления против правосудия. Если со стороны доверителя в отношении адвоката выдвигаются обвинения в деяниях, за которые может наступить дисциплинарная или даже уголовная ответственность, адвокат может разгласить сведения, являющиеся адвокатской тайной в объемах, необходимых ему для защиты. В противном случае адвокат был бы необоснованно ограничен в возможности опровергнуть обвинения доверителя — в таком случае был бы нарушен конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина (Ст. 19 Конституции РФ).

Согласно ст. 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации от 8 января 1997г. № 1-ФЗ (далее — УИК РФ), осужденным к лишению свободы с отбыванием наказания в штрафном изоляторе или в помещении камерного типа, запрещаются свидания, кроме одного краткосрочного свидания в течение шести месяцев, и то с разрешения администрации исправительного учреждения. Следуя положениям данной нормы, право осужденного на встречи с адвокатом не будет соблюдаться, если тот находится в штрафном изоляторе или в помещении камерного типа. Однако такая трактовка закона не верна. Как указал Конституционный суд в Постановлении от 26.12.2003 №20-П, положения данной статьи в части ограничений осужденного на свидания не применяются ко встречам с адвокатом. В противном случае нарушался бы принцип независимости адвоката, а значит — право осужденного пользоваться помощью адвоката.

В то же время свидетельский иммунитет и требования о сохранении адвокатской тайны не должны препятствовать адвокату в осуществлении профессиональной деятельности и в помощи доверителю. В связи с этим примечательна позиция Конституционного суда РФ, выраженная в Определении от 6 марта 2003г. № 108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Как указал Конституционный суд РФ, адвокат имеет право давать показания по сведениям, ставшим ему известными в связи с оказанием юридической помощи, если дача таких показаний отвечает интересам самого адвоката и, прежде всего, его доверителя. К сожалению, данную позицию Конституционного суда РФ не все поняли должным образом. Это может выражаться, например, в том, что некоторые адвокаты при допросе раскрывают информацию, действуя против интересов доверителя. Суды порой признают подобные сведения допустимыми, не усмотрев нарушений закона в получении подобных доказательств. Кроме того, сами следственные органы слишком вольно трактуют позицию Конституционного суда РФ и вызывают на допрос адвокатов, даже если не получили соответствующего ходатайства от последнего. А ведь в приведенном Определении Конституционного суда РФ речь шла об исключении из общего правила о свидетельском иммунитете и неприкосновенности адвокатской тайны, и никак не наоборот.

В связи с этим полагаем совершенно верным принятие ФЗ №73 «О внесении изменений в УПК РФ», которым вносятся дополнения к п. 2 Ст. 56 УПК РФ. Согласно п.2 Ст. 56 УПК РФ исключением из общего правила о запрете допроса адвоката по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с оказанием юридической помощи, является лишь «наличие соответствующего ходатайства самого адвоката, защитника подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого».

Следует отметить, что в отличие от свидетельского иммунитета адвоката, запрет на проведение следственных действий в отношении адвоката не носит абсолютный характер. В то же время законодатель установил определенные ограничения для производства подобных действий в отношении адвоката.

Особые требования к порядку проведения следственных действий в отношении адвоката направлены на сохранение адвокатской тайны. Во-первых, такие действия могут быть проведены лишь на основании постановления судьи и после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого (п. 3 Ст. 8 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 Ст. 450.1 УПК РФ). При этом в судебном решении должны быть указаны основания для производства указанных действий и конкретные объекты, подлежащие изъятию. Следовательно, могут быть изъяты лишь те объекты, которые указаны в постановлении суда. В то же время запрещается изымать все производства адвоката по делам его клиентов или каким-либо образом фиксировать материалы данных производств (п. 2 Ст. 450.1 УПК РФ). Во-вторых, следственные действия должны проводиться в присутствии «члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся указанные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты» (п. 1 Ст. 450.1 УПК РФ). В-третьих, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий сведения, предметы и документы, которые входят в производство по делам доверителей адвоката, не могут быть использованы в качестве доказательств обвинения (п. 3 Ст. 8 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Большинство из приведенных требований к производству следственных действий в отношении адвоката появились с принятием ФЗ №73 «О внесении изменений в УПК РФ». Ранее действующие положения УПК РФ не в полной мере обеспечивали сохранение адвокатской тайны.

В связи с вышеизложенным примечательно решение Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), выраженное в Постановлении от 09 апреля 2009 года по делу «Колесниченко против Российской Федерации» (далее — Постановление ЕСПЧ).

Согласно фабуле дела, заявитель, адвокат Колесниченко А.П., выступал защитником господина С., в отношении которого прокурором Свердловского района г. Перми было возбуждено уголовное дело о хищении имущества с применением подложных документов. В связи с возникшим подозрением в причастности адвоката к хищению, совершенному его подзащитным, было назначено производство судебной экспертизы. Целью данной экспертизы было установление, на одном ли печатающем устройстве были отпечатаны подложный документ и ходатайство, поданное адвокатом в ходе судебного разбирательства. Выводы эксперта носили вероятностный характер, так как документы, представленные на экспертизу, не содержали индивидуальных признаков, необходимых для установления печатающего устройства. Однако следователь иным образом трактовал выводы эксперта. В ходатайстве о производстве обыска следователь указал, что есть все основания полагать, будто подложные документы изготовлены на печатающем устройстве адвоката, «что подтверждается экспертным заключением». В результате суд удовлетворил ходатайство следователя и в двух квартирах, принадлежащих адвокату, были произведены обыски и изъяты документы, относящиеся как к уголовному дело против С., так к другим делам. Кроме того, были изъяты два компьютера, в которых содержалась информация как личного, так и профессионального характера, а также принтер и личный ноутбук адвоката.

Адвокат подал в суд жалобу на действия следователя, указав, что им было незаконно изъято имущество, не имеющее значение по уголовному делу. Однако суд отказал в удовлетворении жалобы, аргументировав свое решение отсутствием в постановлении о производстве обыска исчерпывающего перечня предметов и документов, подлежащих изъятию. Суд вышестоящей инстанции также оставил жалобу без удовлетворения.

В связи с этим адвокат был вынужден обратиться с жалобой в ЕСПЧ. В своем заявлении адвокат просил взыскать с Российской Федерации 1 000 000 евро в качестве компенсации морального вреда. Адвокат указал, что следователь, а также суд знали о наличии у него адвокатского статуса, и производство обысков в жилище адвоката с изъятием документов, не относящихся к уголовному делу, явило собой вмешательство в адвокатскую деятельность.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

ЕСПЧ, рассмотрев жалобу, исследовав представленные материалы дела, пришел к следующим выводам. Как указано в Постановлении ЕСПЧ, производство обыска было законным «с точки зрения национального законодательства», и тем самым соответствовало одному из требований п. 2 ст. 8 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (далее — Конвенция), то есть было «предусмотрено законом».

Однако, по мнению ЕСПЧ, вмешательство в право адвоката на жилище не было «необходимым в демократическом обществе». Суд пришел к такому выводу, исследовав «доступность эффективных гарантий против злоупотреблений и произвола» в российском законодательстве, а также было ли подозрение разумно аргументировано, были ли пределы вмешательства в право адвоката на жилище разумно ограничены.

В своем Постановлении ЕСПЧ подчеркнул, что следователем не было представлено пояснений, по какой причине должны были быть изъяты печатающее устройство и иные документы из жилища адвоката. Ведь заключение эксперта не содержало вывода о тождественности печатающих устройств, на которых были изготовлены исследуемые документы. ЕСПЧ указал, что суды, рассматривающие жалобы адвоката на действия следователя, не изучили заключение эксперта, не исследовали вопрос о разумности производства обыска, учитывая отсутствие обвинений в отношении адвоката в уголовном преступлении.

Что примечательно, ЕСПЧ также подчеркнул, что отсутствие в постановлении исчерпывающего перечня предметов и документов, подлежащих изъятию в ходе обыска, неоправданно расширяет возможности следователя и ведет к произволу и незаконному вмешательству в адвокатскую деятельность. При этом при производстве обысков не были обеспечены гарантии соблюдения адвокатской тайны, так как следователь изъял предметы и документы, относящиеся к другим делам, по которым адвокат осуществлял профессиональную деятельность.

ЕСПЧ удовлетворил жалобу в части и присудил адвокату 3 000 евро в качестве моральной компенсации.

На протяжении продолжительного времени обыски проводились в адвокатских образованиях с изъятием документов и предметов, которые входили в производство других, ни в чем не подозреваемых адвокатов, по делам их доверителей. Такое положение негативным образом влияло на неприкосновенность адвокатской тайны.

Так, в Определении Конституционного суда Российской Федерации от 08 ноября 2005 года № 439-О указано, что постановление о проведение обыска в служебных помещениях адвоката должны быть конкретизированы объекты, подлежащие изъятию, и основания для проведения обыска. При этом обыск не должен приводить к получению информации о клиентах адвоката, которые не имеют отношения к расследуемому уголовному делу.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Данная позиция была подкреплена решением ЕСПЧ по делу «Юдицкая и другие против Российской Федерации». В Постановлении от 12 февраля 2015 года, вынесенном ЕСПЧ по данному делу, подчеркивается, что постановление о проведение обыска в служебном помещении адвоката не должно быть сформулировано расплывчато и тем самым предоставлять следователю «широкую свободу усмотрения» во время обыска. При наличии данных об адвокатском статусе лиц, в чьем помещении проводился обыск, судья должен был принять меры для соблюдения конфиденциальности информации, охраняемой адвокатской тайной. Однако, по мнению ЕСПЧ, такие меры не были предприняты. В числе подобных мер ЕСПЧ указывает «запрет на изъятие документов, защищенных адвокатской тайной», наличие независимого наблюдателя. При этом, как указано в Постановлении ЕСПЧ по данному делу, присутствие двух понятых, не обладающих знаниями в юриспруденции, не может являться достаточной гарантией соблюдения адвокатской тайны при проведении обыска. Как верно указывает ЕСПЧ, проведение обыска в данном случае повлекло необоснованное вторжение в сферу адвокатской деятельности. Такое нарушение независимости адвокатской деятельности могло повлечь негативные последствия для отправления правосудия и тем самым нарушить права и свободы, установленные в ст. 6 Конвенции.

Подробнее проблема незаконного и необоснованного производства обыска в отношении адвокатов будет рассмотрена в главе 3 настоящей выпускной квалификационной работы.

Итак, сведения, полученные адвокатом в связи с осуществлением профессиональной деятельности, являются адвокатской тайной. Сохранение адвокатской тайны обеспечивается особым порядком производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката, а также свидетельским иммунитетом адвоката, который обеспечивает его независимость, дает ему возможность оказывать юридическую помощь наиболее эффективным образом. В этом заключается основа адвокатской деятельности, и этим гарантируется ее социальная ценность.

1.3 Корпоративность и самоуправление адвокатуры

Для государственных органов, таких, например, как суд и прокуратура, предоставление юридической помощи является дополнительной функцией. Адвокатура является самостоятельной общественной структурой, которая не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления (п. 1 Ст. 3 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Для адвокатуры оказание профессиональной юридической помощи является основной задачей. Являясь важным звеном гражданского общества, институт адвокатуры в то же время формирует его, так как само наличие такого профессионального объединения обеспечивает защиту прав и законных интересов членов гражданского общества, в том числе от произвола со стороны государства.

Однако в российской научной среде продолжительное время сохранялось мнение, согласно которому адвокатура рассматривалась как структурная часть государственной власти, которая была направлена на установление истины и по своей сути выполняла ту же задачу, что и сторона обвинения. Данная концепция, которую принято называть этатистской, превалировала в советской России, когда адвокатура действительно была подконтрольна государству. Положение об адвокатуре РСФСР 1980 года не содержало каких-либо принципов деятельности адвоката, в том числе указания на независимость адвокатуры.

Другая концепция, так называемая, предпринимательская, рассматривает адвокатуру как объединение независимых предпринимателей, основной задачей которых является получение дохода. С данной концепцией несколько схожа нигилистическая теория, согласно которой адвокат — лишь циничный толкователь права.

С предпринимательской и нигилистической концепциями нельзя согласиться. Адвокат выполняет публичную обязанность, профессиональные и этические требования к адвокатам значительно выше, нежели к, так называемым, юристам-предпринимателям, которые указанную функцию не осуществляют. Адвокат, в первую очередь, призван осуществлять конституционную обязанность по оказанию профессиональной юридической помощи, а получение дохода из такой деятельности носит лишь вспомогательный характер. Данная позиция была высказана Конституционным Судом РФ в Постановлении от 23 декабря 1999 г. №18-П.

С развитием гражданского общества в России изменилась и значение адвокатуры, а также отношение к данному институту.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

На сегодняшний день, и это закреплено в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатура является профессиональным объединением и функционирует на основе принципов законности, независимости, корпоративности, самоуправления, равноправия адвокатов. (п. 2 Ст. 3).

Принципы корпоративности, самоуправления и независимости определяют сущность адвокатуры, которая не служит интересам государства и независима в своей деятельности от воли государства.

Принцип самоуправления означает, что все организационные вопросы решаются членами адвокатского объединения самостоятельно, будь то избрание председателя Адвокатской палаты субъекта РФ, или финансирование деятельности адвокатского сообщества — адвокатские образования и его члены не финансируются государством, кроме случаев деятельности адвоката по назначению.

Принцип корпоративности адвокатуры означает объединение профессиональных юристов, которые преследует общие цели, выполняют общие задачи, а в то же время являются самостоятельными и независимыми лицами. Данный принцип также обеспечивает независимость как адвокатуры в целом, так и отдельного адвоката. Так, из данного принципа вытекает не только ответственность каждого адвоката за судьбу адвокатского сообщества, но и требование о проявлении заботы и защиты со стороны самого адвокатского объединения по отношению к его членам.

