Актуальность выбранной темы. Защиту интеллектуальной собственности на сегодняшний день можно отнести к наиболее сложным вопросам. Ранее данная проблема в основном затрагивала только людей творческих профессий, писателей, художников, однако, в нашем быстро развивающемся мире, появляются новые варианты использования результатов интеллектуальной деятельности и почти каждая профессия касается вопроса авторских прав, что закономерно вызывает бурный рост преступных посягательств на правообладателей.

Оглавление

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

Глава I. Понятие уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

.1 Понятие объекта интеллектуальной собственности

.2 Уголовное законодательство об охране интеллектуальной собственности.

Глава II. Направление совершенствования уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

.1 146 статья Уголовного кодекса РФ

.2 146 статья Уголовного кодекса РФ

.3 146 статья Уголовного кодекса РФ

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность выбранной темы. Защиту интеллектуальной собственности на сегодняшний день можно отнести к наиболее сложным вопросам. Ранее данная проблема в основном затрагивала только людей творческих профессий, писателей, художников, однако, в нашем быстро развивающемся мире, появляются новые варианты использования результатов интеллектуальной деятельности и почти каждая профессия касается вопроса авторских прав, что закономерно вызывает бурный рост преступных посягательств на правообладателей. Более того, важность проблемы защиты авторских прав так же состоит в том, что она обуславливает соблюдение и защиту конституционных прав человека. Помимо этого, данный вопрос напрямую связан с развитием экономических отношений в России. Этому способствовало активное заполнение Российского рынка контрафактной продукцией, что было вызвано неприспособленностью государства к данному явлению. Нарушение прав интеллектуальной собственности не было урегулировано законодательством на необходимом уровне, опыт работы в данной сфере у правоохранительных органов отсутствовал, а потребители были не в состоянии грамотно дифференцировать подделку и оригинал. Осознание масштаба проблемности сферы защиты интеллектуальных прав было отражено в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президента России 10 мая 2006 года, котором отмечалась необходимость высокого уровня защиты интеллектуальной собственности в связи с высокими темпами развития новых технологий. Объединённая коллегия МВД России и Минэкономразвития России приняла решение о постановке приоритетной задачи органов внутренних дел по противодействию преступному обороту объектов интеллектуальной собственности. Неполное правовое урегулирование вопроса защиты интеллектуальных прав, высокий уровень пиратства наносит непоправимый вред состоянию потребительского рынка, значительно снижает авторитет отечественных предпринимателей, делает российский рынок не привлекательным для иностранных инвесторов. 3 октября 2002 года Правительство Российской Федерации разработало «антипиратскую» программу и создало комиссию по противодействию преступности в области интеллектуальной собственности. Более того, сильное различие и неопределенность терминологии влечет за собой повышение уровня коррупции. Несмотря на то, что в России происходят изменения и развитие действующего уголовного законодательства о защите интеллектуальной собственности, анализ теоретической базы и судебной практики показывает необходимость восполнения пробелов и дальнейшего развития. Это несомненно отражает актуальность вопроса совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности.

Степень разработанности темы. В уголовном праве вопросами, затрагивающими проблему совершенствования законодательства об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности, занимались такие авторы, как В.Н. Бондарев, А.В. Борисов, А.Х. Гацолаева, Г.О. Глухова, Е.В. Демьяненко, О.А. Дворянкин, Б.Д. Завидов, В.Д. Ларичев, Ю.В. Логвинов, А.Г. Морозов, И.А. Силонов, Г.М. Спирин, А.Г. Ступников, Б.Л. Телещенко, Ю.В. Трунцевский, П.А. Филиппов, Е.Э. Чуковская, С.П. Щерба и другие выдающиеся авторы.

Цель и задачи работы. Целью данной работы является комплексное изучение уголовного законодательства, касающегося ответственности за преступления против интеллектуальной собственности, выявление пробелов и возможных путей их решения.

Данная цель обуславливает постановку и решение следующих задач:

изучение сущности понятия уголовного законодательства об интеллектуальной собственности;

формулировка предложений по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности

Объект и предмет исследования. Объектом исследования в данной работе является совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере уголовно-правовой охраны прав на интеллектуальную собственность, а предметом — российское уголовное законодательство, включающее нормы, касающиеся защиты интеллектуальных прав.

Методология. При решении задач, поставленных в данной работе, автор использовал диалектический метод, то есть анализ, синтез, системно-структурный метод, историко-правовой, и частнонаучный, а именно, статистический, формально-логический методы.

Глава 1. Понятие уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

1.1 Понятие объекта интеллектуальной собственности

Развивающаяся российская правовая система и интеграция Российской Федерации в мировое экономическое пространство делают особо актуальным вопросы, касающиеся защиты прав интеллектуальной собственности. Несмотря на то, что рассматриваемый нами вопрос интересует нас с точки зрения уголовного права, для углубленного понимания понятия интеллектуальной собственности нам необходимо обратиться и к другим областям права. В 1990г. в Законе «О собственности РСФСР» впервые используется понятие интеллектуальной собственности и определяются ее объекты. Следующее закрепление термин «Интеллектуальная собственность» получил в статье 44 Конституции Российской федерации, которая его не раскрывает, но гарантирует сохранность и свободу творчества. Далее в Гражданском кодексе в статье 138 содержалось определение интеллектуальной собственности, однако в силу того, что данное определение не вносило ясности, а напротив, затрудняло понимание правоприменителя, поскольку оно объединяло три понятия: интеллектуальная собственность, исключительное право и результаты интеллектуальной деятельности, в настоящее время эта статья утратила свою силу. В настоящее время интеллектуальная собственность регулируется четвертой частью Гражданского кодекса РФ, которая усилила защиту данной сферы, восполнила недостатки законодательства, существовавшего на тот момент времени. Интеллектуальная собственность, согласно статье 128, относится к объектам гражданских прав, а согласно статье 1225, это охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий. Данная статья в том числе содержит закрытый перечень объектов интеллектуальной собственности, которые прежде не были закреплены законодателем. Гражданский кодекс РФ, определяя интеллектуальную собственность как результаты умственной деятельности, относит ее к объектам гражданских прав, соответственно, охрана самих результатов возможна лишь от преступного физического завладения, порчи, повреждения или уничтожения, а интеллектуальные права нельзя отнести к правам собственности на вещь, которая бы выражала результаты интеллектуальной деятельности.

