Отрасль права — это самостоятельная часть правовой системы, совокупность правовых норм, регулирующих определенным методом однородные общественные отношения. В юридической науке основными критериями деления на отрасли являются предмет и метод правового регулирования.

Введение

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Гражданское право — одна из отраслей системы права Республики Казахстан.

Отрасль права — это самостоятельная часть правовой системы, совокупность правовых норм, регулирующих определенным методом однородные общественные отношения. В юридической науке основными критериями деления на отрасли являются предмет и метод правового регулирования.

Предмет правового регулирования составляют качественно однородные общественные отношения. Предметом государственного права являются общественные отношения, регулируемые нормами конституционного права, образуют основу устройства государства и общества и прямо связаны с осуществлением государственной власти. По сравнению с другими отраслями права, предмет государственного права отличается существенными особенностями. Государственное право регулирует отношения, складывающиеся во всех сферах жизнедеятельности общества: политической, экономической, социальной, духовной и др., в то время как другие отрасли воздействуют на общественные отношения в какой-либо одной области жизни. Особенность государственного права состоит и в том, что его нормы регулируют лишь определенный слой отношений в указанных сферах — те отношения, которые можно назвать базовыми в каждой из указанных сфер.

Методы государственного права, как совокупность приемов и способов регулирования конституционно-правовых отношений.

Различают:

. Метод обязывания. Применяется как в отношении государственных органов, так и в отношении физических лиц во всех сферах их деятельности (ст.ст. 6, 18 Конституции Республики Казахстан).

. Метод запрещения. Применяется преимущественно в отношении государственных органов, общественных образований, в ограниченных случаях применяется в отношении граждан (п. 3 ст. 39 Конституции Республики Казахстан).

. Метод дозволения. Применяется для установления статуса человека и гражданина (ст. 21 Конституции Республики Казахстан), также при определении полномочий государственных органов (п. 4 ст. 53 Конституции Республики Казахстан).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

. Метод признания, т.е. признание естественных прав человека (п. 2 ст. 12 Конституции Республики Казахстан).

Целью данной курсовой работы является изучение понятия государственного права и основных его составляющих.

право государство власть народ

1. Понятие гражданского права

Гражданское право, на ряду со многими другими науками, входит в обширную сферу обществоведения. Задача последнего заключается в изучении законов развития общительной жизни людей, как в отношении организации общественных соединений, так и в отношении их внутренней жизни. Разрешение такой обширной и сложной задачи требует совокупных усилий многих отдельных, получивших самостоятельное значение наук. К числу этих наук принадлежит и государственное право.

Самое название этой науки показывает, что она имеет дело с наиболее сложным и обширным общественным соединением, именуемым государством. Было бы ошибочно, однако, думать, что государство, во всем его целом, составляет предмет изучения исключительно государственного права. Такая сложная задача была бы не по силам для одной науки. Государство, как высшая и наиболее сложная форма общественных соединений, содержит в себе многочисленные и разнообразные низшие формы, со всеми бесчисленными проявлениями их жизни. Изучение всех этих низших общественных организаций и форм и видов их деятельности не составляет предмета государственного права. Последнее имеет своей задачей лишь изучение государства в его целом; низшие общественные союзы и индивидуумы служат предметом изучения лишь в их отношениях к целому государству.

Гражданское право, по цели и по методу исследования, принято разделять на две самостоятельные науки: положительное государственное право и общее учение о государстве. Положительное государственное право имеет своей задачей изучение организации какого-либо данного государства. Так как эта организация формулируется в законодательстве, то и для ее изучения необходимо, прежде всего, изучение положительного законодательства данной страны.