Исходя из принципов корпоративности и самоуправления адвокатуры, в КПЭА установлено, что только квалификационная комиссия и Совет адвокатской палаты могут решать вопрос привлечения адвокатов к ответственности (п. 2 Ст. 19), они не выполняет чьих-либо решений, в том числе решений государственных органов, в вопросе привлечения адвоката к ответственности. В противном случае адвокат при осуществлении своей деятельности был бы вынужден оглядываться на мнение государственных чиновников, дабы сохранить за собой профессию. Такое положение вряд ли бы обеспечивало состязательность судебного процесса, а также конституционное право каждого на справедливое правосудие и на защиту прав и законных интересов.

Таким образом, вышеприведенные принципы деятельности адвокатуры основаны на независимости адвокатуры в целом и каждого адвоката в частности и в то же время обеспечивают ее соблюдение.

При этом необходимо отметить, что независимость адвокатуры отвечает интересам и самого государства. В противном случае, если бы «победителем» становилась более влиятельная сторона, члены общества чувствовали бы себя незащищенными, и постепенно теряли бы веру в эффективность государственной власти. Следует согласиться с мнением Е.В. Васьковского: «если правый тяжущийся проигрывает дело только потому, что его противник опытнее, способнее, богаче или влиятельнее, то вместе с побежденной стороной поражается все общество. Всеми членами его овладевает опасение, что и они могут попасть в такое же положение и что правам их грозит необеспеченность и незащищенность в случае нарушения».

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

1.4 Ограничение ответственности адвоката

В ст.18 КПЭА содержится перечень мер дисциплинарной ответственности, применяемых к адвокату: замечание, предупреждение либо прекращение статуса адвоката. Данные меры подлежат применению, если им умышленно или по грубой неосторожности нарушено законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации.

Наиболее строгая мера наказания — прекращение статуса адвоката, применяется в случаях, к которым, в частности, относятся: неисполнение или некачественное исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед клиентом, не избрание адвокатом адвокатского образования, разглашение адвокатом адвокатской тайны, нарушение положений КПЭА и др. (п. 2 Ст. 12 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

При этом необходимо отметить, что применение мер дисциплинарного воздействия является исключительной компетенцией органов адвокатского сообщества (п. 5 Ст. 19 КПЭА, пп. 9 п. 3 Ст. 31 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), о чем неоднократно указывают суды в своих решениях.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства может быть частное определение или постановление суда. Так, законодателем предусмотрено право суда, при выявлении случаев нарушения закона адвокатом, уведомить об этом адвокатское сообщество для принятия в последующем соответствующих мер. Чаще всего подобные уведомления оформляются в виде частного определения или постановления. При этом частное определение или постановление суда не имеют преюдициальной силы для органов адвокатского сообщества.

Согласно п. 6 ст. 17 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», территориальный орган юстиции имеет право в случае, если он располагает сведениями, являющимися основаниями для прекращения статуса адвоката, направить представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В связи с этим возникает опасение, что таким представлением указанный орган не только квалифицирует действия адвоката, но и «предлагает» меру наказания. Такое полномочие как бы позволяет территориальному органу юстиции «вторгнуться» в сферу полномочий органов адвокатского образования, не нарушая положение об исключительной компетенции последнего на применение мер дисциплинарного воздействия на адвоката.

В то же время, как указывалось ранее, орган адвокатского сообщества не исполняет ничьи решения и действует независимо, в том числе в вопросах привлечения адвоката к ответственности. В отличие действующего законодательства, ранее в указанной статье была предусмотрена возможность территориального органа юстиции обратиться в суд с требованием о прекращении статуса адвоката, если органом адвокатского образования не было принято соответствующее решение в срок, не превышающий трех месяцев со дня получения представления. Теперь же, согласно п. 6 Ст. 17 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», территориальный орган юстиции может обратиться в суд с подобным заявлением лишь в случае нарушения адвокатской палатой срока рассмотрения представления.

Адвокат независим в своей деятельности не только от государства, но и в определенной степени от доверителя. Некоторые действия адвоката, направленные на защиту интересов и прав доверителя, по тем или иным причинам не всегда могут привести к положительному результату. В такой ситуации доверитель, чувствуя себя обманутым, может пожелать наказать адвоката. Законодатель предусмотрел право доверителя обратиться в орган адвокатского сообщества с требования применения к адвокату мер дисциплинарного воздействия. В то же время доверитель лишен права обжалования решения адвокатской палаты в судебном порядке. Такое право принадлежит лишь самому адвокату (п. 2 Ст. 25 КПЭА). Данное правило представляется вполне справедливым — решение о наличии в действиях адвоката нарушений норм права принимается группой квалифицированных, независимых юристов. Если бы доверитель был уполномочен обжаловать решение Совета адвокатской палаты, это могло бы привезти к так называемому «произволу» со стороны клиентов и лишь к необоснованному увеличению судебных дел. При этом необходимо отметить, что «в целях защиты и восстановления своих прав, а также возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями адвоката, гражданин вправе требовать возмещения морального и материального вреда в предусмотренных законом процедурах, а также сообщать в правоохранительные и контролирующие органы о незаконных действиях адвоката». Так, Конституционный суд РФ высказал позицию, согласно которой пункт 2 статьи 4 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «не может рассматриваться как нарушающее права и свободы» доверителя, так как «дисциплинарное производство, проводимое в отношении адвоката, не влияет на правовое положение гражданина-доверителя, который его инициирует».

Кроме того, в литературе высказывается мнение по поводу необходимости ужесточения мер гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем. Данная позиция представляется неверной. Для обеспечения независимости адвоката, его ответственность перед доверителем должна быть ограничена возмещением реального ущерба. Подробнее данный вопрос будет рассмотрен в главе 2 настоящей выпускной квалификационной работы.

Существенное значение в обеспечении принципа независимости адвокатов занимает положение пункта 2 статьи 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которое гласит: «адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии)». Абзац 2 данной статьи, однако, указывает, что данное правило не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем. Иначе говоря, адвокат не может быть привлечен к уголовной ответственности за позицию, высказанную им при оказании юридической помощи, если его действия (бездействия) не содержат состава уголовно-наказуемого деяния (преступления). Из этого следует, что адвокат-защитник имеет право, и когда соответствующая позиция занята подзащитным, обязан спорить с государственным обвинением, критиковать действия органов предварительного следствия, критиковать решения суда, ставить под сомнение правильность решений, репутацию должностных лиц, не опасаясь при этом, что его привлекут к ответственности за неуважение к суду, к государству. Таким образом, адвокат-защитник защищен и в спорах его доверителя с самим государством.

Законодательное установление иммунитета адвоката от ответственности за выраженное им мнение соответствует требованиям, установленным в п. 20 Основных принципов.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Действие данного иммунитета, конечно, не является неограниченным. Так, адвокат, допустивший клеветнические либо оскорбительные высказывания в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава может быть привлечен к уголовной или, соответственно, административной ответственности.

При этом необходимо понимать, что понятие «оскорбление» является оценочной категорией. В связи с этим в судебной практике встречаются случаи привлечения адвокатов к ответственности за высказывания о фальсификации следователем доказательств, либо о вынесении неправомерного приговора.

Так, примечательно решение ЕСПЧ, выраженное в Постановлении от 04 апреля 2013 года по делу «Резник против Российской Федерации».

Согласно фабуле дела, Генри Резник, адвокат и президент адвокатской палаты г. Москвы, во время телевизионной передачи на канале НТВ высказал мнение, согласно которому мужчины-надзиратели следственного изолятора «шарили по телу женщины, провели обыск» адвоката обвиняемого в преступлении Х. Следственным изолятором и надзирателями был подан иск к Генри Резнику. Согласно позиции истцов, Генри Резник допустил «ложное и вредящее профессиональной репутации Следственного изолятора и чести и достоинству его сотрудников» высказывание. Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано. Согласно позиции суда, высказывания Генри Резника представляли собой выражение его мнения, не содержали оскорбительных слов, тем более что его речь не позволяла установить, о каком следственном изоляторе и надзирателях велся разговор. Однако Московский городской суд отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил иск.

Генри Резник обратился в ЕСПЧ с жалобой на нарушение Московским районным судом его права на свободу выражения мнения, гарантированного п. 1 ст. 10 Конвенции. ЕСПЧ признал решение Московского районного суда нарушающим требования статьи 10 Конвенции. Как указал ЕСПЧ в своем Постановлении, Генри Резник имел право на выражение своего мнения, и «его высказывания имели фактическую основу».

В целом, как следует из практики ЕСПЧ, высказывания адвокатов не могут оскорблять честь и достоинство, если направлены на выявление нарушений закона со стороны государственных органов и должностных лиц. В случае если они высказаны в цивилизованной форме, на адвоката не могут быть наложены какие-либо санкции.

Итак, законодателем установлена исключительная компетенция квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты на привлечение адвоката к ответственности. Как уже говорилось ранее, если бы государственные органы были полномочны решать вопрос привлечения адвоката к ответственности, это негативным образом влияло бы на независимость адвоката. Последний был бы лишен возможности самостоятельно избирать способы и методы оказания юридической помощи, что в конечном итоге не позволяло бы ему оказывать квалифицированную юридическую помощь. Кроме того, законодателем установлен иммунитет адвоката от ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение. Наличие подобного иммунитета позволяет адвокату осуществлять профессиональную деятельность без необоснованных ограничений и давления извне.

1.5 Обязанность государства защищать адвоката, членов его семьи и их имущество

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В Основных принципах установлена обязанность государства в обеспечении личной безопасности адвокатов, их неприкосновенности (п. 16, 17 Основных принципов).

Во исполнение данного требования в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прямо предусмотрена обязанность государства защищать адвоката, членов его семьи и их имущество (п. 4 Ст. 18). Однако данная норма не одержит указаний на конкретные обязательства государства, поэтому она представляется в большей мере декларативной, нежели действенной.

Адвокат обязан оказывать квалифицированную юридическую помощь. Данная обязанность адвоката может исполняться лишь при наличии у него достаточных гарантий того, что за принятую им правовую позицию жизнь и здоровье самого адвоката либо его родных и близких не будет поставлена под угрозу причинения вреда.

Тем не менее, адвокат не включен в перечень лиц, на которых распространяются повышенные меры безопасности согласно Федеральному закону от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (далее — ФЗ №45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»). При этом среди таких лиц значатся те, кто в судебных делах занимает сторону обвинения. В связи с этим вероятна ситуация, когда адвокат, осознавая свою незащищенность, желая защитить своих родных и близких, будет вынужден занять сторону, противоположную интересам своего доверителя. Такое положение дел вряд ли будет способствовать состязательности судебного процесса. Возможно, необходимо внесение в законодательство мер, которые обеспечивали бы применение п. 4 ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и тем самым гарантировали бы независимость адвоката. Подробнее данный вопрос будет рассмотрен в главе 4 настоящей выпускной квалификационной работы.

Давление на адвоката и вмешательство в его профессиональную деятельность может быть выражено не только в прямом покушении на его личную неприкосновенность, либо неприкосновенность его родных и близких. «Отомстить» адвокату за выбранную им правовую позицию можно и иными способами. Например, возбудив уголовное дело в отношении невиновного адвоката.

Для пресечения подобных неправомерных действий в п. 5 ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлен особый, усложненный порядок уголовного судопроизводства в отношении адвоката.

Данный порядок регламентирован в гл. 52 УПК РФ. Согласно ст. 448 УПК РФ, решение о привлечении адвоката в качестве обвиняемого может быть принято руководителем следственного органа Следственного комитета.

Особый порядок возбуждения и производства уголовного дела в отношении адвоката — важная гарантия независимости адвоката. В то же время законодательное регулирование данного вопроса недостаточно хорошо разработано, что подтверждается судебной практики. Подробнее данный вопрос будет также рассмотрен в главе 4 настоящей выпускной квалификационной работы.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Итак, в главе 1 настоящей выпускной квалификационной работы рассмотрены общие гарантии независимости адвоката, установленные законодателем. Не отрицая наличие в российском законодательстве норм, позитивно влияющих на сохранение независимости адвокатуры в целом и каждого адвоката в частности, считаем, что существует еще много нерешенных проблем, связанных как с наличием пробелов в законодательстве, с несовершенной правоприменительной и судебной практикой, так и с дискуссионностью некоторых теоретических вопросов, обусловливающих соблюдение независимости адвоката.

Так, природа гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем является одним из наименее теоретически разработанных вопросов. В связи с этим полагаем, что данная проблема требует более детального и основательного рассмотрения и анализа, что и будет сделано в главе 2 настоящей выпускной квалификационной работы.

Глава 2. Ограничение гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, как гарантия его независимости

.1 Основания и виды гражданско-правовой ответственности в российском законодательстве

ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает гарантии независимости адвоката при осуществлении им своей профессиональной деятельности (Ст. 18). Данные гарантии позволяют адвокату исполнять публично-правовую функцию — оказание квалифицированной юридической помощи. Оказание профессиональной юридической помощи — обязанность адвоката (Ст. 7 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Ст. 8 КПЭА). Этим, в частности, и обусловливается установленная в ст. 18 КПЭА строгая дисциплинарная ответственность адвоката за нарушение им своих обязанностей, за недобросовестное их исполнение.

На сегодняшний день в научной литературе бытует мнение о необходимости усиления мер гражданско-правовой ответственности адвоката. При этом попытки усилить давление на адвокатуру чаще всего исходят от чиновников, иных влиятельных лиц государства. Зачастую желание ужесточить характер гражданско-правовой ответственности адвоката не связано с целью гарантировать защищенность граждан, обращающихся за юридической помощью.

Безусловно, адвокат должен нести ответственность в случае нарушения им своих обязательств перед доверителем. Это, в первую очередь, необходимо для сохранения дисциплины и высоких профессиональных стандартов адвокатской профессии. Однако оптимизация норм, регулирующих ответственность адвоката перед доверителем, не должна повлечь нарушение принципа независимости адвокатуры, а также независимости самого адвоката, его прав как стороны гражданско-правового договора — соглашения с доверителем.