Защита интеллектуальной собственности в период средневековья осуществлялась с помощью системы привилегий, которые обеспечивали автора вознаграждением, а так же облагали налогом всех участников процесса использования результатов труда. Однако, ввиду высокого уровня посягательств на авторские права стало очевидным, что существующие на тот момент средства защиты не являются достаточными и появилась острая необходимость ввода уголовно-правовых мер для нарушителей этих прав. Таким образом, понятие интеллектуальной собственности в уголовном законодательстве впервые закрепляется уголовная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности в Своде законов Российской империи, введенном в действие Высочайшим манифестом 31 января 1832 года в статье 742 15 тома Свода законов в главе IV «О подлоге в имуществе» раздела 10 «О наказаниях за преступления против прав на имущество». С 1 мая 1846 года начало действовать Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, содержащее три статьи, одна из которых защищала права изобретателя, а другие охраняли права авторов произведений литературы, живописи и музыки. Это Уложение впервые вводит понятие «литературная, музыкальная и художественная собственность». Исходя из того, что данные статьи находились в четвертой главе которая была посвящена преступлениям против собственности, можно сделать вывод, что их объектом являлась собственность, а ученые на тот момент времени считали, что интеллектуальная собственность не отличается от физического труда. Однако на тот момент была авторы, не разделяющие данную позицию, как, например, В.Д. Спасович считал неправильным отождествлять результаты умственного и физического труда, так как первый необходим обществу для своевременного и качественного развития, в связи с чем не могут принадлежать только автору, а Я.А. Канторович считал необходимым разделять право собственности и интеллектуальной собственности по временным рамкам, поскольку право собственности не ограничено, передается по наследству. Кажется необходимым заметить, что поставленный авторами вопрос непосредственно относится к уголовному праву, поскольку это показывает нам неоднозначность классификации состава рассматриваемого преступления. Уголовное Уложение 1903 года в главе «О преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретение» в статье 620 признает приступными такие деяния, как подлог в авторстве, самовольное издание с целью сбыта и самовольное пользование чужим правом интеллектуальной собственности. А статьи 621, 622 регламентируют ответственность за пользование чужими авторскими правами, хранение, перевозке. Данное законодательство было признано недействительным Октябрьской революцией. Однако, в 1922 году ситуация стала улучшаться, когда с принятием УК РСФСР, а именно, статьей 198, появилась норма, защищающая материальные права авторов. Уголовный кодекс 1926 года в статье 177 наказывал принудительными работами до трех месяцев или штрафом до тысячи рублей за самовольное использование произведений с нарушением закона об авторском праве. В УК РСФСР 1960 в статье 141 перечень преступных деяний, к которым относятся присвоение авторства, принуждение к соавторству, сообщение о сущности произведения до заявки без согласия автора и незаконное распространение или воспроизведение чужого произведения без согласия автора, либо с согласием, но при этом изменив само произведение. Уголовный кодекс РФ охраняет правообладателя, то есть гражданина или юридическое лицо, обладающего исключительным правом интеллектуальной собственности, путем установления ответственности за нарушение этих прав, учитывая сущность нарушенного права и негативные последствия такого нарушения, дифференцирует ответственность за неправомерное использование исключительных прав и личных неимущественных.

.2 Уголовное законодательство об охране интеллектуальной собственности

В любом продукте содержатся плоды интеллектуальной деятельности, то есть результаты творческого процесса конкретного человека, по итогам которого товар начал иметь какие-то потребительские свойства. необходимо учитывать тот факт, что непосредственно сам результат интеллектуальной деятельности как таковой чаще всего не может быть достаточным для потребителей, его необходимо доработать, потратить время и средства для того, чтобы сделать его готовым для покупателя. Считается, что систему охраны интеллектуальной собственности правовыми путями можно охарактеризовать двумя признаками. Прежде всего, наше законодательство очевидно является крайне противоречивым, что произошло с ним в период перехода от советского к российскому, кстати положения некоторых советских норм до сих пор имеют силу и их срок ещё не истёк. Сегодня патентообладатель получает патент, а не свидетельство на изобретение, что регламентируется Законом СССР «Об изобретениях в СССР» от 01.07.1991г. и Патентного закона РФ с 14.10.1992г., благодаря которому появились патенты на изобретения. Вторым же признаком следует выделить что развитие правовой охраны интеллектуальной собственности не ограничивается уголовным законодательством, оно так же зависит от изменений в гражданском, административном, трудовом праве и других отраслях. Трудовое право, допустим, ограничивает права работодателя на защиту своих прав интеллектуальной собственности, поскольку трудовым законодательством не предусмотрена возможность возместить ущерб от упущеной выгоды путем предъявления к работнику такого требования, хотя ценность интеллектуальных прав состоит в том доходе, который предвидится от преимуществ на рынке. Авторский договор защищается нормами главы 25 Гражданского кодекса РФ, возмещается реальный ущерб автором произведения только за не предоставление заказа по договору. законом устанавливаются исключительные права на объекты, а способы их незаконного использования, наказуемые законом, перечисляются в 4 части Гражданского кодекса РФ. Имущественная ответственность за нарушение договора о передаче или предоставлении исключительного права на пользование изобретением так же предусмотрена нормами главы 25 Гражданского кодекса РФ. Правонарушение, связанное с использованием фонограмм и произведений, защищается статьей 150.4 Кодекса об Административных правонарушениях. Гражданское процессуальное законодательство регулирует форму обращения в суд для восстановления нарушенного права, где и рассматриваются споры о защите прав патентообладателей и авторов. В практике существует большое количество дел, связанных с тем, что автором произведения является иной человек, чем тот, кто указан в патенте на данное изобретение, то есть авторство присваивается другим лицом. В то время как лицо, упомянутое в патенте в качестве автора будет утверждать, что заявитель либо исключительно помогал в материальном или организационном плане, либо не участвовал в творческом процессе вовсе. Когда лицо начинает пользоваться изобретением до приобретения патента на него, создает схожие или одинаковые с автором патента изобретения или делает необходимые приготовления к этому, то данный спор о праве преждепользования в судебном порядке может признать право данного лица на продолжение пользования данным изобретением безвозмездно, но без расширения объема такого пользования. Противоположное этому, право после пользования заключается в том, что за лицом, создающим схожий результат своей творческой деятельности или приготовляющийся к этому, закрепляется право продолжения пользования данным изобретением без расширения объема пользования, если это происходило во временной период после прекращения действия патента и датой публикации сведений о его восстановлении в официальном бюллетене Роспатента. Поскольку 4 часть Гражданского кодекса, регулирующая вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, не регламентирует способы защиты материальных и нематериальных прав автора, то, исходя из того, что патентное право это часть гражданского права, они предусматриваются статьёй 12 Гражданского кодекса. Обладатели исключительных прав могут получать от правонарушителя компенсацию за каждый отдельный случай нарушения.