В виду, однако, того, что положительное законодательство является только отчасти фактором, определяющим организацию государства, что само оно подчинено еще влиянию разнообразных факторов, обнаруживающихся, как в истории развития данного государства, так и современных условиях его существования, положительное государственное право должно обратить внимание и на эти факторы. К таким факторам принадлежат: степень культуры народа вообще, этнографический состав народа, религиозные верования, географическое положение страны и проч. [1 ст. 68]

Наука положительного государственного права не имеет, однако, возможности самостоятельно изучать характер всех этих условий; она пользуется для своей цели уже готовыми данными, вырабатываемыми особыми самостоятельными науками: историей культуры, этнографией, историей религий, географией и проч. При помощи этих наук положительное государственное право уясняет, поскольку вышеупомянутые факторы влияют на организацию государства. Во всяком случае, положительное государственное право не идет далее изучения организации какого либо данного государства, пользуясь при этом по преимуществу методом историко-догматическим.

Однако принятие положительного государственного права на особую науку должно быть только условным, в качестве ближайшей вспомогательной науки для общего учения о государстве, как науки самостоятельной. Хотя бы число государств и не было особенно велико, все же каждое из них представляет индивидуальность, но индивидуальность не может служить предметом науки; последняя стремится к отысканию общих государственных начал, отражающихся и в каждом индивидуальном явлении; поэтому индивидуальности служат для науки лишь материалом, при помощи которого она находит общие начала; поэтому и положительное государственное право не есть наука в истинном смысле этого слова, но есть совокупность обработанного законодательного материала, без которого не мыслима и общая наука о государстве.

Прежде всего, заметим, что название этой науки общим государственным правом, хотя и получило право гражданства, однако представляет некоторые неудобства и уступает в отношении правильности названию «общее учение о государстве». Название этой науки общим государственным правом может подать повод думать, что многие государства имеют общее право, т.е. общее законодательство, чего на самом деле нет. Каждое государство имеет свое особое положительное законодательство, что нисколько, впрочем, не исключает возможности сходства законодательств; такое сходство может обусловливаться однородностью преследуемых задач или одинаковостью тех или других условий государственной жизни, но вовсе не тем, что государства имеют общее законодательство. Название «общее учение о государстве» таких недоразумений не допускает. Цель общего учения о государстве состоит в изучении и объяснении законов или общих начал развития государственной организации без отношения к какому-либо данному государству. Оно, прежде всего, должно уяснить самое понятие государства путем изучения существенных его признаков или основных элементов, отличающих его от других форм общественных соединений. Общее учение о государстве должно далее проследить тот путь, по которому движется развитие государственной организации и объяснить причины, в силу которых действительно существующие государства принимают в различное время те или другие формы, наконец, известным образом классифицировать эти формы. Историко-догматический метод, которым пользуется наука положительного государственного права, здесь оказывается уже недостаточным. Имея своей задачей уяснение начал государственной организации вообще и открытие законов развития этой организации, общее учение о государстве, по общепринятому воззрению, должно пользоваться методом историко-сравнительным. При выполнении своей задачи она не может, следовательно, обходиться без помощи науки положительного государственного права.

2. Понятие о государстве. Основные элементы государства как предмет исследования государственного права

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.1 Понятие о государстве

Понятие о государстве установляется, как замечено выше, в общем учении о государстве, но и наука положительного государственного права не должна и не может игнорировать это понятие. Все отдельные институты государственного права посредственно или непосредственно могут быть выведены из этого основного понятия. Из многих определений понятия государства мы остановимся лишь на некоторых. Так, по мнению Лоренца Штейна, государство есть общество, возвысившееся до самоопределения личности.

В том определении важно указание на личный характер государства. Штейн, конечно, не думал о перенесении на личность государства всех свойств и признаков личности физической; он имеет в виду лишь единство государственной воли и деятельности; он говорит лишь о том, что общество, возвысившееся до личности, способно проявлять свою волю в виде законодательства и осуществлять эту волю во вне в форме управления.

Где нет такой организации общества в личность, там нет и не может быть государства. Только благодаря такой организации общество становится государством. Если мы поймем организацию общества в личность в смысле организации в обществе верховной власти, то воззрение Л. Штейна будет близко к истине. В самом деле, вглядываясь в характер состава сколько-нибудь обширного общества людей, изучая его внутреннюю жизнь, мы всегда встречаемся с бесконечным разнообразием отдельных общественных групп, различающихся между собою языком, верованиями, умственным развитием, складом жизни, занятиями, экономическим достатком и пр. Каждая из общественных групп, в лице ее членов, преследует, прежде всего, свои интересы и цели, причем последние не редко между собою сталкиваются.