К сожалению, на сегодняшний день в России существует достаточно мало научных трудов, исследующих проблему гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем. Вместе с тем характер гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем влияет на возможность адвоката выполнять свои профессиональные обязанности в условиях независимости от «произвола» со стороны недобросовестного доверителя. Именно поэтому полагаем, что вопрос о формах гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем требует более детального и основательного рассмотрения и анализа.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В научных кругах укоренились три основные концепции гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем: запретительная, ограничительная и потребительская. При этом данные теории основываются на различном понимании правовой природы соглашения доверителя и адвоката.

Полагаем, что прежде чем рассмотреть подробнее указанные концепции, следует предварительно проанализировать, как в доктрине определяется понятие самой гражданско-правовой ответственности.

Так, в доктрине российского права юридическая ответственность понимается различным образом. Позитивная теория предлагает широкий подход к понятию юридической ответственности и определяет ее как «обязанность дать ответ о своих действиях». Иначе говоря, под юридической ответственностью сторонники данного подхода понимают осознанное выполнение лицом своих обязанностей.

Как полагают Сергеев А.П. и Толстой Ю.К., данная теория не позволяет выявить характерные особенности понятия юридической ответственности, так как не учитывает того обстоятельства, что осознание лицом необходимости выполнения своих обязанностей не зависит от того, какое поведение предшествовало этому: правомерное либо неправомерное. Проще говоря, если любое урегулированное законом поведение является ответственностью, в таком случае теряется специфика данного понятия, а, следовательно, нет необходимости в существовании указанного института.

Из вышесказанного можно сделать вывод: юридическую ответственность следует определять через поведение, предшествовавшее наступления ответственности. Так, под юридической ответственностью следует понимать меру принуждения, применяемую к лицу за совершенное им правонарушение, и выразившуюся в наступлении для такого лица негативных последствий, носящих имущественный или личный характер.

Выведанная формулировка понятия юридической ответственности позволяет определить ее характерные черты:

    юридическая ответственность представляет собой особую меру принуждения; основание возникновения юридической ответственности — это совершённое лицом противоправное действие (бездействие); неблагоприятные последствия носят имущественный или личный характер.

Некоторые теоретики права рассматривают юридическую ответственность и санкции как идентичные понятия. С этим вряд ли можно согласиться. В действительности, не любая санкция есть суть юридическая ответственность. Вернее было бы говорить о том, что санкция и юридическая ответственность соотносится как общее и частное, иными словами, юридическая ответственность — это разновидность санкции.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Определив понятие юридической ответственности, следует перейти к рассмотрению категории гражданско-правовой ответственности.

Гражданско-правовая ответственность — это разновидность юридической ответственности. Однако гражданско-правовая ответственность имеет свои специфические черты.

Во-первых, такая ответственность носит имущественный характер. Так, в ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) установлен принцип полного возмещения убытков, что означает восстановление имущественного положения потерпевшего лица в состояние, предшествующее правонарушению. Применение же мер личного принуждения не достигает указанной цели. Именно поэтому гражданско-правовая ответственность не может носить личный характер.

Кроме того, гражданско-правовая ответственность предполагает наступление последствий, которые неблагоприятным образом сказываются на имущественном положении правонарушителя. Напротив, возврат обеими сторонами всего переданного по недействительной сделке не приводит к ухудшению их имущественного положения, следовательно, реституция не является мерой гражданско-правовой ответственности.

И, наконец, в-третьих, гражданско-правовая ответственность носит компенсационный характер, то есть восстановление имущественного положения потерпевшего за счет правонарушителя.

Определив сущность категории гражданско-правовой ответственности, необходимо теперь рассмотреть условия ее наступления.

Во-первых, это наличие совершенного правонарушения. Так, правонарушение может быть выражено действием либо бездействием. Относительно обязательственных отношений правонарушение возникает в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Следующее условие — наличие убытков, возникших у потерпевшего в связи с совершенным правонарушением. При этом убытки могут быть выражены в виде реального ущерба и/или упущенной выгоды. Однако для привлечения лица к ответственности необходимо установить не только факт правонарушения и убытков, но и причинно-следственную связь между ними. Наличие такой связи необходимо доказать с разумной степенью достоверности.

Кроме того, четвертым условием наступления гражданско-правовой ответственности является вина нарушителя. В гражданском законодательстве, к сожалению, отсутствует определение понятия вины. В связи с этим вину чаще всего определяют через понятие невиновности, установленное в ст. 401 ГК РФ, иначе говоря, лицо признается виновным, если не предприняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Вина может быть выражена в виде умысла или неосторожности. Однако необходимо отметить, что вина — это лишь условие наступления гражданско-правовой ответственности, и форма вины, по общему правилу, не влияет на размер такой ответственности.

Касательно гражданско-правовой ответственности необходимо также принимать во внимание порядок распределения бремени доказывания между правонарушителем и потерпевшим. Так, наличие и размер убытков, а также причинно-следственную связь должен доказывать сам потерпевший. В то же время вина правонарушителя презюмируется, иначе говоря, он считается виновным пока им же самим не доказано обратное (п. 2 Ст. 401 ГК РФ).

Таким образом, основаниями возникновения гражданско-правовой ответственности являются: само правонарушение, убытки, причинно-следственная связи между нарушением и убытками, а также вина правонарушителя, если законом не установлена ответственность независимо от наличия вины.

Необходимо теперь рассмотреть, какие основные формы гражданско-правовой ответственности предусмотрены в законе.

Так, общей мерой гражданско-правовой ответственности является возмещение убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды. По общему правилу, потерпевший имеет право на взыскание с нарушителя реального ущерба и упущенной выгоды. Такая ответственность носит имущественный и компенсационный характер. Однако для наступления такой ответственности необходимо, чтобы потерпевший понес убытки в результате правонарушения. В случае, если потерпевший не смог доказать разумность размера требуемых им убытков, суд определяет его исходя из собственного усмотрения, конечно же, руководствуясь принципами справедливости и соразмерности (п.5 Ст. 393 ГК РФ).

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Кроме того, необходимо добавить, что по отдельным видам обязательств законом предусмотрена ограниченная ответственность (п.1 Ст. 400, п.2 и п.3 Ст.978 ГК РФ).

В гражданском законодательстве также установлен такой способ защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда. Основаниями для применения данного способа защиты является причинение физических или нравственных страданий действиями (бездействием) правонарушителя. При этом по общему правилу, ответственность в виде компенсации морального вреда наступает при наличии вины правонарушителя. Суд, принимая решение о размере причитающейся потерпевшему денежной компенсации за моральный вред, должен исходить из принципов разумности, справедливости и соразмерности, с тем, чтобы такая сумма соответствовала степени физических и нравственных страданий потерпевшего, а также степень вины правонарушителя (Ст. 151 ГК РФ).

Итак, гражданским законодательством установлены основания и виды гражданско-правовой ответственности. В зависимости от конкретного обязательства, состав условий для применения данных мер принуждения может быть полным либо усеченным, кроме того, от характера правоотношения, сложившегося между потерпевшим и правонарушителем, зависит также форма ответственности, применяемая к последнему.

Из вышесказанного следует, что для определения оснований наступления и форм гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, необходимо определить правовую природу соглашения между доверителем и адвокатом.

2.2 Правовая природа соглашения адвоката с доверителем

В научной среде существует три основные теории гражданско-правовой ответственности адвоката: запретительная, ограничительная и потребительская. При этом появлению данных теоретических подходов способствовало различное понимание правовой сущности соглашения между доверителем и адвокатом.

Так, согласно запретительной концепции, соглашение адвоката с доверителем не является разновидностью договора возмездного оказания услуг, так как адвокат оказывает не юридические услуги, а юридическую помощь. При этом, как полагают сторонники данной теории, при оказании услуг, лицо может предвидеть результаты и, следовательно, должен нести ответственность за то, что не проявил всю степень заботливости и осмотрительности и не предотвратил возникновение неблагоприятных последствий. А юридическая помощь характеризуется тем, что адвокат не может с определенной точностью предвидеть последствия, соответственно, он не отвечает за результат такой помощи. Следовательно, согласно запретительной концепции, адвокат не должен нести какую-либо ответственность за оказанную им юридическую помощь доверителю.

Стоит согласиться с мнением О.В. Поспелова, согласно которому данная теория несостоятельная по своей сути. Учитывая особую важность адвокатуры, как гаранта прав граждан на доступ к правосудию и на оказание им профессиональной юридической помощи, отсутствие гражданско-правовой ответственности адвоката за неквалифицированную юридическую помощь приведет лишь к снижению стандартов и авторитета данного института.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката основывается на диаметрально противоположной позиции. Согласно данной теории, соглашение адвоката с доверителем по своей правовой природе ближе всего как раз к договору возмездного оказания услуг. Кроме того, в силу того, что в отношениях между адвокатом и доверителем последний является слабой стороной, на соглашения об оказании юридической помощи должны распространяться правила, предусмотренные в Законе Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон «О защите прав потребителей») (конечно же, в случаях, когда доверитель — физическое лицо).

При этом сторонники потребительского подхода полагают, что условиями соглашения между адвокатом и доверителем не может быть ограничена ответственность адвоката, иначе говоря, адвокат должен отвечать перед доверителем и за реальный ущерб, и за упущенную выгоду.

С данной концепцией также нельзя согласиться. В действительности, соглашение адвоката с доверителем нельзя признать разновидностью договора возмездного оказания услуг. Дело в том, что результат деятельности адвоката по судебному представительству не всегда в полной мере зависит от воли, осмотрительности и заботливости самого адвоката. Итог судебного разбирательства предопределяется не только действиями адвоката, но действиями его доверителя, противоположной стороны в процессе и иных лиц, доказательствами, представленными всеми участниками процесса и их оценкой, которая относится к компетенции суда. Более того, в своих действиях адвокат, как правило, связан позицией доверителя (п. 1 Ст. 9 КПЭА, пп. 3 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), а при оказании юридической помощи адвокат исходит из достоверности сведений и документов, представленных доверителем (п. 7 Ст. 10 КПЭА). Адвокат же должен лишь использовать любые не запрещенные законом способы для того, чтобы убедить суд в правильности позиции доверителя. Напротив, к примеру, услуга по предоставлению туристического продукта предполагает, что заказчик получит результат, отвечающий условиям, установленным в соответствующем договоре. Кроме того, есть большая вероятность, что применение к адвокатам норм Закона «О защите прав потребителей» приведет к так называемому «потребительскому экстремизму».

Ограничительная теория представляет собой некий компромиссный вариант между двумя ранее рассмотренными. Так, в соответствие с ограничительной концепцией гражданско-правовой ответственности адвоката, соглашение между адвокатом и доверителем является особой разновидностью гражданско-правового договора, который не поименован в законодательстве, но по своему характеру ближе всего к договору поручения. Сторонники данной концепции полагают, что ответственность адвоката перед доверителем должна быть ограничена возмещением лишь реального ущерба. В самом соглашении можно предусмотреть ограничение ответственности адвоката за неосторожное причинение вреда.

Рассмотренные концепции основываются на различном определении правовой природы соглашения между адвокатом и доверителем.

Полагаем, что соглашение между адвокатом и доверителем по своей правовой природе ближе всего к договору поручения, однако обладает присущими ему особенностями.

Так, существенным условием договора поручения является предмет — совершение представителем (поверенным) конкретных юридических действий от имени и за счет доверителя (п. 1 Ст. 971 ГК РФ).

Итак, поверенный осуществляет юридические действия от имени доверителя. Это означает, что все права и обязанности, возникающие вследствие таких действий, являются правами и обязанностями самого доверителя.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

При этом необходимо отметить ошибочность позиции некоторых теоретиков, полагающих, будто под «юридическими действиями», совершаемыми поверенным от имени и за счет доверителя, законодатель подразумевал лишь сделки. Сделки — это разновидность юридических действий. Следовательно, поверенный может совершать от имени доверителя все иные правомерные юридические действия, указанные в договоре поручения, в том числе судебное представительство.

Согласно ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», соглашение между адвокатом и доверителем имеет следующие существенные условия (Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Во-первых, это указание на адвоката, который принял исполнение поручения, «а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате (пп. 1 п. 4 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). К существенным условиям указанные обстоятельства отнесены не случайно — это гарантия того, что юридическая помощь доверителю будет оказана от лица, очевидно являющегося в момент заключения соглашения действующим адвокатом, осуществляющим адвокатскую деятельность в конкретном адвокатском образовании. Кроме того, доверителю предоставлено право на получение информации о лице, принимающем поручение.

Во-вторых, согласно пп. 2 п. 1 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» существенным условием является предмет поручения — совершение адвокатом конкретных юридических действий от имени и за счет доверителя. В некоторых случаях, адвокат действует от своего имени, хотя и в интересах доверителя (например, защитник в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях). В исключительных случаях адвокат-защитник действует против воли доверителя (в случае наличия самооговора). Таким образом, предмет соглашения адвоката с доверителем и договора поручения довольно схожи, но не всегда одинаковы.

Законодатель также указывает в числе существенных условий размер выплаты вознаграждения адвокату, а также порядок уплаты вознаграждения, либо указание на то, что помощь оказывается бесплатно (иначе говоря, за счет бюджетных средств), размер компенсации расходов адвоката, размер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения (п. 4 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Итак, договор поручения и соглашение адвоката с доверителем имеют схожий предмет — совершение одним лицом юридических действий от имени и в интересах другого лица.

Договор поручения является консенсуальным и двусторонним. Те же характеристики присущи соглашению между адвокатом и доверителем. Так, данное соглашение вступает в силу с момента согласования всех существенных условий, и порождает права и обязанности для обеих сторон. К примеру, обязанностью адвоката, в том числе, будет представительство доверителя на судебных заседаниях, а обязанностью доверителя — выплата вознаграждения адвокату.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Отличительной особенностью договора поручения является его фидуциарность. Фидуциарной является сделка, имеющая личный доверительный характер. По своей природе любой договор поручения обладает характером фидуциарности.