Уголовный кодекс, претерпевший изменения, ужесточил наказание за нарушение прав на товарный знак. Как правило, в стране, где начинает развиваться конкурентная отрасль, начинает активно расширяться практика по защите прав на результаты своей творческой деятельности, то есть востребованные виды результатов интеллектуального труда становятся частыми предметами споров в судах. Обратив внимание на то, что Высший арбитражный суд еще не обобщил практику рассмотрения споров по изобретениям, промышленным образцам и полезным моделям, можно сделать вывод, что данная отрасль еще не достаточно развиты. Политика защиты российской интеллектуальной собственности в отношении зарубежных стран сопряжена с намерением производства и сбыта товаров, производимых на основе защищаемых интеллектуальных прав в конкретной стране. Данные случаи регулируются гражданско-процессуальным законодательством, по которому для защиты реальному автору необходимо подать иск об исключении лица из числа соавторов. В случае, когда имеют место споры о соавторстве, чаще всего оказывается, что лицо не ставится под сомнение в качестве автора, но настаивает, что в результате данного творческого процесса был его вклад.

С развитием правовой охраны результатов творческой деятельности внутри страны, возникла потребность согласования законодательства на международном уровне. Фундаментальным международным соглашением стала Парижская конвенция по охране промышленной собственности, к которой в 1883 году СССР присоединился, а Россия является преемником, то есть участником данной конвенции. Она регламентирует положение, в котором определяется, что граждане из стран-участниц конвенции имеют на территории другой страны те же преимущества, что и ее собственные граждане. кроме того, данная конвенция устанавливает срок конвенционного приоритета, это значит, что подав правильно оформленную заявку на патент в одной стране, данное лицо имеет приоритет на аналогичный патент в своей стране в течении 12 месяцев или 6, если это патент на промышленные образцы и товарные знаки. Другим важным международным правовым актом стал Договор о патентной кооперации, принятый с целью упрощения охраны изобретений, по которому патентная заявка, поданная в одной стране-участнице договора, имеет одинаковую силу в другой стране-участнице. Существует Европейское патентное общество, членами которого являются 17 стран, действует оно уже более 20 лет и объединяет страны с единой патентной системой, а в 1994 было создано схожее Евразийское патентное общество странами СНГ (Российская Федерация, Казахстан, Белоруссия, Таджикистан, Туркменистан), дающие возможность заявителям обращаться в свое региональное патентное ведомство или в Москву, где основывается данная международная организация.

Для того, чтобы иметь возможность внести необходимые изменения в законодательство, необходимые для его совершенствования, на наш взгляд стоит обратиться к его историческим изменениям. С момента вступления в законную силу первого Уголовного кодекса в 1 января 1997 года многие вещи поменялись, так, 146 статья претерпела изменения в части 2, где было указана ответственность за незаконное использование объектов авторского права и смежных прав, совершенных в крупном размере, то сейчас незаконное использование объектов авторского права и смежных прав, а так же приобретение с целью сбыта, хранение и перевозка с этой же целью контрафактных экземпляров. Так же во 2 части был заменён термин крупный ущерб на крупный размер. В части 3 изменили категорию преступлений, то есть санкция была до 5, то сейчас до 6 лет, что говорит о том, что данное преступление отнесли к тяжким. На сегодняшний день законодатель допустил некоторые расхождения в регулировании схожих отношений по отдельным видам интеллектуальной собственности, так, например, необходимым является унифицирование юридических дефиниций, дополнение новыми институтами интеллектуальной собственности традиционных. В действующем законодательстве до сих пор есть группа, которая затрагивает довольно часто используемые на практике объекты интеллектуальных прав, право на фирменное наименование и секреты производства, однако они пока не имеют четкого законодательного регулирования. Что же касается смежных с авторскими правами, новой группы институтов, то их в настоящий момент в нашем законодательстве нет, однако, они являются не мало востребованными, право на средства индивидуализации, на содержание базы данных, право публикатора на произведения литературы, науки, искусства. С 01.01.2008 года в Гражданский кодекс РФ вступили изменения, устраняющие пробелы, выявленные в практике применения действующего на тот момент законодательства в области интеллектуальной собственности. Но проблема эффективности уголовно-правовых мер защиты от посягательств на объекты интеллектуальных прав граждан становится все более острой. Объясняется это тем, что, руководствуясь практикой, во-первых, можно сделать вывод о том, что преступления против прав граждан на их исключительные права, затрагивают не только самих граждан, на которых направленно преступление, но и все общество в целом, государство, экономическое развитие страны, в том числе нарушая добросовестную конкуренцию, грабят российскую казну, влекут неуплату налогов за продажу и изготовление результатов чужого интеллектуального труда, а во вторых, гражданско-правовые методы не всегда могут в полной мере восстановить нарушенные права авторов. По подсчетам Международного Альянса по Интеллектуальной собственности убытки от преступлений в сфере интеллектуальной собственности составили 2 миллиарда 180 миллионов долларов, а за последние 5 лет около 8 миллиардов 300 миллионов долларов. На российском рынке 90% контрафактной продукции составляют аудио-видео товары, поэтому Россия входит в черный список, который приведен Международной Федерацией Звукозаписывающей Промышленности одновременно с такими странами, как Китай, Бразилия, Испания, Греция, Индонезия, Италия, Канада, Мексика и Южная Корея. В Российской Федерации сфера интеллектуальных прав имеет самый высокий процент денежного и товарного оборота, участвующего в формировании доходной части бюджета государства в части налоговых сборов. Взаимодействие работы правоохранительных органов сильно затруднено различием подходов к уголовно-правовой регламентации противодействия интеллектуальному пиратству, что влечет нарушение прав потерпевших граждан.