Поэтому, при крайнем разнообразии общественных групп и их интересов, общество никогда не могло бы составить целого, не организовавшись в личность, т.е. не подчинившись субъекту верховной власти; разнообразные интересы всегда бы тянули врозь, порождая борьбу между общественными группами в их целом или в лице их отдельных представителей; возможное равновесие сил делало бы борьбу эту бесконечной.

Вот почему сама природа устроила уже так, что мало-мальски сложившееся общество организуется тем или другим путем в единое целое, иначе говоря, в государство, субъект верховной власти которого начинает господствовать над всеми, отдельными и второстепенными представителями властей и интересами. Личное начало присуще каждому государству, хотя не в каждом оно одинаково проявляется, т.е. получает свое внешнее выражение.

Принявши так сказать, внешнюю оболочку, личное начало проявляется в виде верховной государственной власти; последняя имеет различные формы своей организации, указывающие на степень развития личного начала. Если мы признаем, что такой выдающийся государствовед как Л. Штейн, присваивая государству характер личности, не мог, конечно, иметь в виду сущности личности физической и переносить всю совокупность свойств последней на государство, что олицетворение государства есть только уподобление личности, то учение Штейна заслуживает полного внимания, как, впрочем, и многих других ученых того же направления.

Однако, ошибочно было со стороны Штейна думать, что каждое государство есть общество возвысившееся до самоопределения личности. Самоопределение не есть необходимый момент в определении понятия государства. Даже не каждое и физическое лицо способно к самоопределению своей личности, т.е. к проявлению в отношении себя своей независимой воли, хотя к проявлению воли вообще оно способно; тем более такое требование не применимо к обществу, о воле которого можно говорить лишь в фигуральном смысле. [2 ст. 79]

Самоопределение государственной личности можно допускать лишь в смысле независимости субъекта государственной власти, или в смысле верховенства власти. Штейн имел в виду, однако, другое; он говорит, что общество может возвыситься до самоопределения, т.е. не только, следовательно, до единства воли, но и до внутренней ее самостоятельности, что конечно не соответствует реальному характеру явлений государственной жизни.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Воплощение личного начала во внешние формы или, так сказать, объективация этого начала в обществе, не стоит вовсе в абсолютной зависимости от самого общества, на подобие того, как человеческая личность неразрывно связана с внешней и материальной формой человеческого существа. Если бы это было так, то между государственной личностью и личностью физической не было бы никакой разницы; но на самом деле, повторяем, этого нет и о самоопределении общества не может быть речи. Можно говорить лишь о большей или меньшей степени влияния общества в лице его отдельных коллективных или единичных представителей на характер форм, в которых воплощается личное начало общества во всем его целом.

Более правильным и более общим является другое определение, по которому государством называется общество людей, занимающее определенную территорию и подчиненное верховной власти.

Так как в действительной жизни мы знаем множество обществ людей, занимающих, само собою разумеется, известную территорию, то существенным моментом в понятии государства, моментом отличающим государство от других общественных организаций, оказывается верховная власть.

Таким образом, для уяснения истинной природы государства, необходимо уяснить себе природу верховной власти.

2.2 Верховная власть и ее субъекты

Изучение действительной жизни показывает, что союзы людей представляются весьма разнообразными и что во всех их начало власти находит свое внешнее выражение.

Первичным общественным союзом, имеющим свои основы в самой человеческой природе, является семья, в которой власть над членами сосредоточивается в руках главы семьи, отца или матери, до тех пор пока семья не распадется; мы не останавливаемся пока на характере этой власти, но констатируем лишь ее существование.