Договор между адвокатом и доверителем о совершении юридических действий основан на «взаимном доверии, на предположении честности и способности контрагента», то есть также обладает свойством фидуциарности.

Однако, в отличие от договоров, установленных в гл.39 ГК РФ, договор поручения, если иное не предусмотрено договором, является безвозмездным. Этим соглашение отличается от договора поручения, так как соглашение с адвокатом — как правило, возмездный договор (ведь размер вознаграждения является, в силу закона, существенным условием соглашения адвоката с доверителем). При этом исключением из общего правило о возмездном характере данного соглашения считается не оказание юридической помощи бесплатно (для доверителя), так как адвокат получает вознаграждение из соответствующего бюджета, а юридическая помощь «Pro bono», когда адвокат действительно не получает никакого вознаграждения. Однако указанные случаи не урегулированы законом.

Глава 49 ГК РФ посвящена договору поручения. При этом права и обязанности поверенного установлены в ст. 973-974 ГК РФ.

Так, обязанностью поверенного является личное исполнение данного ему доверителем поручения, что подчеркивает «доверительный» характер рассматриваемых правоотношений. Также поверенный обязан по требованию доверителя сообщить всю информацию об исполнении поручения и передать ему все полученное в результате совершенных юридических действий. Поверенный обязан действовать в соответствии с указаниями доверителя, за исключением случаев, когда такие указания являются неправомерными, так как исполнение поручения не должно вести к нарушению субъективных прав других лиц. В то же время поверенный имеет право отступать от указаний доверителя, если это необходимо для соблюдения интересов доверителя, и если поверенный не мог заблаговременно запросить у доверителя разрешения либо не получил от него ответа на свой запрос в разумный срок (Ст. 973, 974 ГК РФ).

Данные положения, регулирующие права и обязанности поверенного, полностью применимы и к правомочиям адвоката по соглашению с доверителем. Адвокат также обязан исполнять требования своего клиента лично. Адвокат не просто вправе, но обязан отказаться от принятия к исполнению поручения, носящего заведомо незаконный характер. Он так же, как поверенный, обязан исполнять поручение в интересах доверителя (пп. 3 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Отступление от позиции доверителя возможно только в случаях, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. В силу п. 2 ст. 25 ФЗ №63″Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» порядок расторжения соглашения доверителя с адвокатом отличается от порядка расторжения договора поручения в случаях, прямо предусмотренных данным законом. Так, от исполнения договора поручения поверенный вправе отказаться в любое время, а адвокат-защитник обвиняемого по уголовному делу отказаться от защиты, то есть расторгнуть соглашение по своей инициативе, не вправе (пп. 6 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Исключением является случай, когда отказ от защиты законом разрешен и даже обязателен, например, в случаях, предусмотренных ст. 72 УПК РФ.

Таким образом, соглашение адвоката с доверителем обладает особенностями, которые характеризуют договор поручения. Во-первых, это предмет данных договоров — совершение одним лицом юридических действий от имени и за счет другого лица. Во-вторых, оба договора консенсуальные, двусторонние, а также обладают свойством фидуциарности. В-третьих, в обеих договорных конструкциях совпадают права и обязанности адвоката и поверенного. Отличием соглашения между доверителем и адвокатом от договора поручения является то, что оно признается, по общему правилу, возмездным.

Необходимо отметить, что ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», действовавший до 30 декабря 2004 года, рассматривал правовую сущность соглашения адвоката с доверителем в зависимости от того, предусматривалось ли соглашением представительство, либо юридические действия адвоката ограничивались консультированием и составлением правовых заключений. Так, отношения по судебному представительству, а также представительству в различных органах власти определялись законом как отношения, вытекающие из договора поручения. «Иные виды юридической помощи адвокат оказывает на основании договора возмездного оказания услуг».

Полагаем, что такое разграничение нецелесообразно, так как согласно п. 2 ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», соглашение адвокатом и доверителя является договором на оказание юридической помощи. Юридическая же помощь соотносится с понятием юридические услуги как общее и частное. Оказывая юридическую помощь, адвокат может предоставлять, к примеру, услуги по составлению искового заявления. Такие услуги сопровождают исполнение предмета поручения, и поэтому должны регулироваться в соответствии с нормами о поручительстве. Совершенно верно в связи с этим решение законодателя, исключившего из ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» разграничение правовой природы соглашения об оказании юридической помощи в зависимости от характера осуществляемых адвокатом действий (Закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Итак, полагаем, что соглашение адвоката с доверителем ближе всего к конструкции договора поручения. В таком случае наиболее верной видится теория ограничительной ответственности, которая как раз и основывается на определении соглашения адвоката с доверителем в качестве особого вида гражданско-правового договора, наиболее схожего с договором поручения. Следовательно, к данному соглашению необходимо применять нормы гл.49 ГК РФ

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

2.3 Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Глава 49 ГК РФ не содержит положений, регулирующих ответственность поверенного за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, помимо п.3 ст. 978 ГК РФ о возмещении убытков, причиненных доверителю отказом поверенного от исполнения поручения.

Следовательно, к данным правоотношениям должны применяться общие нормы об ответственности, изложенные в п. 1 ст. 393 ГК РФ об обязанности должника возместить кредитору убытки. При этом необходимо принимать во внимание положение п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому «лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, если договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере» (п. 1 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Таким образом, полагаем, что ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей может быть ограничена соглашением об оказании юридической помощи.

Однако необходимо принять во внимание положение п. 1 ст. 1 ГК РФ, закрепляющее принцип обеспечения восстановления нарушенных прав лица. Данный принцип не позволяет с полной определенностью говорить о возможности ограничения ответственности адвоката соглашением сторон. Следовательно, полагаем, целесообразным введение в законодательство прямой нормы, ограничивающей ответственность адвоката в виде возмещения реального ущерба. При этом такой ущерб, по общему правилу, должен включать лишь сумму, уплаченную доверителем в качестве вознаграждения адвоката за исполнение поручения и за понесенные им накладные расходы.

Фидуциарный характер договора поручения обусловливает возможность каждой из сторон в любой момент в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Применительно к адвокатской деятельности, данная норма не действуют в случаях, когда адвокат выступает в качестве защитника доверителя (пп. 6 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В остальных случаях адвокат, как и поверенный, вправе отказаться от принятого на себя поручения, при этом закон освобождает его от обязанности по возмещению убытков доверителя, вызванных таким отказом. Гарантией защиты интересов доверителя в данном случае выступает п.3 ст.978 ГК РФ, который устанавливает, что поверенный обязан возместить доверителю убытки, если односторонний отказ поверенного от исполнения договора совершен в условиях «когда доверитель лишен возможности иначе обеспечить свои интересы» (п. 3 Ст. 978 ГК РФ).

Примечателен в данном случае следующий пример из судебной практики.

Так, кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда было отменено Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга об удовлетворении иска о взыскании с адвоката денежных средств по соглашению об оказании юридических услуг.

Фабула дела заключается в следующем. Истица заключила с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи. В соответствии с данным соглашением адвокат принял к исполнению поручение об оказании юридической помощи в суде первой инстанции. При этом Истица передала адвокату вознаграждение в размере 52 000 рублей. Истица по данному делу выступала в качестве Ответчика. Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга иск был удовлетворен. Однако Истица решила оспорить Решение Приморского суда и подписала с адвокатом дополнительное соглашение, по которому адвокат должен был предоставить Истице юридическую помощь в суде кассационной инстанции за дополнительное вознаграждение в 10 000 рублей.

Кассационная инстанция отменила Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга. Дело было возвращено в суд первой инстанции.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Однако адвокат отказался вести дело Истицы без предоставления ею дополнительного вознаграждения. Адвокат полагал, что исполнил обязательство по основному и дополнительному соглашению. Истица же настаивала, что адвокат без законных оснований отказался исполнять обязательства по основному соглашению, и обратилась в суд за взысканием с адвоката 52 000 рублей, выплаченных ею в качестве вознаграждения адвоката.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Истицы, указав, что к сложившимся между сторонами отношениям не применяется Закон «О защите прав потребителей».

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия установила, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение по делу, кроме того, Истица не ссылалась на Закон «О защите прав потребителей», а суд не применил положения гл.49 ГК РФ.

Как было установлено судебной коллегией, по основному соглашению сторон обязательства адвоката прекращались окончанием производства по делу в первой инстанции. Учитывая то обстоятельство, что решение первой инстанции было отменено, производство по делу в первой инстанции не было окончено. Следовательно, Истица правомерно рассчитывала на исполнение адвокатом обязательств по основному соглашению после возвращения дела в суд первой инстанции. Кроме того, важным фактором также явилось решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по жалобе Истицы о привлечении данного адвоката к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Как было установлено квалификационной комиссией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, адвокат продолжал представлять интересы Истицы после возвращения дела в суд первой инстанции, однако на судебном заседании он внезапно забрал ордер из дела и покинул заседание.

В рассмотренном случае адвокат действовал недобросовестно, нарушил требования п. 9 Ст. 10 КПЭА, и в результате его внезапного отказа от исполнения соглашения, доверитель был лишен возможности обеспечивать свои интересы в судебном заседании. В связи с этим отмена судебной коллегией решения суда первой инстанции видится совершенно верным.

Тем не менее, взыскание с адвоката всей суммы вознаграждения, уплаченного ему доверителем, было бы несправедливым решением, учитывая, что им была оказана юридическая помощь в суде первой инстанции (при первом рассмотрении дела). Соответственно, вполне оправданным было бы решение о взыскании с адвоката убытков в виде реального ущерба — части стоимости полученного им по соглашению вознаграждения. При этом конкретный размер такого возмещения должен быть установлен с учетом требований справедливости и разумности.

Полагаем, что данный пример подчеркивает наличие у доверителей законодательно установленных способов защиты в случае нарушения адвокатом их законных прав и интересов.

На практике помимо требования о возмещении убытков, доверители зачастую обращаются в суд также за возмещением морального ущерба, причиненного им неисполнением или ненадлежащим исполнением поручения.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Необходимо также отметить, что адвокат может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности лишь при наличии вины. Вина, как говорилось ранее, презюмируется, иначе говоря, адвокат считается виновным, пока им же не доказана его невиновность. Именно на адвокате лежит бремя доказывания надлежащего исполнения поручения. Доверитель, в свою очередь, должен доказывать лишь наличие договорных отношений с адвокатом. Такое распределение бремени доказывания, на наш взгляд, также является одним из установленных законом гарантий защиты прав доверителя.

Итак, существующая в теории запретительная концепция, отрицающая саму возможность привлечения адвоката к гражданско-правовой ответственности перед доверителем, противоречит принципам, заложенным в гражданском законодательстве. Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, напротив, видится излишне «радикальной», так как применение норм Закона «О защите прав потребителей» к отношениям между адвокатом и доверителем может вызвать «потребительский экстремизм» и тем самым негативно повлиять на независимость адвоката. А ведь если адвокат потеряет независимость, он не сможет быть реальным защитником законных прав и интересов доверителя.

Наиболее верной видится концепция ограничительной ответственности адвоката. В связи с этим полагаем, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует внести норму следующего содержания: «В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, доверитель имеет право потребовать возмещение понесенного им реального ущерба, если иное не установлено соглашением об оказании юридической помощи».

Такое законодательное установление ограниченного характера ответственности адвоката перед доверителем будет учитывать баланс интересов адвоката и доверителя, и станет еще одной гарантией независимости адвоката.

До внесения изменений в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокат и доверитель могут предусмотреть в своем соглашении об оказании юридической помощи ограниченную ответственность адвоката за нарушение своих обязательств в виде возмещения лишь реального ущерба, причиненного доверителю.

Глава 3. Проблемы обеспечения гарантий независимости адвоката в современном российском законодательстве и в правоприменительной практике

.1 Проблемы обеспечения гарантий независимости адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве

Гарантии независимости адвоката зачастую не соблюдаются, что выражается в нарушении адвокатской тайны и свидетельского иммунитета адвоката; во вмешательстве в адвокатскую деятельность и препятствовании этой деятельности; в проведении в отношении адвоката оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий без соблюдения установленного законом порядка.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

При этом данные нарушения в основном допускаются правоохранительными органами и должностными лицами иных государственных органов различными способами, в том числе посредством угроз, неправомерных действий. Отсутствие реальных гарантий безопасности жизни и личной неприкосновенности может вынудить адвоката «пойти на сделку» и фактически прекратить оказывать квалифицированную юридическую помощь доверителю.

Препятствием к профессиональной деятельности адвоката также является недостаточно хорошо разработанная законодательная база в части, регулирующей вопросы независимости адвоката, наличие «декларативных» норм, а также неоднозначная правоприменительная практика. В данном параграфе будут подробно рассмотрены проблемы обеспечения гарантий независимости адвоката.

До принятия ФЗ №173 «О внесении изменений в УПК РФ» препятствование деятельности адвокатов могло выражаться в устранении адвоката-защитника посредством вызова его в качестве свидетеля, в необоснованном отказе в удовлетворении заявлений, жалоб и ходатайств адвоката, в отказе адвокату в доступе к подзащитному.

В Постановлении от 26.12.2003 № 20-П Конституционный суд РФ указал, что право на получение квалифицированной юридической помощи должно быть обеспечено обвиняемому (подсудимому, осужденному) на всех стадиях уголовного процесса.

Действительно, в ст. 53 УПК РФ указано, что адвокат праве участвовать во всех стадиях уголовного судопроизводства.

В то же время, данное положение законодательства порой нарушается.