Глава 2. Направление совершенствования уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

2.1 146 статья УК РФ

интеллектуальный собственность преступление

146 статья Уголовного кодекса РФ регламентирует ответственность за деяния, нарушающие авторские и смежные права, что является наиболее распространенным нарушением в сфере интеллектуальных прав. Это объясняется тем, что на сегодняшний день объем производства контрафактной продукции в 5 раз больше объемов производства оригиналов, масштабы преступного производства активно увеличиваются, их оборот превышает 30 миллиардов рублей в год. При анализе регистрируемых преступлений, совершенных в сфере авторских, смежных, изобретательных и патентных прав, почти все они квалифицируемы по ч. ч. 2 и 3 ст. 146 Уголовного кодекса РФ, в связи с тем, что ч.1 ст.146 и ст. 147 Уголовного кодекса в практике оказываются трудно применимыми, а так же практически отсутствующей крупномасштабной борьбы с торговлей контрафактными произведениями. К несчастью, часто органы внутренних дел, для обеспечения достаточных показателей по раскрытию дел в сфере экономических преступлений гонятся за формальными показателями, вынуждены не полностью пресекать деятельность преступников, а периодически изымать небольшие объемы нелегальной продукции,. Так же анализ практики по 146 статье Уголовного кодекса позволяет нам предположить, что данная статья нуждается во внесении изменений, поскольку она часто толкуется правоприменительными органами неверно, не всегда корректно устанавливаются признаки субъективной стороны, совершаются ошибки в подсчете размеров совершенных преступных деяний, кроме того, определение признаков контрафактной продукции до сих пор является сложным процессом. В том числе, проблемным аспектом, выявленным из анализа практики, нам видится сложность взаимодействия правоохранительных органов с представителями обладателей интеллектуальных прав. Так, около 40% экземпляров изымаемой контрафактной продукции, является собственностью компании «Майкрософт» или ОАО «1С» и содержат программы для ЭВМ, поэтому сотрудникам необходимо наладить связь с указанными компаниями для возможности проведения предупредительной деятельности. Выделяя основные проблемные аспекты, осложняющие противодействие преступлениям в области интеллектуальных прав можно выделить, в первую очередь, низкий уровень правосознания граждан, большинство из которых воспринимают нелегальную продукцию необходимой, в силу ее дешевизны. Так же, сравнивая судебную и следственную практику, можно выявить расхождения в квалификации правонарушений в рассматриваемой нами сфере, что приводит к необоснованным отказам в возбуждении уголовного дела.. Большого внимания, на наш взгляд, заслуживает пассивность правообладателей интеллектуальных прав, не реагирующих на случаи преступных деяний и не предпринимающих попытки сообщить об имеющихся нарушениях правоохранительным органам, правообладатели, как показывает статистика, только в 15% случаев обращаются к правоохранительным органам за защитой своих нарушенных прав. Кроме этого, правоохранительным органам следует освоить технику выявления, расследования, раскрытия преступлений, совершающихся в данной сфере.