В разросшейся семье или роде власть сосредоточивается в руках родоначальника; в территориальной общине, пользующейся широкой автономией, власть принадлежит или общинному собранию, или выборному старшине, или какому либо другому органу, бесчисленные и разнообразные личные союзы также всегда имеют определенную организацию власти, которой обязательно подчиняются члены этих союзов и т.д. нет возможности перечислить всех форм общественных соединений, но все они имеют то общее, что в них есть организация власти, так как без подобной организации никакой общественный союз не мыслим; он превратился бы в простое и случайное собрание людей.

Замечательно, что организация власти наблюдается не только в общественных союзах людей, но и в союзах других живых существ. То, что мы называем государством, есть также общественный союз, имеющий свою власть, которая называется, и не без основания, властью верховной. Последняя носит такое название лишь потому, что она не подчинена какой либо другой власти; поэтому если бы мы могли себе представить и все прочие союзы людей в изолированном состоянии — первобытную семью, общину или корпорацию, не составляющих собою частей более обширных союзов и т.д., то и для всех их название государства было бы вполне пригодным, так как разница между ними и государствами, т.е. вообще союзами, носящими или носившими это название, была бы не качественная, но лишь количественная. Поэтому, повторяем, государствами называются общественные союзы, имеющие независимую от власти других союзов власть, которая и называется в силу этого властью верховной.

Как далеко простирается самая эта власть в отношении подчиненных ей членов государства, каковы ее пределы, это вопрос особый и пока не подлежащий здесь рассмотрению; нам было важно лишь указать на независимость власти, как на существенный момент в понятии государства. Независимость, о которой здесь говорится, есть именно независимость от власти какого-либо общественного союза, так как и верховная власть может находиться в зависимости от различных влияний, от господствующих в обществе нравственных воззрений, от учений церкви, науки, от разного рода фактически слагающихся условий жизни. Таким образом, верховная власть характеризуется внутренним и внешним суверенитетом, полной юридической независимостью. Против этого, конечно, могут быть представлены возражения, основанные на данных международной практики. Последняя действительно дает нам примеры зависимости одних, в особенности мелких, государств от других, т.е. зависимости одной верховной власти от другой, причем характер и степень этой зависимости могут быть весьма различны.

Не отрицая этого явления, мы даем ему, однако, иное освещение, нежели какое дается ему обыкновенно. Начало внешнего суверенитета признавалось огромным большинством государствоведов; возникавшие в действительной жизни отношения зависимости между отдельными государствами заставили вновь обратиться к оценке понятия суверенитета и породили новые воззрения, по которым начало внешнего суверенитета и не считается существенным для понятия верховной власти. Отсюда, по-видимому, один только шаг и до отрицания внутреннего суверенитета власти, попытка к чему уже и сделана некоторыми учеными. [3 ст. 24]

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Действительная государственная жизнь, если мы всмотримся в нее глубже, не подтверждает, однако, правильности таких воззрений. Внутренний суверенитет верховной власти в каждом государстве заявляет о себе на каждом шагу; мы не знаем ни одного такого государства, в котором существовало бы две верховных власти, равных по своему авторитету и не характеризующихся, следовательно, началом внутреннего суверенитета. Единство власти нераздельно связано с суверенитетом. Отрицая последний, мы отрицаем и первое; но, отрицая первое, мы отрицаем и самое государство и становим на его место дезорганизованное общество с его бесконечной борьбой противоположных интересов.

Организация общества в государство и есть организация в обществе единой и высшей, т.е. суверенной, власти. Доказательства существования такой власти мы находим, повторяем, на каждом шагу в виде принудительного подчинения велениям этой власти всех других общественных элементов.