Так, Президиумом Санкт-Петербургского городского суда рассматривалась надзорная жалоба осужденного Т. по уголовному делу № 1-175/12 о пересмотре приговора Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 января 2012 года и кассационного определения Санкт-Петербургского городского суда от 21 мая 2012 года. В надзорной жалобе осужденный Т. указал, что при рассмотрении его кассационной жалобы судом кассационной инстанции было нарушено его право на защиту, поскольку в судебном заседании отсутствовал адвокат. Согласно фабуле дела, в суде первой инстанции интересы осужденного Т. представляла адвокат Г.. При этом осужденный Т. не отказывался от участия адвоката ни в кассационной жалобе, ни в последующих заявлениях суду кассационной инстанции. В то же время, адвокат Г. не была предупреждена о дате и времени заседания в суде кассационной инстанции, а суд не предпринял мер для выявления причин неявки защитника. Кассационная жалоба была рассмотрена без участия адвоката Г.. Таким образом, осужденный Т. был лишен права на защиту, на справедливое правосудие в условиях равноправия и состязательности.

Президиум Санкт-Петербургского городского суда отменил кассационное определение и направил дело на новое рассмотрение. Однако не все уголовные дела, прошедшие кассационную инстанцию, рассматриваются в порядке надзора. Связано это, прежде всего, с недоверием осужденных, их защитников к правосудию, к возможности отменить несправедливые, незаконные решения, тем более, если это решение кассационной инстанции.

Как указывалось ранее, препятствование адвокату-защитнику в осуществлении им профессиональной деятельности ранее могло выражаться в необоснованном отказе в удовлетворении его жалоб и ходатайств, в приобщении представленных им материалов к уголовному делу, если они не отвечают интересам обвинения и т.п. Это негативно влияло на соблюдение принципа состязательности судебного процесса, и в конечном итоге приводило к вынесению незаконных и необоснованных приговоров.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Предложения о внесении в УПК РФ положения об обязательном удовлетворении следователем ходатайств защитника о привлечении специалиста, допросе свидетелей и приобщении доказательств высказывались на протяжении долгого времени. Необходимо отметить, что ФЗ №173 «О внесении изменений в УПК РФ» содержит положение, согласно которому стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста, а также не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам уголовного дела доказательств, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами, а также в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста (п. 2.2 Ст. 159 УПК РФ, п. 2.1 Ст. 58 УПК РФ).

Проблемы в правоприменительной практике возникают и в тех случаях, когда норма закона кажется ясно сформулированной. Так, например, порядок ознакомления адвоката с материалами уголовного дела закреплен в ст. 217 УПК РФ. Одним из положений, установленных в указанной статье, является требование об обязательной нумерации материалов уголовного дела. В то же время нумерация может производиться обычным карандашом, что позволит в дальнейшем видоизменять данный процессуальный документ, если это будет отвечать интересам обвинения. В действительности, адвокаты-защитники зачастую сталкиваются с проблемой замены материалов уголовного дела, или их номеров, что фактически делает бессмысленным само ознакомление с материалами дела. В результате адвокат строит линию защиты, ориентируясь на неверную исходную информацию, что может привести к неблагоприятным для подзащитного результатам. В связи с этим представляется необходимым законодательно закрепить способ нумерации материалов дела, который исключал бы возможность замены их номеров. В п. 1 Ст. 217 УПК РФ следует внести следующие изменения: «Все листы материалов уголовного дела нумеруются чернилами. Следователь обязан предоставить защитнику и обвиняемому опись материалов уголовного». Также необходимо внести в часть 1 ст. 217 УПК РФ следующее положение: «Изъятие из дела каких-либо материалов, дополнение дела какими-либо материалами и замена нумерации листов не допускается».

Помимо замены страниц материалов уголовного дела, адвокат может также столкнуться с проблемой сокрытия доказательств должностным лицом, проводящим предварительное следствие. Систематическому нарушению права адвоката на ознакомление с вещественными доказательствами способствует положение п. 1 ст. 217 УПК РФ, которое допускает отказ в предъявлении адвокату для ознакомления вещественных доказательств, если их предъявление невозможно. Подобная формулировка не позволяет однозначным образом установить перечень случаев, когда вещественные доказательства не могут быть представлены адвокату и его подзащитному, и ведет к злоупотреблению правом со стороны следственных органов. Сокрытие доказательств, полученных на предварительном следствии, создает преимущество обвинению и, наоборот, лишает сторону защиты права на состязательный процесс. Адвокату, подготовившему правовую позицию по делу без учета скрытых от него вещественных доказательств, придется менять линию защиты, подстраивая ее под сложившиеся обстоятельствам. Независимость адвоката в выборе правовой позиции и ведению судебного процесса будет нарушена. В подобных условиях обвинению будет проще склонить адвоката к сотрудничеству и добиться желаемого ими результата. В итоге пострадавшим в таком неравном «бою» окажется даже не сам адвокат, а его подзащитный, чье право на справедливое правосудие и на оказание квалифицированной юридической помощи будет нарушено. Полагаем, что из п. 1 Ст. 217 УПК РФ должно быть исключено следующее положение: «В случае невозможности предъявления вещественных доказательств следователь выносит об этом постановление».

Итак, на сегодняшний день в российском законодательстве и в правоприменительной практике сохраняются проблемы в регулировании вопросов обеспечения независимости адвоката-защитника. Важность их решения заключается не только в необходимости обеспечения гарантий независимости адвоката, но в соблюдении такого принципа, как состязательность судебного процесса, а также для защиты права каждого человека на справедливое правосудие.

3.2 Проблемы обеспечения свидетельского иммунитета адвоката и сохранения адвокатской тайны

Как говорилось ранее, наличие свидетельского иммунитета направлено на сохранение сведений, доверенных клиентом адвокату, а также иной информации, полученной в связи с оказанием юридической помощи. Таким образом, конфиденциальность адвокатской тайны обеспечивается наличием свидетельского иммунитета адвоката, а свидетельский иммунитет гарантирует независимость последнего.

Итак, свидетельский иммунитет адвоката означает запрет любым третьим лицам истребовать от адвоката информацию, содержащую адвокатскую тайну. К сожалению, на протяжении долгого времени данный запрет очень часто нарушался, в основном, со стороны правоохранительных органов. Нарушение это могло выражаться в вызове адвоката в качестве свидетеля по делу, в котором он выступает как защитник.

Вызов защитника обвиняемого или подозреваемого на допрос в качестве свидетеля исключает возможность его дальнейшего участия в уголовном деле в качестве адвоката (пп. 1 п. 1 Ст. 72 УПК РФ). Зачастую следственные органы пользовались такой «схемой» для выведения из дела «не в меру активного» адвоката. Положения закона, точнее, противоречие норм ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и УПК РФ только способствовали таким действиям. Дело в том, что в отличие от ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. п. 2 и 3 п. 3 ст. 56 УПК РФ не запрещается вызов адвоката, а лишь устанавливается, что последний не может быть допрошен. В свою очередь п.1 ст. 56 УПК раскрывает понятие свидетеля, как любого лица, которое вызвано для дачи показаний. Таким образом, сам вызов адвоката в качестве свидетеля по уголовному делу по обстоятельствам, ставшим ему известными в процессе оказания юридической помощи, УПК РФ не запрещался.

Вопрос о том, нормы какого федерального закона — ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» или УПК РФ — имеют приоритетное значение, долгое время являлся дискуссионным.

Данный вопрос был рассмотрен Конституционным судом Российской Федерации в Постановлении № 13-П от 29 июня 2004 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ». Согласно позиции Конституционного суда Российской Федерации, если следственные действия в отношении лица с особым статусом приводят к ограничению его неприкосновенности, разрешение противоречий законов, регулирующих их производство, должно быть сделано в пользу того нормативно-правового акта, который устанавливает больший объем прав и свобод граждан. Тем более если они направлены на сохранение адвокатской тайны.

И все же несовпадение норм о правилах вызова и допроса адвоката по уголовному делу в УПК РФ и в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вело к произволу со стороны следственных органов.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

ФЗ №173 «О внесении изменений в УПК РФ» изменил п. 1 Ст. 56 УПК РФ, и теперь данная норма предусматривает запрет на привлечение в качестве свидетелей по делу лиц, в том числе адвокатов, которые обладают свидетельским иммунитетом и не подлежат допросу в соответствии с частью третьей статьи 56 УПК РФ.

Данное нововведение давно назрело, и, конечно, включение подобного положения в УПК РФ — еще один способ обеспечения гарантий независимости адвоката.

С принятием ФЗ №173 «О внесении изменений в УПК РФ» в УПК РФ появился п. 3 Ст. 450.1, в котором установлено, что производство осмотра жилых и служебных помещений адвоката до возбуждения в отношении адвоката уголовного дела, привлечения его в качестве обвиняемого и без получения соответствующего постановления судьи, возможно лишь «в случае, когда в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления».

До внесения соответствующего положения в УПК РФ систематическим нарушениям адвокатской тайны также способствовали положения п. 5 Ст. 165 УПК РФ. Так, согласно данной норме, следственные действия в отношении адвоката, в том числе обыск, могут производиться только при наличии судебного решения. Исключением, согласно п. 5 Ст. 165 УПК РФ, является случай, когда производство таких действий не терпит отлагательства — следователь лишь уведомляет судью о том, о том, что они произведены.

Наличие данного исключения противоречит ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». И конфиденциальность адвокатской тайны, независимость адвоката, право доверителя на квалифицированную юридическую помощь долгое время не были обеспечены в полном объеме.

Кроме того, следственные органы зачастую производили обыск помещений, в которых адвокат осуществлял свою профессиональную деятельность, с изъятием предметов (документов, материалов), не указанных в соответствующем судебном решении о проведении обыска.

В связи с этим примечательно апелляционное постановление Московского городского суда от 24 августа 2015 г. по делу № 10-11696/2015. Согласно фабуле дела, постановлением суда было удовлетворено ходатайство старшего следователя по уголовному делу о производстве обыска в офисных помещениях адвоката обвиняемого «с целью обнаружения и изъятия электронных носителей информации, содержащих сведения, имеющих значение для уголовного дела». Адвокатом обвиняемого была подана жалоба с требованием отменить данное постановление, так как оно было вынесено с нарушением уголовно-процессуального законодательство. При производстве обыска в офисном помещении адвоката старшим следователем были изъяты электронные носители информации о пользователях интернет-сайта, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу, кроме того, составляют адвокатскую тайну. Однако судом апелляционной станции доводы стороны защиты не были приняты во внимание. Оставляя постановление суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции ссылается лишь на общие положения законодательства, а именно на то, что обыск был произведен на основании судебного решения, что соответствует закону. А постановление суда о производстве обыска было принято судом с учетом представленных материалов дела и «по сути заявленного следствием ходатайства, в соответствии с требованиями Ст. 165 УПК РФ». Вопрос относимости доказательств, которые были получены в результате изъятия электронных носителей информации в отношении пользователей интернет-сайта, по мнению суда апелляционной инстанции, не подлежат судебной оценке. Таким образом, судом не был рассмотрен вопрос нарушения адвокатской тайны производством обыска в адвокатском помещении.

Как указано в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации, в решении суда о производстве обыска в адвокатских помещениях должны быть конкретизированы «объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем, чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Кроме того, в своем Постановлении Конституционный суд РФ указал, что при проведении обыска в отношении адвоката, необходимо принять меры, обеспечивающие сохранение адвокатской тайны. Во-первых, такой обыск может быть проведен лишь при наличии соответствующего решения суда. Во-вторых, в данном решении должны быть перечислены объекты, послужившие причиной проведения данного следственного действия, и которые подлежат изъятию следственными органами. При этом запрещается изымать все адвокатское досье, а также каким-либо образом фиксировать данные, содержащиеся в нем.

Предложения о законодательном закреплении позиции Конституционного суда РФ звучат давно. Лишь с принятием ФЗ № 173 «О внесении изменений в УПК РФ» данные предложения нашли отражение в законе.

Еще одним распространенным нарушением независимости адвоката является незаконный досмотр самого адвоката. Так, согласно ст. 20 Федерального закона от 15.07.1995 №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее — ФЗ №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»), переписка подозреваемого или обвиняемого, находящегося под стражей, подвергается цензуре, при этом «письма, содержащие сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются, подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело».

Сотрудники следственного изолятора со ссылкой на указанную норму могут проводить досмотр адвокатов, изымать письма с подозреваемым или осужденным, а порой и все адвокатское досье. Такие действия приведут к нарушению адвокатской тайны.

Полагаем, что в ФЗ №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» необходимо внести поправки, направленные на приведение его положений в соответствие с ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В абз. 2 ст. 20 ФЗ №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» необходимо включить следующие поправки: «Переписка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре, за исключением переписки подозреваемых и обвиняемых с защитником. Досмотр защитника и изъятие у него документов, содержащих переписку с подозреваемым и обвиняемым, без соответствующего решения суда недопустимы».

Необходимо отметить, данная проблема обеспечения свидетельского иммунитета адвоката и сохранения адвокатской тайны существует давно. Надеемся, что в скором времени законодатель все же внесет соответствующие нововведения в законодательство.

3.3 Проблемы обеспечения гарантии безопасности адвоката

Устанавливая в п. 4 ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» гарантию безопасности адвоката и членов его семьи, а также их имущества и обязанность органов внутренних дел принимать необходимые меры по обеспечению такой безопасности, законодатель, к сожалению, не закрепил конкретные правила, позволяющие претворить данную норму в жизнь.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Так, действие ст. 2 ФЗ №45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», не распространяется на адвокатов.

В то же время в приведенном законе довольно подробно регламентирована система мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, а также установлены органы власти, которым вменяется обеспечение такой защиты. Среди мер государственной защиты, гарантированных данным законом, следует особо выделить следующие: предоставление личной охраны, выдачу оружия, средств индивидуальной защиты, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах (Ст. 5 ФЗ №45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»).