В уголовной доктрине не существует противоречий в части содержания состава преступления, их объектом являются общественные отношения, которые возникают в процессе пользования авторскими правами (дополнительным объектом в ч.2 ст.146 являются общественные отношения, связанные с ведением предпринимательской деятельности), предмет данного преступления-непосредственно сами объекты, которые могут содержаться на материальном носителе, а субъект — общий, имеет стандартные обязательные признаки. Многие ученые обращают внимание на то, что Уголовный кодекс не предусматривает разграничение между правонарушением, касающимся личных неимущественных прав собственников интеллектуальной собственности и имущественных прав. Исходя из этого, Кузнецов К.В. предлагает закрепить 146 статью Уголовного кодекса переименовать в «Нарушение личных неимущественных прав автора, исполнителя». Более того, Константин Валерьевич высказывает мнение, что ч.1 ст.146 указывает, что право авторства — предмет преступления, однако, по его мнению, это объект, на который происходит воздействие, поскольку право на интеллектуальную собственность — абсолютное право, его необходимо воспринимать с учетом личности человека, автора произведения. Обращаясь к ч. 2 ст. 146 Уголовного кодекса, автор считает необходимым преобразовать часть этой статьи с учетом ч. 4 ст. 1252 части четвертой Гражданского кодекса РФ, раскрывающей понятие контрафактности, учитывая, что данный термин может трактоваться как судами, так и экспертами. Что касается объективной и субъективной стороны, то в этом вопросе мнения ученых расходятся, нет единого мнения, так, объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.146 Уголовного кодекса, материальная, а ч.2 и 3 указанной статьи — формальная. В связи с тем, что в практика не указывает порядок определения ущерба, обязательный признак объективной стороны материальных составов преступления, а именно наступление общественно опасных преступлений, вызывает огромные сложности у правоохранительных органов, приводит к отказу в возбуждении уголовного дела, поскольку органы указывают, что ущерб не является особо крупным. Квалификация преступлений, указанных в ч. ч.2 и 3 рассматриваемой нами статьи, так же не всегда выполняется верно, поскольку часто неправильно рассчитываются размеры преступления, очень трудоемким является процесс определения нелегальной продукции, разногласия в толковании признаков нелегального использования результатов чужой интеллектуальной деятельности. Исходя из этого, нам кажется, что необходимо обобщение существующей практики, разработка рекомендаций по квалификации данных преступлений, которые будут способствовать оперативной и грамотной работе правоохранительных органов. Хотя нормы федерального законодательства не могут трактоваться различно, но практика показывает, что субъектами РФ данные нормы применяются различно. Пути возможного решения вышеупомянутых вопросов содержатся в доктрине, многие ученые высказывают предположение о целесообразности переноса норм об уголовной ответственности за преступления, нарушающие интеллектуальные права в 22 главу Уголовного кодекса, которая регламентирует преступления в сфере экономической деятельности, основываясь на мнении, что данные правонарушения в большей степени затрагивают сферу экономики, а не конституционные права граждан, ссылаясь на органы внутренних дел, которые относят данные дела к экономическим преступлениям. А.В.Борисов не согласен с данным мнением, ввиду того, что он считает недопустимым ссылку на подзаконные нормативные акты, в большинстве случаев нарушения, происходящие в сфере экономической деятельности, хотя и составляют преступления, указанные в рассматриваемой нами статьей, но не являются основным объектом данных преступлений. Более того, автор считает, что перенос статей из одной главы в другую никаким образом не скажется на практике, соответственно не решит основные проблемы и цели, поставленные перед законодателем в процессе совершенствования законодательства. Мы разделяем мнение автора касательно иного совершенствования Уголовного кодекса, которое заключается в том, чтобы добавить в существующие нормы квалифицирующие признаки, допустимо дополнить статью 146 ответственностью за применение насилия к правообладателю. Большинство ученых согласны с тем, что для совершенствования законодательства необходимо убрать из ч. 1 ст. 146 порядок исчисления крупного ущерба, ввиду того, что его почти невозможно рассчитать, поскольку чаще всего он обнаруживается в виде упущенной выгоды, а это очень сложно доказуемо. Так же в научной литературе часто предполагается возможным исключение указания на цель сбыта в ч. 2 ст. 146 Уголовного кодекса РФ, с чем господин Борисов не согласен в силу того, что, по его мнению, таким образом значительное количество граждан, не совершавших правонарушение, могут попасть под действие данной статьи. Анализ практики показывает, что случаи регистрации преступлений, которые квалифицируются ч.ч.2 и 3 ст. 146 Уголовного кодекса активно возрастают, что можно объяснить работой правоохранительных органов в данной сфере, например, проведение контрольных закупок без заявлений потерпевших правообладателей интеллектуальных прав. Бондарев М.Ю. считает, что предметом преступления по ст. 146 Уголовного кодекса РФ не могут быть нелегальные копии произведений, исходя из того, что преступник, хотя и нарушая авторские права, непосредственно не воздействует на оригиналы объектов этих прав, копируя их на материальные носители и вводя в оборот. Автор обращает наше внимание на то, что безотносительно того, прописан ли в Гражданском кодексе РФ способ использования нелегального объекта прав, статья 146 определяет незаконным использованием действие независимо от формы и способа правонарушения. Так же он предлагает уточнить в ч.1 ст. 146, что нарушение авторских прав может касаться только правообладателя и его наследников, исключив термин «иные правообладатели». Многие авторы так же освещали проблему не полной защищенности интеллектуальных прав в части их экстерриториальности, поскольку российское законодательство не учитывает этот фактор, а значит, не может быть достаточно эффективным. Для устранения данного пробела предлагается укрепление отечественного законодательства через плотное сотрудничество с международно-правовой охраной, принятие международных договоров, ограничивающих и контролирующих внутренние нормы, касающиеся защиты интеллектуальной собственности. Кузнецов К.В. изучил такие международно-правовые договоры, как Парижская Конвенция по охране промышленной собственности 1883г., Бернскую Конвенцию по охране литературных и художественных произведений 1886г., Всемирную Конвенцию об авторском праве 1952г., Римскую Конвенцию об охране прав исполнителей, создателей фонограмм и организаций эфирного звучания 1961г., Конвенцию об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизведения их фонограмм 1971г., Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС) 1994г., отмечая, что на сегодняшний день еще не сложился целостный порядок охраны интеллектуальных прав, а основу упомянутых правовых актов составляет принцип территориальности и минимальный диапазон охраны. При анализе законодательства других стран, как например Германия, Китай, Малайзия, Сингапур, Венгрия, Испания, США, Польша, Греция, можно выявить, что большинство этих стран имеют штрафы и лишение свободы как основные санкции за нарушения авторских прав, в то время как, при рассмотрении законодательства стран бывшего СССР, можно заметить, что у них нет целостного подхода к ответственности за нарушение интеллектуальных прав, что может быть объяснено различными традициями и историческим развитием данных стран. Таким образом, необходимо совершенствование не только российского законодательства, но и систематизация и обобщение международно-правовых актов, регламентирующих данный вопрос, а также налаживание сотрудничества наших законотворцев с международным содружеством. Руководствуясь практикой зарубежных стран, было вынесено предложение о дополнении ч. 1 ст. 146 Уголовного кодекса РФ ответственностью за нарушение прав исполнителя, ведь, исходя из ст. 1265 и ст. 1315 Гражданского кодекса, право авторства включает в себя и права исполнителя.