Верховная власть одного государства, будучи поставлена в зависимость от верховной власти другого государства, теряет свою самостоятельность не только в междугосударственных сношениях, но и в сфере внутренних отношений, так как и в этой области, на ряду с ней известной самостоятельностью пользуется и другая, не только независимая от нее, но еще стоящая выше ее власть общественного союза. Если посторонняя верховная власть начинает принудительно обнаруживать свое влияние и могущество на внутренние дела какого-либо государства, то верховная власть этого последнего перестает существовать, низводится на степень власти второстепенной, так как двух равных властей в одном и том же государстве в одно и тоже время существовать, как мы видели, не может. Верховная власть одного государства, теряя свою самостоятельность в пользу верховной власти другого государства, в силу того самого теряет свою самостоятельность и в отношении внутренних общественных элементов, перестает быть для них единой и высшей властью; они становятся еще в зависимые отношения от другой верховной власти более сильной, нежели их собственная, последняя, таким образом, деградируется, перестает быть властью верховной.

Вместе с тем и государство, верховная власть которого поступает в разряд властей второстепенных, перестает быть государством, за отсутствием одного из самых существенных своих признаков. Вот почему не все те общественные союзы, которые носят название государств, суть в действительности государства. Мелкие государства (так называемые) находятся не редко под таким сильным протекторатом более крупных, что от независимости их верховной власти остается очень немногое; и, однако, в действительной жизни они называются государствами; с другой стороны, отдельные провинции, входящие в состав какого-либо государства, пользуются иногда такой самостоятельностью, о какой и не мечтают государства, состоящие в зависимости от других государств, таковы, например, некоторые английские колонии.

Из этого существенного признака вытекает признак единства власти, или ее неделимости. Если государственная власть суверенна, то она и едина; допустить возможность нескольких суверенных властей значило бы отрицать начало самого суверенитета.

Действительная жизнь и не дает нам таких примеров; или же, если иногда и замечаются явления сходные по внешнему виду с таким порядком вещей, то, в сущности, верховная власть все же остается единой, прочие власти стоят в ряду властей второстепенных, т.е. зависимых. Это объясняется тем, что в случае появления двух или нескольких органов государственной власти, между ними необходимо должна начаться борьба, в которой одерживает верх представитель наиболее сильной власти — эта наиболее сильная власть и будет власть верховная. Если подобного рода борьба, при возможном равновесии сил, затягивается на долго, то общественный союз распадается, перестает быть государством; это внегосударственное состояние общества характеризуется борьбой противоположных общественных интересов, где победителями выходят опять таки наиболее сильные. Однако такое анархическое состояние общества не может продолжаться вечно; в тех случаях, когда общество жило уже ранее государственной жизнью, оно продолжается обыкновенно очень не долго. Таковы именно периоды революций.

Во время революций наблюдается одновременное существование как бы нескольких верховных властей, между которыми и ведется борьба. Революционное состояние общества в тот момент, когда борьба между не признающими друг друга властями еще ведется, когда шансы не склонились еще ни в ту, ни в другую сторону, есть состояние внегосударственное.

Это такое состояние, когда никто не уверен в своем завтрашнем дне, когда жизнь, имущество и все другие блага и интересы безнаказанно могут подвергаться нападениям и нарушениям; и все это потому, что не существует единой государственной власти.

История дает нам достаточно примеров революционного состояния общества, характеризуя его именно в смысле борьбы, насилий, кровопролитий, нарушений всякого рода прав. Установляется единая власть, и общество вновь вступает в государственное состояние. Установление единства власти может возникнуть и под влиянием соглашения, т.е. мирным путем, что может повлечь за собою изменение внешней организации верховной власти; так организация единоличной власти может замениться коллективной организацией, без нарушения единства власти.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Таким образом, начало единства верховной власти доказывается как логически, вытекая из начала суверенитета, так и практически, т.е. фактами действительной жизни и государственной практики. Единство власти есть существенный признак власти верховной.

В общественных союзах второстепенного порядка, т.е. входящих в состав государственного союза, власть может и не быть единой; так в семье власть может принадлежать отцу и матери; в общине может существовать несколько, самостоятельных органов власти, в личных союзах власть также может быть распределена между самостоятельными органами; все это возможно конечно только потому, что над всеми властями союзов подчиненного порядка стоит государственная власть; но это последняя, как власть союза высшего порядка, очевидно, может быть только единой.