Остается открытым вопрос о том, почему в перечень лиц, на которых распространяется действие вышеприведенного закона, не включен адвокат, в то время как в данном списке значатся не только сами судьи и должностные лица правоохранительных и контролирующих органов, но и близкие им лица (п. 13 Ст. 2 ФЗ №45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»). Совершенно очевидно, что осознание адвокатом своей безопасности, а также безопасности членов его семьи, позволит ему действовать независимо в выборе правовой позиции и в оказании юридической помощи доверителю. Следовательно, целесообразно внести в перечень лиц, указанный в Ст. 1 ФЗ №45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» адвоката, причем не только лишь адвоката-защитника в уголовном производстве, но любого лица, обладающего статусом адвоката.

Необходимо отметить, что вопросы государственной защиты участников уголовного разбирательства урегулированы Федеральным законом от 20.08.2004 №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (далее — ФЗ №119 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»). Согласно данному закону особые меры государственной защиты предоставляются потерпевшему, свидетелю, подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, лицу, в отношении которого уголовное дело было прекращено, частному обвинителю, защитникам и законным представителям подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, иным участникам уголовного судопроизводства (Ст. 2 ФЗ №119 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»). Из смысла данного закона следует, что его положения распространяются лишь на адвокатов по уголовным делам. В то же время в российском законодательстве отсутствует нормативно-правовой акт, предоставляющий подобные меры государственной защиты адвокатам-представителям, к примеру, в гражданском или административном судопроизводстве.

А ведь закон предусматривает такие меры безопасности, как охрана жилища и имущества, изменение внешности, временное помещение в безопасное место и т.п. Кроме того, указанным в законе лицам предоставляются меры социальной поддержки в виде пособий, пенсий, возмещения имущественных потерь (Ст. 6 ФЗ №119 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»).

Распространение действия данного закона на адвокатов-представителей в гражданском, административном, конституционном судопроизводствах способствовало бы укреплению из профессиональной независимости. Полагаем, что в п. 1 Ст. 2 ФЗ №119 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» следует внести поправки и указать в перечне лиц, на которых распространяется действие данного закона, адвоката.

3.4 Проблема обеспечения уголовно-процессуального иммунитета адвоката

Как указывалось ранее в главе 1 настоящей выпускной квалификационной работы, адвокат наделен уголовно-процессуальным иммунитетом, который выражается в особом порядке возбуждения и производства уголовного дела в отношении адвоката. Как указал Конституционный Суд РФ наделение адвоката уголовно-процессуальным иммунитетом «имеет целью обеспечение беспрепятственного исполнения указанными лицами своих профессиональных либо иных обязанностей, их независимости и самостоятельности, а также исключение попыток необоснованного привлечения к уголовной ответственности; повышенные гарантии неприкосновенности этих лиц обусловлены их особым правовым статусом и являются важным условием защиты публичных интересов, связанных с характером выполняемых ими профессиональных функций».

К сожалению, в правоприменительной практике встречаются случаи нарушения закона при возбуждении уголовных дел в отношении адвоката, которые остаются незамеченными государством.

Этому способствует положение УПК РФ, согласно которому решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимает руководитель следственного органа Следственного комитета по субъекту Федерации (п. 10 Ст. 448 УПК РФ). Стоить отметить, что ранее данный вопрос входил в компетенцию прокурора с обязательным получением заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда. По результатам рассмотрения представления прокурора суд давал заключение о наличии или об отсутствии в действиях адвоката признаков преступления (пп. 10 п. 1 Ст. 448 УПК РФ в прежней редакции). При этом согласно Определению Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2004 г. № 392-О, давая заключение о наличии либо отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела в отношении адвоката для привлечения его в качестве обвиняемого, суд должен был проверить достаточность представленных прокурором данных, указывающих на признаки преступления, и правомерность его утверждения о наличии соответствующих оснований для возбуждения уголовного преследования. Любые изменения в квалификации деяния, вменяемого адвокату и содержащиеся в заключении суда, если они допускали ухудшение положения адвоката, могли быть внесены лишь по решению Генерального прокурора на основании заключения коллегии из трех судей Верховного суда Российской Федерации и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации (п. 6 Ст. 448 УПК РФ в прежней редакции).

Однако законодатель упростил процедуру возбуждения уголовного дела в отношении адвоката, внеся соответствующие изменения в УПК РФ. Такое решение видится неверным, так как не ведет к уменьшению случаев злоупотребления правом со стороны правоохранительных органов, а наоборот, ведет к «ведомственному произволу».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Представляется более верным установить в пп. 10 п. 1 Ст. 448 УПК РФ, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается прокурором на основании заключение судьи. Итак, в пп. 10 п. 1 Ст. 448 УПК РФ следует вернуть положение следующего содержания: «в отношении адвоката — прокурором на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда». В противном случае установленный в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» уголовно-процессуальный иммунитет адвоката видится лишь декларативной нормой, не подкрепленной реальными мерами его претворения в жизнь.

Заключение

Законодательно закрепленные нормы, гарантирующие независимость адвоката, позволяют адвокату исполнять публично-правовую функцию — оказание квалифицированной юридической помощи.

Так, в п. 3 ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрен свидетельский иммунитет адвоката. Свидетельский иммунитет предполагает запрет истребования от адвоката сведений, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи, а также обязанность адвоката воздержаться от необоснованного распространения таких сведений. Свидетельский иммунитет является абсолютным, бессрочным, может быть ограничен только доверителем (Ст. 6 КПЭА).

Наличие свидетельского иммунитета адвоката обеспечивает сохранение адвокатской тайны — любых сведений, ставших известными адвокату в связи с оказанием им профессиональной юридической помощи (Ст. 8 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Кроме того, гарантией конфиденциальности адвокатской тайны является установленный законодателем особый порядок производства следственных действий в отношении адвоката (Ст. 448 УПК РФ). Необходимо отметить, что гарантии сохранения адвокатской тайны — основа для построения доверительных отношений между адвокатом и его клиентом (п. 1 Ст. 6 КПЭА). Доверие к адвокату, в свою очередь, определяет социальную ценность адвокатской деятельности.

К гарантиям независимости адвоката также относится исключительная компетенция квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты, членом которой является адвокат, на осуществление дисциплинарного производства в отношении адвоката (п. 5 Ст. 19 КПЭА). Если бы государственные органы были полномочны решать вопрос привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, последний был бы лишен возможности самостоятельно избирать способы и методы оказания юридической помощи.

В законодательстве также предусмотрен иммунитет адвоката от ответственности за мнение, выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности (п. 2 Ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), что также способствует осуществлению профессиональной адвокатской деятельности без постороннего необоснованного вмешательства.

Независимость адвоката одновременно означает и необходимость соблюдения им законов, норм профессиональной этики, а также добросовестное выполнение своих обязательств перед доверителем. Независимость, таким образом, ни в коем случае не означает освобождение от ответственности, прежде всего, перед доверителем. В то же время установление мер гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем должно происходить с учетом требований о соблюдении гарантий независимости его профессиональной деятельности и ни в коем случае не должно способствовать «произволу» со стороны недобросовестных доверителей.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В научной среде вопрос о характере гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем является дискуссионным. Существует три основных теории гражданско-правовой ответственности адвоката: запретительная, ограничительная и потребительская.

Анализ данных концепций позволяет сделать вывод о том, что существующая в теории запретительная концепция, отрицающая саму возможность привлечения адвоката к гражданско-правовой ответственности перед доверителем, противоречит принципам, заложенным в гражданском законодательстве.

Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, напротив, видится излишне «радикальной», так как применение норм закона «О защите прав потребителей» к отношениям между адвокатом и доверителем может вызвать «потребительский экстремизм» и тем самым негативно повлиять на независимость адвоката. А ведь если адвокат потеряет независимость, он не сможет быть реальным защитником законных прав и интересов доверителя.

Наиболее верным видится концепция ограничительной ответственности адвоката. Учитывая «доверительный» характер правоотношений по соглашению об оказании юридической помощи, стороны данного соглашения могут ограничить ответственность адвоката за неумышленное нарушение своих обязанностей в виде возмещения лишь реального ущерба, причиненного доверителю.

Необходимо отметить, что до принятия ФЗ №173 «О внесении изменений в УПК РФ» конфиденциальность адвокатской тайны и свидетельский иммунитет адвоката систематически нарушались. Это могло выражаться в вызове адвоката на допрос в качестве свидетеля; в проведении в отношении адвоката оперативно-розыскных и следственных действий без соблюдения установленного законом порядка. До настоящего времени законодателем должным образом не разрешена проблема необоснованного возбуждения в отношении адвоката уголовного дела с целью «исключить» не в меру активного защитника из процесса. А установленная в п. 4 Ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» гарантия безопасности, личной неприкосновенности адвоката является в большей мере декларативной нормой, не подкрепленной должным законодательным регулированием. Проблемы в соблюдении гарантий независимости адвоката связаны не только с пробелами в законодательстве, но и с неоднозначной правоприменительной практикой.

Итак, настоящая выпускная квалификационная работа позволяет сделать следующие выводы.

. Независимость адвоката — это возможность адвоката свободно использовать все правомерные способы защиты доверителя, не опасаясь последствий для себя или для своего клиента (п. 14, п. 16 Основных принципов). Наличие гарантий независимости адвоката способствует повышению качества оказываемой адвокатом юридической помощи. При этом создание условий для независимости адвоката — обязанность государства (п. 16-22 Основных принципов).

·свидетельский иммунитет адвоката (п. 3 Ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») и адвокатская тайна (Ст. 8 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации),

·независимость, корпоративность и самоуправление адвокатуры (п. 1, 2 Ст. 3 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации),

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

·ограничение ответственности адвоката, что выражается, в том числе в исключительной компетенции квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты в привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности (п. 5 Ст. 19 КПЭА), в уголовно-процессуальном иммунитете адвоката и в иммунитете адвоката от ответственности за мнение, выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности (п.5 и п. 2 Ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»).

·обязанность государства защищать адвоката, членов его семьи и их имущество (п. 4 Ст. 18 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»).

. Одним из гарантий независимости адвоката будет установление ограниченного характера гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем. В связи с вышесказанным полагаем, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует внести норму следующего содержания: «В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, доверитель имеет право потребовать возмещение понесенного им реального ущерба, если иное не установлено соглашением об оказании юридической помощи».

Ужесточение мер гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем может привести к «потребительскому экстремизму», к разглашению адвокатской тайны, и тем самым нарушить основной принцип адвокатской деятельности — принцип независимости адвоката.

4. Гарантии независимости адвоката зачастую не соблюдаются, что выражается в нарушении адвокатской тайны и свидетельского иммунитета адвоката; во вмешательстве в адвокатскую деятельность и препятствовании этой деятельности; в проведении в отношении адвоката оперативно-розыскных и следственных действий без соблюдения установленного законом порядка.

. В связи с наличием пробелов в законодательстве в сфере регулирования гарантий независимости адвоката, представляется необходимым внесение в законодательные акты следующих нововведений:

·внести в п. 1 Ст. 217 УПК РФ следующие изменения: «Все листы дела материалов уголовного дела нумеруются чернилами. Следователь обязан предоставить защитнику и обвиняемому опись материалов уголовного». Также необходимо внести в часть 1 ст. 217 УПК РФ следующее положение: «Изъятие из дела каких-либо материалов, дополнение дела какими-либо материалами и замена нумерации листов не допускается»;

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

·в п. 1 Ст. 448 УПК РФ следует вернуть положение следующего содержания: «в отношении адвоката — прокурором на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда;

·из УПК РФ необходимо исключить положения п. 1 ст. 217 УПК РФ, которое допускает отказ в предъявлении адвокату для ознакомления вещественных доказательств, если их предъявление невозможно, то есть следующее положение: «В случае невозможности предъявления вещественных доказательств следователь выносит об этом постановление»;

·внести в абз. 2 Ст. 20 ФЗ №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» следующие поправки: «Переписка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре, за исключением переписки подозреваемых и обвиняемых с защитником. Досмотр защитника и изъятие у него документов, содержащих переписку с подозреваемым и обвиняемым, без соответствующего решения суда недопустимы».

·целесообразно внести в перечень лиц, указанный в Ст. 1 ФЗ №45 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» адвоката, причем не только адвоката-защитников в уголовном производстве, но любого лица, обладающего статусом адвоката;

·в п. 1 Ст. 2 ФЗ №119 Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» следует внести поправки и указать в перечне лиц, на которых распространяется действие данного закона, адвоката.

Необходимо отметить, что некоторые проблемы законодательного регулирования и правоприменительной практики в области обеспечения гарантий независимости адвоката были предметом рассмотрения российского законодателя и нашли свое отражение в УПК РФ с принятием ФЗ №173 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Согласно нововведениям законодателя, стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении специалиста к участию в производстве по уголовному делу (п. 2.1 Ст. 89 УПК РФ), а также не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам уголовного дела доказательств, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами (п. 2.2 Ст. 159 УПК РФ). Нововведения также предусматривают запрет на привлечение в качестве свидетелей по делу лиц, в том числе адвокатов, которые обладают свидетельским иммунитетом и не подлежат допросу в соответствии с частью третьей статьи 56 УПК РФ (п.1 Ст. 56 УПК РФ). Кроме того, законодательно закрепляется позиция Конституционного суда РФ, выраженная в Постановление от 17 декабря 2015г. № 33-П о порядке производства обыска в адвокатских помещениях (Ст. 450.1 УПК РФ). Данные нововведения, безусловно, давно назрели. Однако полагаем, что реформирование российского законодательства в области обеспечения гарантий независимости адвоката на этом не должно заканчиваться.

Библиографический список

1.»Конституция Российской Федерации» (принят всенародным голосованием 12 декабря 1993г.)

.Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в Российской Федерации».

3.Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003г.).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

4.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ.

.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ.

6.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ.

.Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ.

.Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ.

.Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ.

.Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ.

.Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ

.Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в г. Риме 04.11.1950.

.Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27 августа -7 сентября 1990г

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.Закон Российской Федерации от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

.Федеральный закон от 20.12.2004 № 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

16.Федеральный закон от 17.04.2017 № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

17.Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20.08.2004 № 119-ФЗ.

.Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20.04.1995 № 45-ФЗ.

.Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15.07.1995 № 103-ФЗ.

.Указ Президента РФ от 06.03.1997 № 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера».

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922г.

.Закон РСФСР от 20.11.1980 «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР» (утратил силу)

Литература

1.Ария С. Об адвокатской тайне. Российская юстиция. 1997. № 2 (140) С. 37.

.Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: учебник в 5 т. Т. 3. М., 2000.

.Васьковский Е.В. Адвокат в уголовном процессе. М., 1997.

.Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихомиров Ю.В. Теория адвокатуры. М., 2002.

.Колоколов Н.А. Последние новеллы УПК РФ: баланс обвинительной власти стабилизируется. Уголовное судопроизводство. 2009. № 2 (450). С. 32.

.Панченко В.Ю., Михалева А.Е. О моделях ответственности за ненадлежащее оказание юридической помощи. История государства и права. 2015. № 3 (345). С. 34.

.Поспелов О.В. Гражданско-правовая ответственность адвокатов и адвокатских образований за некачественную юридическую помощь. Адвокатура. Государство. Общество. Сборник материалов IV Всероссийской научно-практической конференции. М., 2007. С. 38. (240).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.Рагулин А.В. Процессуальные и тактические аспекты деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. М., 2011.

.Семеняко Е.В. Адвокат под статьей. Российская газета. 2009. № 4928 (104)

.Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право: учебник в 3 т. Т. 2. М., 2011.

.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.,1968.

.Тархов В.А. Понятие юридической ответственности. Правоведение. 1973. № 2 (134). С. 33 — 40.

.Токмаков И. К вопросу о правовой природе соглашения об оказании юридической помощи. Адвокатура. Государство. Общество. Сборник материалов VII ежегодной научно-практической конференции. М., 2010 (446). С. 293

.Шаров Г. Договор с доверителем. Бизнес-адвокат. 2004. № 18 (200). С. 32.

.Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995.

Судебная практика и дисциплинарные производства адвокатских палат

1.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.12.1999 №18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год» в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов».

.Постановление Конституционного Суда РФ от 26.12.2003 № 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.Определение Конституционного суда РФ от 06.03.2003 № 108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29.06.2004 № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ».

.Определение Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 № 439-О «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса РФ».

.Определение Конституционного суда Российской Федерации от 01.03.2007 № 293-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Клименка Леонида Генриховича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в Российской Федерации», статьи 90 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

.Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2008 № 456-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича на нарушение их конституционных прав частью четвертой статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

.Определение Конституционного суда Российской Федерации от 24.01.2008 № 32-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению обращений гражданина Клименка Леонида Генриховича, касающихся нарушений его конституционных прав положениями федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката».

.Постановление Европейского суда по правам человека от 09.04.2009 по делу «Колесниченко против Российской Федерации».

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

10.Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.04.2011 года по делу № 33-5193/2011.

11.Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 24.10.2012 № 44у-156/12.

.Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 № 1472-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукаша Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав статьями 86, 166, частью второй статьи 176, статьями 180 и 186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в Российской Федерации» и положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

.Кассационное определение Верховного суда Республики Калмыкия от 31.05.2012 по делу № 22к-231/2012;

.Определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.04.2013 № 33-5408/2013.

.Определение Конституционного Суда РФ от 22.03.2012 № 629-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абдулхамидова Ахмедшапи Гамзатовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 8 и 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также статей 7, 29 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

.Постановление Европейского суда по правам человека от 04.04.2013 по делу «Резник против Российской Федерации».

.Определение Ленинградского областного суда от 04.09.2014 № 33-4071/2014

.Постановление Европейского суда по правам человека от 12 февраля 2015 года по делу «Юдицкая и другие против Российской Федерации».

.Постановление Конституционного Суда РФ от 17.12.2015 № 33-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других».

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

.Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 № 33-3217/2015.

.Апелляционное постановление Московского городского суда от 24.08.2015 по делу № 10-11696/2015.

.Решение Совета Адвокатской палаты Ленинградской области по дисциплинарному производству № 141/16 от 01.11.2016.