Одним из наиболее обсуждаемых вопросов в отечественной доктрине является рассмотрение понятия «крупный ущерб» в ч.1 ст. 146 Уголовного кодекса РФ, многие авторы считают, что поскольку интеллектуальные права есть права личные неимущественные, то рассчитываться ущерб от их нарушения может только на основании причинённого морального вреда, который, в свою очередь, должен состоять из объективных и субъективных факторов. К объективным можно отнести степень общественной ценности произведения, срок, в течении которого правонарушение продолжалось, масштаб плагиата, а к субъективным — степень понесенных физических и моральных страданий автора. Однако, с намерением совершенствования законодательства, исходя из анализа практики зарубежных стран, считается надлежащим исключить понятие крупного ущерба из ч. 1 ст. 146 Уголовного кодекса. Что касается ч. 2 ст. 146, то в ней используется понятие крупного размера, а его толкование заключается в примечании с данной статье, но, данное примечание не раскрывает правоохранительным органам стоимость, которую надо применять в расчетах: себестоимость, розничную или оптовую. Многие авторы сошлись на мнении, что, при определении крупного размера, необходимо исходить из оптовой цены, если товар был реализован оптом и из розничной, если в розницу, а также необходимо базироваться на общей стоимости прав (то есть на величине суммы, заработанной автором за передачу своих исключительных прав) всех правообладателей, чьи права были нарушены. Более того, остается неясным, имеет ли ввиду законодатель стоимость изъятых, то есть нелегальных копий или же оригиналов, лицензионных товаров, определяя стоимость экземпляра. По нашему мнению, стоимость должна рассчитываться с учетом рыночной стоимости оригинальной продукции, поскольку чаще всего стоимость нелегальных копий, в сравнении с подлинником, невероятно маленькая и определяется самим правонарушителем. В некоторых случаях, для определения стоимости может быть проведена экспертиза. Частой является ситуация, при которой огромные партии нелегальных товаров хранятся на складах, при этом правоохранительные органы не применяют ст. 146 Уголовного кодекса, поскольку при этом правообладателю должен был быть причинен крупный ущерб, которого пока не было, ведь преступники еще не реализовывали свой товар, несмотря на то, что умысел на данное противоправное деяние имеется. Исходя из этого, такие преступления квалифицируются как покушение на преступление, содержащееся в ч. 2 ст. 146 Уголовного кодекса. Данное мнение некоторые ученые считают ошибочным, как, например, Молчанов Д.В. считает, что данная часть рассматриваемой нами статьи не содержит нормы о причинении ущерба, ссылаясь на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 №14, изготовление нелегальных товаров в большом количестве и их хранение составляют окончательное преступление, а не покушение.

В российском законодательстве отсутствуют правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против интеллектуальной собственности в пространстве Интернет. В ходе опроса работников прокуратуры было выявлено, что более 85% следователей считают разумным введение состава преступления, нарушающего интеллектуальные права с использованием технических средств и Интернета, что, по нашему мнению, является необходимым в части совершенствования существующего уголовного законодательства.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.2 147 статья

Объектом преступления в статье 147 Уголовного кодекса РФ являются общественные отношения, связанные с исполнением авторов и патентообладателей своих имущественных и личных неимущественных прав, то есть право авторства и в то же время право использования своих результатов труда. Тоже касается права автора на обнародование информации о сущности изобретения, Кузнецов К.В., например, считает, что их нельзя отнести к предмету преступления, а это объект, на который происходит воздействие. Социально-экономические права и свободы граждан — видовой объект 147 статьи. Предметом же данной статьи можно выделить результат чужой творческой деятельности, подтвержденное патентом, изобретение, модель или образец, нелегальное эксплуатация которого наносит крупный ущерб патентообладателям.Бондарев М.Ю. определяет предметом рассматриваемой статьи общественнозначимые блага, которые автор старается защитить, чтобы иметь возможность полностью реализовывать свои патентные права. Статья 147 имеет бланкетный характер, возникает необходимость обратиться к Патентному Закону РФ и четвертой части Гражданского кодекса РФ, чтобы раскрыть значение используемых в ней понятий, как «незаконное использование» и «официальное обнародование». Присвоение авторства и принуждение к присвоению авторства содержатся в составе ч. 1 ст. 147 Уголовного кодекса, однако нам видится целесообразным отнести принуждение к квалифицированному составу присвоения авторства на изобретение, поскольку принуждение к соавторству, либо к отказу от авторства, при этом настояние включения в соавторы может затрагивать как самого правонарушителя, так и иное лицо, являются значительно более опасными и серьезными преступлениями. Принуждение как правило сопровождается насилием в сторону правообладателя, тогда как присвоение авторства-получение патента обманным путем, так же возможно с помощью нелегального воспроизведения изобретения и получение на имя преступника права на данное изобретение. Кроме того, аналогичное предложение было озвучено касательно статьи 146 Уголовного кодекса. Учитывая тот факт, что принуждение к соавторству является общественноопасным преступлением, предлагается убрать из Кодекса РФ об Административной ответственности статью 7.12, во избежание коллизий законодательных норм, при этом именно в силу серьезности данного преступления оставить норму предлагается в Уголовном кодексе. Борисов А.В., наряду со статьей 146 Уголовного кодекса РФ, 147 статью так же предлагает дополнить частью, касающейся ответственности за применение насилия к правообладателю. Более того, упомянутый автор предлагает дополнить действующее законодательство, а именно главу 19 Уголовного кодекса, статьей, предусматривающей наказание за нелегальное использование секретов производства и других результатов труда. Так же он высказывает мнение, что ответственность должна в большей степени выражаться в наказании в виде лишения права заниматься определенной деятельностью и штрафом, в то время как назначение наказания в виде лишения свободы следует применять в случае повторного совершения преступления, либо с применением насилия, предлагая при этом значительное увеличение размера штрафов и добавление такого вида наказания как лишения права заниматься определенной деятельностью. В рассматриваемой нами статье так же не определен четкий порядок расчета крупного ущерба, определяющийся упущенной выгодой и оставляющий данную норму почти не используемой. Возможная ссылка на примечание к статье 146 Уголовного кодекса РФ, по нашему мнению, не возможна, потому как понятия «крупный ущерб» и «крупный размер» не являются тождественными, ущерб передает непосредственно количество общественноопасных деяний, в то время как размер — суммарная стоимость объектов интеллектуального права. В связи с этим необходимо либо полностью убрать понятие крупного ущерба из данной статьи, либо отчетливо и конкретно определить его расчет, где будет учитываться и реальная прибыль, и упущенная выгода, и моральный вред нанесенный автору. Нам кажется рациональным совсем исключить понятие крупного ущерба из данной статьи, потому что присвоение авторства затрагивает личные неимущественные права патентообладателя, а если будет разглашена сущность изобретения до времени официальной публикации без согласия на это автора изобретения, то в этом случае подсчет размера ущерба окажется тяжелой задачей, поскольку необходимо будет максимально точно определить эффективность изобретения, которое еще не поступило в гражданский оборот. Зайцев В.Н. поддерживает данную точку зрения, так же предлагая отказаться от понятия крупного ущерба, однако он добавляет, что существует возможность заменить крупный ущерб на крупный размер, указав конкретную сумму в 50 000 рублей, касательно преступного использования изобретения. Более того, он предлагает ввести дополнительный квалифицирующий признак: противоправное деяние в особо крупном размере(250 000 рублей). Однако, другие авторы полагают, что рациональнее было бы решить вопрос с разъяснением понятия «крупного ущерба» иначе. Отмечается, что даже Постановление Пленума Верховного Суда РФ №14 от 26.04.2007г. не дает четкого понимания данного понятия. В связи с чем, авторы предлагают распространить действие примечания к статье 146 Уголовного кодекса РФ на статью 147, изменить понятие крупного ущерба на крупный размер в составе, устанавливающим ответственность за нарушение материальных прав автора.