Признак единства власти неразрывно связанный с признаком суверенитета, совершенно достаточен для обоснования понятия верховной власти, и вместе с тем и понятия государства.

Многие, однако, говорят еще о единстве воли в государстве. Это справедливо, но требует объяснения. Воля есть свойство хотеть; она поэтому не тождественна со своим содержанием или с тем, на что она направлена; последнее может обусловливаться разнообразными факторами, не имеющими ничего общего с волей; т.е. содержание воли не только не есть сама воля, но даже в не вытекает из воли. Субъектом верховной власти может быть одно физическое лицо. Стремление этого лица к господству осуществляется при помощи находящейся в его руках власти.

Будучи субъектом этой власти, он проявляет ее чрез посредство подчиненных ему и по его воле образованных органов; все эти органы также субъекты власти, однако лишь по уполномочию субъекта верховной власти, но не по собственному могуществу; таким образом, несмотря на множество органов власти, единство ее не утрачивается.

Утрачивается ли при этом единство воли? Содержание воли субъекта верховной власти состоит в хотении господства; эту волю осуществляют как непосредственно сам субъект верховной власти, так и созданные им и подчиненные ему, часто весьма многочисленные, органы; все они осуществляют идею господства верховной власти над всеми другими властями в обществе. Следовательно, предполагая отсутствие единства воли, мы должны предположить, что какие либо из подчиненных органов не имеют в виду осуществления идеи господства верховной власти, но стремятся к осуществлению других целей или же имеют в виду осуществление идеи собственного господства.

Таким путем исчезает и единство власти, так как орган, действовавший по уполномочию субъекта верховной власти, лишается этого полномочия в тот момент, когда он начинает осуществлять свою собственную волю, когда вступает на революционный путь. Деятельность органов власти, несогласная с волей субъекта верховной власти не будет деятельностью этого субъекта; власть таких органов будет узурпированная власть, проявляющаяся, если так можно выразиться, под флагом повиновения субъекту власти верховной.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Таким образом, единство воли субъекта верховной власти состоит в единстве идеи господства; единство власти состоит в единстве осуществления этой идеи, т.е. в том, что оно находится в руках не двух или нескольких самостоятельных субъектов власти, но в руках одного субъекта власти верховной, действующего чрез подчиненные ему и следовательно несамостоятельные органы власти. Только в вышеуказанном смысле и можно говорить о единстве воли и власти субъекта верховной власти.

Самые средства и формы деятельности органов власти, случаи приложения власти к явлениям действительной жизни, осуществление идеи единства воли субъекта верховной власти в применении к отдельным случаям и предметам, все это может быть весьма разнообразным; здесь не требуется уже единства; здесь может свободно проявляться воля отдельных и подчиненных органов власти, поскольку она именно не нарушает единства идеи господства. То или другое должностное лицо, агент субъекта верховной власти, может выступить со своей деятельностью в такой области, где нет непосредственных норм или велений субъекта верховной власти; но должностное лицо, имеющее полномочие действовать в качестве агента субъекта верховной власти, может, по своему усмотрению, предпринимать те или другие меры, выполнять акты принудительной деятельности, проявлять свою собственную волю, не нарушая тем единства воли субъекта верховной власти, ибо это единство по своему содержанию захватывает лишь идею единого господства.

Единство воли субъекта верховной власти нарушается лишь в том случае, когда предпринимаются меры прямо несогласные с непосредственно выраженными велениями субъекта верховной власти.

Некоторые государствоведы представляют различные соображения в оправдание принадлежности верховной власти одному физическому лицу, говорят, например, что это лицо принадлежит обыкновенно к той же национальности, к какой принадлежит и народ, исповедует господствующую религию, говорит на том же языке, проникнуто господствующими в народе убеждениями и воззрениями, одним словом, является сыном своего народа. Не говоря о том, что возможность всего этого обусловливается полным национальным единством народа, что в действительности встречается разве как исключение, все такого рода соображения вовсе и не требуются, как и вообще не требуется никаких оправданий для той: или другой формы государственного устройства. Согласны или не согласны воззрения субъекта верховной власти с господствующими в народе воззрениями, это для научного понятия субъекта этой власти совершенно безразлично; такие признаки не существенны; они могут быть, могут и не быть и в последнем случае субъект верховной власти не перестает быть таковым