Приложение

№Судебный актФабула делаРешение суда 1Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 24 октября 2012 г. № 44у-156/12 Осужденный Т. подал надзорную жалобу на Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 21 мая 2012 года, которым приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2012 года в отношении Т. был оставлен без изменения. В надзорной жалобе осужденный Т. просил пересмотреть решение суда кассационной инстанции, так как считал, что при рассмотрении судом кассационной жалобы было нарушено его право на защиту, поскольку в судебном заседании отсутствовал адвокат. Так, в суде первой инстанции интересы осужденного Т. представляла адвокат Г.. При этом осужденный Т. не отказывался от участия адвоката ни в кассационной жалобе, ни в последующих заявлениях суду кассационной инстанции. В то же время адвокат Г. не была предупреждена о дате и времени заседания в суде кассационной инстанции, а суд не предпринял мер для выявления причин неявки защитника. Кассационная жалоба была рассмотрена без участия адвоката. Таким образом, по мнению осужденного Т., он был лишен права на защиту, на справедливое правосудие в условиях равноправия и состязательности. Рассмотрев и оценив материалы дела, Президиум Санкт-Петербургского городского суда постановил отменить решение суда кассационной инстанции и направить дело на новое рассмотрение при новом составе суда. Суд руководствовался следующими соображениями. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если осужденный не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ. При отсутствии отказа осужденного от защитника суд обязан обеспечить участие защитника при производстве в суде кассационной и надзорной инстанций. В соответствии с ч. 1 ст. 52 УПК РФ осужденный вправе в любой момент производства по делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе осужденного и заявляется в письменном виде. Так как интересы осужденного Т. в суде первой инстанции представляла адвокат Г., и в кассационной жалобе и последующих заявлениях суду осужденный Т. не отказывался от помощи защитника, рассмотрение кассационной жалобы без участия защитника явилось грубым нарушением требований п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ. Тем более что защитник Г. не была уведомлена о времени и дате судебного заседания. Данное судебное дело является одним из примеров случаев незаконного устранения адвоката из судебного процесса. Суд в своем решении подчеркнул право адвоката участвовать во всех стадиях уголовного судопроизводства. Данное право адвоката гарантирует не только его независимость в профессиональной деятельности, но и направлено на защиту прав подзащитного, на справедливое правосудие в условиях равноправия и состязательности. 2Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 N 1472-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукаша Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав статьями 86, 166, частью второй статьи 176, статьями 180 и 186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в Российской Федерации» и положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»Адвокат Л. был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в даче взятки должностному лицу. Адвокат полагал, что в отношении него были произведены незаконные действия со стороны следственных органов, выразившиеся в производстве обыска без санкции суда. Он подал жалобу в Конституционный суд, оспаривая конституционность статей 86, 166, части второй статьи 176, статей 180 и 186 УПК РФ и положений Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», так как положения данных статей, по его мнению, нарушают требования статей 22 (часть 1), 23, 35, 50 (часть 2) и 51 Конституции РФ.Рассмотрев материалы дела, Конституционный суд не нашел оснований для принятия жалобы адвоката Л. Суд в своем решении подчеркнул, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не содержится положений, устанавливающих привилегии адвоката как гражданина. Исходя из позиции Конституционного суда, которая была ранее также выражена в Определении Конституционного суда от 22 марта 2012 года № 629-О-О, положение данного закона, устанавливающее требование о получении судебного решения при проведении в отношении адвоката оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, относится лишь к тем случаям, когда такие мероприятия и действия связаны со вторжением в адвокатскую деятельность, так как могут привести к нарушению адвокатской тайны. Таким образом, данная гарантия независимости адвоката не должна пониматься расширительно, так как ее значение заключается не в предоставлении необоснованных привилегий любому лицу, обладающему статусом адвоката, а именно в защите адвокатской тайны. 3Постановление Европейского суда по правам человека от 09 апреля 2009 года по делу «Колесниченко против Российской Федерации»Заявитель, адвокат Колесниченко А.П., выступал защитником господина С., в отношении которого прокурором Свердловского района г. Перми было возбуждено уголовное дело о хищении имущества с применением подложных документов. В связи с возникшим подозрением в причастности адвоката к хищению, совершенному его подзащитным, было назначено производство судебной экспертизы. Целью данной экспертизы было установление, на одном и том же печатающем устройстве были отпечатаны подложный документ и ходатайство, поданное адвокатом в ходе судебного разбирательства. Выводы эксперта носили вероятностный характер, так как документы, представленные на экспертизу, не содержали индивидуальных признаков, необходимых для установления печатающего устройства. Однако следователь иным образом трактовал выводы эксперта. В ходатайстве о производстве обыска следователь указал, что есть все основания полагать, будто подложные документы изготовлены на печатающем устройстве адвоката, «что подтверждается экспертным заключением». В результате суд удовлетворил ходатайство следователя и в двух квартирах, принадлежащих адвокату, были произведены обыски и изъяты документы, относящиеся как к уголовному дело против С., так к другим делам. Кроме того, были изъяты два компьютера, в которых содержалась информация как личного, так и профессионального характера, а также принтер и личный ноутбук адвоката. Адвокат подал в суд жалобу на действия следователя, указав, что им было незаконно изъято имущество, не имеющее значение по уголовному делу. Однако суд отказал в удовлетворении жалобы, аргументировав свое решение отсутствием в постановлении о производстве обыска исчерпывающего перечня предметов и документов, подлежащих изъятию. Суд вышестоящей инстанции также оставил жалобу без удовлетворения. В связи с этим, адвокат был вынужден обратиться с жалобой в ЕСПЧ. В своем заявлении адвокат просил взыскать с Российской Федерации 1 000 000 евро в качестве компенсации морального вреда. Адвокат указал, что следователь, а также суд знали о наличии у него адвокатского статуса, и производство обысков в жилище адвоката с изъятием документов, не относящихся к уголовному делу, явило собой вмешательство в адвокатскую деятельность.ЕСПЧ, рассмотрев жалобу, исследовав представленные материалы дела, удовлетворил жалобу в части и присудил адвокату 3 000 евро в качестве моральной компенсации. Как указано в Постановлении ЕСПЧ, производство обыска было законным «с точки зрения национального законодательства», и тем самым соответствовало одному из требований п. 2 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), то есть было «предусмотрено законом». Однако, по мнению ЕСПЧ, вмешательство в право адвоката на жилище не было «необходимым в демократическом обществе». Суд пришел к такому выводу, исследовав «доступность эффективных гарантий против злоупотреблений и произвола» в российском законодательстве, а также было ли подозрение разумно аргументировано, были ли пределы вмешательства в право адвоката на жилище «разумно ограничены». В своем постановлении ЕСПЧ подчеркнул, что следователем не было представлено пояснений, по какой причине должны были быть изъяты печатающее устройство и иные документы из жилища адвоката. Ведь заключение эксперта не содержало вывода о тождественности печатающих устройств, на которых были изготовлены исследуемые документы. ЕСПЧ указал, что суды, рассматривающие жалобы адвоката на действия следователя, не изучили заключение эксперта, не исследовали вопрос о разумности производства обыска, учитывая отсутствие обвинений в отношении адвоката в уголовном преступлении. Что примечательно, ЕСПЧ также подчеркнул, что отсутствие в постановлении исчерпывающего перечня предметов и документов, подлежащих изъятию в ходе обыска, неоправданно расширяет возможности следователя и ведет к произволу и незаконному вмешательству в адвокатскую деятельность. При этом при производстве обысков должны быть обеспечены гарантии соблюдения адвокатской тайны, и нельзя изымать предметы и документы, относящиеся к другим делам, по которым адвокат осуществляет профессиональную деятельность. 4Постановление Европейского суда по правам человека от 12 февраля 2015 года по делу «Юдицкая и другие против Российской Федерации»Заявителями по данному делу являются члены Пермской коллегии адвокатов и адвокаты юридической фирмы «Бизнес и право». Фабула дела такова. 1 декабря 2004 года было возбуждено уголовное дело в отношении судебных приставов ФССП по Пермскому краю по факту получения взятки от Пермского завода им. Кирова. При этом 6 мая 2005 года Ленинским районным судом г. Перми было вынесено постановление о проведении обыска в помещениях юридической фирмы «Бизнес и право» с целью изъятия документов, содержащих доказательства, имеющие значение по делу. Как было указано в постановлении о производстве обыска, в ходе следствия было установлено, что Пермский завод им. Кирова и юридическая фирма «Бизнес и право» заключили фиктивный договор для сокрытия взятки. Обыск был произведен следователем в присутствии двух понятых. Заявители добровольно передали документы следователю. Однако следователем был продолжен обыск помещений юридической фирмы, включая помещения тех заявителей, которые не имели отношения к Пермскому заводу им. Кирова. При этом были изъяты компьютеры, ноутбуки, скопировано их содержимое. Заявители подали жалобу на постановление Ленинского районного суда о производстве обыска, обосновывая свою жалобу тем, что договор с Пермским заводом им. Кирова был заключен с адвокатом И.Т., а не с юридической фирмой «Бизнес и право», соответственно, отсутствовали основания для производства обыска в помещениях всех адвокатов фирмы. При этом следователи изъяли информацию, которая являлась адвокатской тайной и не имела отношения к делу. Однако жалоба была отклонена вышестоящим судом. В связи с этим заявители были вынуждены обратиться в ЕСПЧ о защите прав человека и основных свобод, гарантированных ст. 6 и 8 Конвенции.ЕСПЧ удовлетворил жалобу заявителей. В Постановлении ЕСПЧ подчеркивается, что постановление о проведение обыска в служебном помещении адвоката не должно быть сформулировано расплывчато и тем самым предоставлять следователю «широкую свободу усмотрения» во время обыска. При наличии данных об адвокатском статусе у лиц, в чьем помещении проводился обыск, судья должен был принять меры для соблюдения конфиденциальности информации, охраняемой адвокатской тайной. Однако, по мнению ЕСПЧ, такие меры не были предприняты. В числе подобных мер ЕСПЧ указывает «запрет на изъятие документов, защищенных адвокатской тайной», наличие независимого наблюдателя. При этом, как указано в Постановлении ЕСПЧ по данному делу, присутствие двух понятых, не обладающих знаниями в юриспруденции, не может являться достаточной гарантией соблюдения адвокатской тайны при проведении обыска. Как верно указывает ЕСПЧ, проведение обыска в данном случае повлекло необоснованное вторжение в сферу адвокатской деятельности. Такое нарушение независимости адвокатской деятельности повлекло негативные последствия для отправления правосудия, и тем самым были нарушены права и свободы, установленные в ст. 6 и 8 Конвенции. 5Постановление Европейского суда по правам человека от 04 апреля 2013 года по делу «Резник против Российской Федерации»Генри Резник, адвокат и президент адвокатской палаты г. Москвы, во время телевизионной передачи на канале НТВ высказал мнение, согласно которому мужчины-надзиратели следственного изолятора «шарили по телу женщины, провели обыск» адвоката обвиняемого Х. Следственным изолятором и надзирателями был подан иск к Генри Резнику. Согласно позиции истцов, Генри Резник допустил «ложное и вредящее профессиональной репутации Следственного изолятора и чести и достоинству его сотрудников» высказывание. Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано. По мнению суда, высказывания Генри Резника представляли собой выражение его мнения, не содержали оскорбительных слов, тем более что его речь не позволяла установить, о каком следственном изоляторе и надзирателях велся разговор. Однако Московский городской суд отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил иск. Генри Резник обратился в ЕСПЧ с жалобой на нарушение Московским районным судом в его право на свободу выражения мнения, гарантированное на п. 1 ст. 10 Конвенции.ЕСПЧ признал решение Московского районного суда нарушающим требования статьи 10 Конвенции. Как указал ЕСПЧ в своем Постановлении, Генри Резник имел право на выражение своего мнения, и «его высказывания имели фактическую основу». В целом, как следует из решения ЕСПЧ, высказывания адвокатов не могут оскорблять честь и достоинство, если направлены на выявление нарушений закона со стороны государственных органов и должностных лиц. В случае если они высказаны в цивилизованной форме, на адвоката не могут быть наложены какие-либо санкции.6Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. № 33-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других»В отношении гражданки Д. и граждан П. и Ю. было возбуждено уголовное дело по обвинении в мошенничестве. Заявители А.В. Балян, М.В. Рожков и С.В. Николаев представляли их интересы в суде в качестве защитников, М.С. Дзюба была свидетелем, другие заявители — адвокаты В.В. Парначев и В.В. Прохоров — были представителями других свидетелей. В отношении Д. было возбуждено уголовное дело по обвинению в присвоении и растрате, при этом следственные органы предполагали, что сумма незаконно полученных денежных средств была перечислена адвокатам. В помещениях, где работали адвокаты, на основании постановления суда был произведен обыск с целью отыскания и изъятия документов, имеющих значение по уголовному делу. Адвокаты обжаловали постановление суда о производстве обыска, но жалоба была оставлена без удовлетворения. В решении суда апелляционной инстанции было указано, что изъятые в помещениях адвокатов документы могут иметь значение для уголовного дела, а изъятие документов и предметов, не имеющих отношения к расследуемому уголовному делу не запрещено законодательством РФ. Заявители обратились в Конституционный суд Российской Федерации, оспаривая конституционность положения пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165, части первой статьи 182 УПК РФ.Конституционный суд указал, что адвокат является независимым профессиональным защитником и осуществляет публичную обязанность по оказанию юридической помощи. В связи с этим государство должно создавать нормы, которые предоставляют правовые механизмы для обеспечения независимости адвоката, в том числе сохраняя конфиденциальность сведений, составляющих адвокатскую тайну. В целом, признав оспариваемые нормы УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, Конституционный суд РФ в своем Постановлении указал, что при проведении обыска в отношении адвоката, необходимо принять меры, обеспечивающие сохранение адвокатской тайны. Во-первых, такой обыск может быть проведен лишь при наличии соответствующего решения суда. Во-вторых, в данном решении должны быть перечислены объекты, послужившие причиной проведения данного следственного действия, и которые подлежат изъятию следственными органами. При этом запрещается изымать все адвокатское досье, а также каким-либо образом фиксировать данные, содержащиеся в нем.7Определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.07.2013 № 33-9685/2012 Адвокат Б.Д. В. заключила с Б.В. В. договоры поручения. Б.В. В. подала жалобу на адвоката Б.Д. В. в связи с тем, что последним не были исполнены обязательства по данным договорам. Квалификационной комиссией адвокатской палаты было установлено, что исковое заявление, составленное адвокатом Б.Д. В. в рамках исполнения договора поручения, было оставлено без движения, так как исковому заявлению не была приложена квитанции об уплате государственной пошлины. Затем исковое заявление было возвращено в связи с тем, что государственная пошлина была оплачена не в полном объеме. С учетом вышеизложенного, Совет Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга принял решение о применении в отношении адвоката меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката за нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката (п. 4 ст. 16, п. 1, п. 2 ст. 6, п. 1 ст. 8) Б.Д. В. обратился в суд с требованием о признании незаконным решения Совета адвокатской палаты Санкт-Петербурга о прекращении статуса адвоката. Однако в удовлетворении иска Б.Д. В. было отказано. Адвокат полагал, что процедура привлечения его к дисциплинарной ответственности проходила с нарушением его прав, так как ему не была вручена заверенная копия заключения квалификационной комиссии, адвокат не был извещен о дате и месте заседания Совета Адвокатской палаты. В связи с этим адвокат Б.Д. В. подал апелляционную жалобу, в которой просил признать решение суда незаконным и необоснованным и отменить его. Суд признал доводы апелляционной жалобы адвоката, необоснованными в связи с тем, что адвокат «систематически противодействовал правильному и своевременному рассмотрению дисциплинарного производства, а ответчиком же предпринимались все возможные меры для информирования истца о предстоящих заседаниях» Суд подчеркнул, что решение о мере наказания адвоката является исключительной компетенцией Совета Адвокатской Палаты. Тем более что решение о прекращении статуса принимается в особых случаях, учитывая характер нарушения и степень вины адвоката. Кроме того, суд в своем решении подчеркнул необходимость сохранения адвокатской тайны и незаконность его разглашения. Адвокатом же было грубо нарушено требование о конфиденциальности адвокатской тайны, так как он поручил исполнение обязательств по договору поручения лицам, не имеющим адвокатского статуса. В связи с этим, суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы.8Апелляционное постановление Московского городского суда от 24 августа 2015 г. по делу № 10-11696/2015Постановлением суда было удовлетворено ходатайство старшего следователя по уголовному делу о производстве обыска в офисных помещениях адвоката обвиняемого «с целью обнаружения и изъятия электронных носителей информации, содержащих сведения, имеющих значение для уголовного дела». Адвокатом обвиняемого была подана жалоба с требованием отменить данное постановление, так как оно было вынесено с нарушением уголовно-процессуального законодательство. При производстве обыска в офисном помещении адвоката, старшим следователем были изъяты электронные носители информации о пользователях интернет-сайта, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу, а кроме того, составляют адвокатскую тайну.Судом апелляционной станции доводы стороны защиты не были приняты во внимание. Оставляя постановление суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции ссылается лишь на общие положения законодательства, а именно на то, что обыск был произведен на основании судебного решения, что соответствует закону. А постановление суда о производстве обыска было принято судом с учетом представленных материалов дела и «по сути заявленного следствием ходатайства, в соответствии с требованиями ст. 165 УПК РФ». Вопрос относимости доказательств, которые были получены в результате изъятия электронных носителей информации в отношении пользователей интернет-сайта, по мнению суда апелляционной инстанции, не подлежат судебной оценке. Таким образом, судом не был рассмотрен вопрос нарушения адвокатской тайны производством обыска в адвокатском помещении.9Решение Совета Адвокатской палаты Ленинградской области по дисциплинарному производству № 141/16 от 01 ноября 2016 года.В отношении адвоката Р. было возбуждено дисциплинарное производство по представлению начальника Управления Министерства юстиции РФ по Ленинградской области А.Ю. Намчука. Согласно фабуле дела, Адвокат Р. был представителем Ф.Г. З. в суде по искам к В.В. З. о расторжении договора ренты, взыскании денежных средств, снятии с регистрационного учета. После того, как все три иска Ф.Г. З были удовлетворены, между адвокатом Р. и его доверителем произошел конфликт по поводу оплаты его услуг. Представляя интересы Ф.Г. З., адвокат Р. получил доступ к конфиденциальной информации о здоровье и семейных отношениях Ф.Г. З. Данные сведения были использованы адвокатом Р. в судебном процессе по иску В.В. З. к Е.Н. З. — родственнице скончавшейся Ф.Г. З, где он выступал в качестве представителя В.В. З. При этом Е.Н. З и Ф.Г. З. придерживались единой позиции и выступали против В.В. З. в предыдущих трех судебных делах, о чем адвокату Р. было доподлинно известно. Кроме того, в ходе судебного разбирательства по иску В.В. З. к Е.Н. З. адвокат выступил в качестве свидетеля и дал показания, раскрыв конфиденциальную информацию, ставшую ему известной в связи с оказанием юридических услуг Ф.Г. З. В связи с этим была подана жалоба на действия адвоката и представление о возбуждении дисциплинарного производства. Адвокат Р. возражал против удовлетворения жалобы, просил прекратить дисциплинарное производство, так как, по его мнению, он не раскрывал конфиденциальную информацию. Данная информация стала ему известна не от Ф.Г. З., а от В.В. З. Кроме того, он оказал юридические услуги Ф.Г. З. в полном объеме и имел право представлять интересы В.В. З. в новом деле, тем более что ответчиком в нем являлась не Ф.Г. З., а Е.Н. З, чьим представителем он никогда не был. Совет АП ЛО признал установленным факт оказания адвокатом Р. юридических услуг Ф.Г. З. по трем судебным делам. При этом ответчиком в данных судебных делах являлся В.В. З. Позже между адвокатом Р. и В.В. З. был заключен договор об оказании юридических услуг по представительству в суде по иску против Ф.Г. З. После смерти Ф.Г. З. при помощи адвоката Р. В.В. З. подал иск в отношении сестры и наследницы Ф.Г. З. — Е.Н. З. В ходе судебного разбирательства адвокат Р. допустил разглашение информации о здоровье и психическом состоянии Ф.Г. З., которая стала ему известна в связи с оказанием юридических услуг последней. При этом данная информация была использована против интересов Е.Н. З. Совет АП ЛО указал, что адвокат был не вправе разглашать сведения, которые были доверены ему Ф.Г. З. и являлись адвокатской тайной, кроме того, был не вправе использовать их в интересах иных лиц. Совет АП ЛО также указал, что между Е.Н. З. и В.В. З также присутствовал конфликт интересов, даже если они не были процессуальными соперниками. «Для определения наличия конфликта интересов следует учитывать, во-первых, то, что соблюдение адвокатом адвокатской тайны не ограничено никаким сроком. Во-вторых, имеет значение (в частности, по гражданскому делу), предмет спора и отношение доверителей к этим спорным правоотношениям, наличие либо отсутствие согласия одного из доверителей, кому адвокат ранее оказывал юридическую помощь, на использование адвокатом сведений, ставших ему известными при оказании помощи». По мнению Совета АП ЛО, адвокат Р., нарушив требование о сохранении адвокатской тайны, нанес ущерб институту адвокатуры. С учетом изложенного, Совет АП ЛО на основании заключения квалификационной комиссии признал наличие в действиях адвоката Р. нарушения пп. 2 и 5 п.4 ст.6 ФЗ №63″Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.2 ст.5 и пп.4 п.1 ст.9 КПЭА. К адвокату Р. была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.10Определение Ленинградского областного суда от 04.09.2014 № 33-4071/2014Адвокат Т. представлял интересы Ш. в суде по уголовному делу. Ш. был заключен под стражу и затем этапирован в изолятор для проведения следственных действий. Для того чтобы оказать помощь подзащитному, адвокат Т. прибыла в изолятор, однако дежурный не пропустил ее к Ш., объяснив это тем, что в выходные дни свидания запрещены по внутренним правилам изолятора. Адвокат Т., полагая, что отказ в допуске к подзащитному создал препятствия для оказания последнему квалифицированной юридической помощи, обратился с жалобой в суд. Решением суда действия дежурного были признаны незаконными. Не согласившись с данным решением, отдел Министерства внутренних дел Российской Федерации обратился в суд с апелляционной жалобой. В своей жалобе заявитель указал следующее: поскольку следственные действия с Ш. не проводились, отказ адвокату в предоставлении свидания с подзащитным не повлек нарушение права на получение Ш. юридической помощи. Рассмотрев материалы дела, суд постановил отменить решение суда первой инстанции. Суд в своем решении руководствовался следующими соображениями. В соответствии с внутренним распорядком работы изолятора, подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником в рабочие дни. По мнению суда, отказ в предоставлении адвокату свидания с подзащитным отвечал правилам внутреннего распорядка изолятора и не вел к ограничению права Ш. на получение квалифицированной юридической помощи. Полагаем, что решение суда апелляционной инстанции незаконно. Правила внутреннего распорядка изолятора не могут устанавливать положения, противоречащие ст. 48 Конституции РФ, требованиям Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции, а также УПК РФ, которыми гарантируется право подзащитного на свидания с адвокатом и его право на получение квалифицированной юридической помощи. Данным решением суд поддержал практику необоснованного воспрепятствования профессиональной деятельности адвокатов, что подчеркивает необходимость реформирования законодательства с целью исключения подобных нарушений прав адвокатов и их подзащитных.