Хотелось бы отметить, что автору кажется целесообразным добавить такой квалифицирующий признак, как совершение преступления лицом, использующим свое служебное положение, в связи с чем выносится предложение дополнить ч. 2 ст. 147 Уголовного кодекса РФ.

Доктрина обращает наше внимание на проблему разграничения правонарушений, касающихся личных неимущественных прав собственников интеллектуальной собственности и имущественных прав, так же как и в статье 146, в связи с чем, было выдвинуто предположение о возможной целесообразности переименования 147 статьи Уголовного кодекса в «Нарушение имущественных прав автора, патентообладателя».

Рассматривая область уголовного преследования правонарушителей, затрагивающих изобретательские и патентные права, необходимо заметить, что они относятся к делам частно-публичного обвинения, что часто затрудняет работу правоохранительных органов при преследовании правонарушителей. В связи с этим, предлагается изменить ч. 3 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса РФ, убрав из нее ссылку на ч. 1 ст. 147 Уголовного кодекса РФ.

Субъектом данного преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. В доктрине не сложилось единого взгляда на вопрос, касающийся определения объективной и субъективной стороны данного преступления. Мнения ученых расходятся, одни считают, что рассматриваемое правонарушение совершается только с прямым умыслом, другие, что помимо прямого умысла, субъективную сторону преступления составляет и косвенный. Мы придерживаемся данной позиции, полагая, что статья 147 Уголовного кодекса охватывает преступления, совершенные по большей части с прямым умыслом, но и чуть реже с косвенным, хотя некоторые авторы склонны полагать, что преступления, предусмотренные рассматриваемой статьей совершаются, в большинстве своем, с косвенным умыслом.

Скребец Д.Д. сравнив российское уголовное законодательство об ответственности за нарушение интеллектуальных прав с зарубежным, отметил, что в таких странах, как Грузия и Казахстан данный вид преступлений относится к преступлениям против собственности, что выделяет имущественную сторону преступления, выделяют отдельно корыстную и цель извлечения прибыли, в Грузии, Испании, Беларуси законодатели увеличивают диапазон объектов, охраняемых данным законом, путем включения в них селекционные достижения и топологии интегральных схем. В таких странах, как Грузия, Латвия, Испания, Китай нормы предусматривают конкретный размер ущерба, что показывает, что составы исследуемых преступлений в данных странах материальные, помимо этого, отдельно выделяются преступления, которые совершаются лицами, использующими свое служебное положение. Автор, основываясь на данном анализе опыта зарубежных стран, предлагает так же увеличить диапазон объектов, охраняемых уголовным законодательством, ввести уточнение целей, а именно, добавить понятие «получение прибыли»; в отличии от других авторов, считающих целесообразным убрать понятие крупного ущерба из рассматриваемой статьи, Денис Дмитриевич предлагает определить точный размер такого ущерба; считает должным отметить особую общественную опасность данного вида преступлений, которые совершаются должностными лицами, использующие свои полномочия.

Авторы выделяют основные признаки, составляющие незаконное использование: отсутствие разрешения автора на использование своих результатов труда, получение прибыли и нарушение норм, установленных законом, то есть противоправность. Данные признаки позволяют определить незаконное использование как эксплуатация изобретения, модели или промышленного образца без разрешения автора, с нарушениями требований российского законодательства, если данное деяние совершается с целью получения прибыли.

Вопрос разглашения без согласия автора или заявителя сущности изобретения остается неоднозначным. Не ясно, как разглашение должно выглядеть, а именно кто и в каком количестве должен узнать об изобретении, чтобы это начало подпадать под действие уголовного законодательства, как определить рамки, при которых разглашение сущности изобретения будет являться опасным для общества.

2.3 180 УК РФ

Переход России к рыночной экономике спровоцировал новые явления и, соответственно, новые проблемы. Одной из них стало право на средства индивидуализации товаров, услуг и предприятий, которое сохраняет добросовестную конкуренцию, гарантированную статьей 34 Конституции РФ. На российском рынке активно появляются товары, способные конкурировать с зарубежными, что закономерно вызывает рост преступного использования торговых марок, что отражается на отечественной экономике, ухудшая конкурентоспособность нашей продукции на мировом рынке, а проведя исследование мы выяснили, что на практике не было ни одного случая, когда производитель, использующий чужой товарный знак, делал бы товар лучше качеством, чем законный владелец. Более того, данный вид преступлений является общественноопасным ввиду того, что покупатель вводится в заблуждение, доверяя известной марке товара, и необходимо учитывать, что чаще всего объектами фальсификации становятся продукты, потребляемые нами в пищу или в качестве лекарств. В связи с этим фактом законодатель предусмотрел четвертую часть Гражданского кодекса РФ 1 января 2008 года, регламентирующую вопросы, связанные с правами на средства индивидуализации, что повлекло за собой потребность переработки норм уголовного законодательства об ответственности в исследуемой нами теме. Законодательство, существующее на сегодняшний день, остается проблемным, поскольку, как показывает высокая степень нарушений прав на товарные знаки, существуют затруднения в применении данной нормы на практике правоохранительными органами. Оперативные работники, в ходе опроса, сообщили, что постоянно сталкиваются с недоработками нашего законодательства (82% опрошенных). Статистика показывает, что большинство преступлений, квалифицируемых статьей 180 совершаются в Москве, а количество их растет с каждым годом с геометрической прогрессией, но эти данные не отражают реальной ситуации в стране, поскольку высокая преступная латентность по данному преступлению составляет около 85%. Это объясняется уклонением органов от возбуждения дела, чтобы избежать проблем, связанных с их квалификацией.