Субъектом верховной власти может быть и совокупность лиц. Этот случай, в свою очередь, может представлять разнообразные комбинации. Из них с древнейших времен различаются две формы коллективного субъекта верховной власти — это аристократия, при которой субъектом этой власти является некоторая совокупность физических лиц и демократия, где таким субъектом, по господствующему воззрению, выступает весь народ.

Для того, чтобы совокупность физических лиц могла функционировать в качестве субъекта верховной власти, очевидно, необходима известного рода организация, в которой воплощались бы начала единства воли и власти. Совокупность индивидуумов должна составить из себя одно целое, одно лицо, но само собою разумеется уже не физическое, но, так называемое, юридическое в обширном смысле этого слова.

В качестве таких субъектов верховной власти и фигурировали в свое время разного рода советы в средневековых аристократиях. Особенность этой формы государственного устройства, ныне уже исчезнувшей, заключалась, следовательно, в том, что некоторая, обыкновенно не многочисленная совокупность выдающихся по своему положению лиц, организовалась в качестве субъекта верховной власти.

При аристократической форме государственного устройства между физическими лицами, составляющими целое в качестве субъекта верховной власти, может нарушиться, в силу тех или других причин, единство, может рушиться следовательно и единство воли и власти субъекта верховной власти; тогда вместо одного такого субъекта очевидно выступает несколько и мы опять будем иметь дело с революционным состоянием государства, превращающимся иногда, смотря по характеру борьбы между претендентами на верховенство власти, в состояние внегосударственное.

Современная жизнь дает нам другие образцы государственного устройства, где субъектом верховной власти является также совокупность физических лиц. Такова, так называемая, конституционная монархия и конституционная республика. Остановимся сначала на первой, ограничивая весь вопрос организацией субъекта верховной власти и не вдаваясь, следовательно, в детальную характеристику этой формы государственного устройства.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

При самом поверхностном взгляде на эту форму, каждому бросаются в глаза как бы два отдельных и самостоятельных представителя верховной власти — это король, или император, или герцог, или князь, одним словом, одно физическое лицо и палаты, народное представительство, т.е. совокупность физических лиц, как целое

Прежде всего, следовательно, здесь мы наблюдаем вообще совокупность лиц в качестве субъекта верховной власти, но в отличие от средневековых аристократий, эта совокупность характеризуется особой внутренней организацией и особыми отношениями между составляющими ее частями. Такими частями, характеризующимися особыми отношениями между собою, являются, как сейчас замечено, представитель единоличной власти и народное представительство. [4 ст. 87]

Итак, чтобы понять эту форму государственного устройства, необходимо уяснить себе: во 1) основание и причину наличности двух самостоятельных факторов верховной власти и 2) форму и способ объединения их в одно целое, в одного субъекта верховной власти.

Конституционное государственное устройство может быть объяснено только исторически. Как бы ни стремились к созданию особой теории конституционализма, он, по существу своему, не есть что-либо придуманное, но является результатом исторических явлений, представляя собою фазу, и при том переходную, в истории развития форм, воплощающих в себе начало верховной власти. Если не все, то, по крайней мере, огромное большинство государств, как это в точности устанавливает история, переживают фазу абсолютизма, при котором верховная власть сосредоточивается в руках одной физической личности.

Мы говорим «в органическую часть», так как без этой части, без наличности представителя единоличной власти в составе сложного субъекта верховной власти, нет и конституционной формы государственного устройства; она превращается в какую либо другую форму. Таким образом, одна из главных составных частей конституционной организации верховной власти имеет прямо историческое происхождение, привходя в готовом уже виде в эту новую форму организации верховной власти. Обратимся к другому элементу в организации конституционной верховной власти — народному представительству.

Историческое происхождение конституционной формы государственного устр