Необходимо заметить, что данная тема стала актуальной еще в 19 веке, поэтому законодательство, касающееся преступного использования товарного знака, уже тогда было достаточно подробным. Отмечается так же, что прототип коммерческого обозначения действовал в виде вывески фирмы и был защищен законом, как и другие средства индивидуализации. Ласточкина Мария Сергеевна занималась углубленным изучением истории законодательства нашей страны в области защиты прав на товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, выявив, что существование такого явления как клеймо стало основоположником современного товарного знака, который ставился на продукт для таможенного и внутреннего контроля, а объектом защиты были не владельцы прав на средства индивидуализации, а интересы государства. Данный автор, занимаясь исследованием исторического аспекта данного вопроса, считает, что развитие законодательной защиты средств индивидуализации в нашей стране нельзя назвать прогрессивными, в то время как многие другие авторы придерживаются противоположного мнения. Так же, раньше ответственность за данное преступление содержалась в торговом законодательстве, только позже была включена в уголовное, которое, в свою очередь, регламентировало не правонарушения в отношение отечественных, но и зарубежных товаров, с которыми у нашей страны были договоренности. На сегодняшний день наша страна входит в состав участников международно-правовых актов, регламентирующих вопросы защиты и ответственности за нарушения прав на средства индивидуализации, таких как «Всемирная конвенция об авторском праве», подписанная в Швейцарии в 1952 году, «Соглашение о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков», заключенное во Франции в 1957 году, «Конвенция, утверждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности», которая была подписана в 1967 году в Швеции и «Конвенция по охране промышленной собственности», заключенной так же во Франции в 1883 году.

Проведя анализ уголовного законодательства зарубежных стран, мы выявили, что страны бывших советских республик сохранили основные нормы, регулирующие вопрос защиты средств индивидуализации, то есть их закон несущественно отличается от статьи 180 Уголовного кодекса РФ. Что касается стран Европы, то некоторые из них не регламентируют данную сферу, так, например, Норвегия и Швейцария не установили прямых предписаний для ответственности за данный вид преступлений, некоторые имеют упрощенный запрет, как уголовное законодательства Болгарии или Польши, а в Голландии установлен широкий запрет на преступное использование средств индивидуализации.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Несмотря на, казалось бы, довольно полное и широкое законодательное регулирование вопроса защиты интеллектуальной собственности, на практике оказывается, что количество товаров, участвующих в гражданском обороте на нашем рынке и имеющих нелегальные товарные знаки огромное, что показывает, что в России очень низкий уровень защиты средств индивидуализации. Более того, статистика показывает, что в арбитражных судах одно из наиболее распространенных дел являются дела по исковым заявлениям органов власти с целью пресечения и наказания за нелегальное пользование чужими средствами индивидуализации, однако существует острый недостаток судебной практики по данным преступлениям.

По мнению Никитиной Людмилы Константиновны, статья 180 Уголовного кодекса РФ регламентирует ответственность за преступление, посягающее на 2 объекта, одним из которых являются общественные отношения, обеспечивающие исключительные права на использование товарного знака, а другой — общественные отношения, обеспечивающие добросовестную конкуренцию в сфере экономики. Головизина Ирина Александровна так же предлагает обозначить два объекта данного преступления: исключительные права владельцев средств индивидуализации и интересы государства, и факультативный — интересы потребителей. Некоторые авторы, в силу специфичности объекта данного преступления, считают должным выделить в отдельную главу Уголовного кодекса РФ статьи 146,147 и 180. Предмет данного преступления так же кажется нам важным элементом, потому что для четкой квалификации преступления нужно видеть характерные черты охраны всех средств индивидуализации, для чего необходимо вернуться к гражданскому законодательству. Исследование норм гражданского законодательства, определяющего черты средств индивидуализации, показывает что термины, существующие в уголовном законодательстве не соответствуют гражданскому, так, например, понятие товарного знака в уголовном праве не учитывает существование такого вида, как общеизвестный товарный знак, защита которого реализовывается в совершенно иной форме, а именно, когда товарный знак зарегистрирован как общеизвестный, то защита товарного знака распространяется и на продукцию, не являющейся однородной, исходя из того, что данный товарный знак может проводить ассоциацию у потребителей с настоящим владельцем прав и нарушать его интересы.

Кроме того, существует несогласованность норм гражданского и уголовного законодательства в части 1 статьи 180 Уголовного кодекса, который не проводит границ между товарным знаком и наименованием места происхождения, в то время как существуют признаки, характерные только для товарного знака, но в данная норма вынуждает рассматривать их одинаково и распространять признаки товарного знака на наименование места происхождения товара. Многие авторы расходятся во мнении, касательно понятия обозначения, сходного с товарным знаком. Некоторые считают, что его можно отнести к предмету данного преступления, однако существует мнение, что его следует рассматривать в качестве средства, которым преступление совершается. Помимо этого, авторы, настаивающие на «дуальности» обозначения, сходного с товарным знаком, так же предлагают внести в предмет данного правонарушения фирменное наименование и коммерческое обозначение и включить в норму запрет не только на использование однородного средства индивидуализации, но и другого вида. Так же, нами выявлено несоответствие норм уголовного и гражданского законодательства в употреблении понятия предупредительной маркировки, которую, по нашему мнению, было бы правильно заменить на «знак охраны» и добавить запрет на употребление обозначения, сходного до степени смешения со знаком охраны в части 2 статьи 180 Уголовного кодекса РФ. По нашему мнению, необходимо изменить часть 1 статьи 180 Уголовного кодекса РФ, изменив в ней термин «смешение» в соответствии со статьей 1484 Гражданского кодекса РФ, который в смешении включает использование однородных товаров в обозначении, а не только сходство. Для определения наличия смешения по отношению к коммерческому обозначению следует определить наличие схожести средств индивидуализации и так же наличие схожести в видах деятельности, кроме того, следует обратить внимание на территориальный признак. Нами предлагается перенять практику Европейского суда, который устанавливает наличие смещения, исходя из следующих признаков: соотношение продукции, имеющей товарный знак, и продукции, имеющей обозначение; соотношение между зарегистрированным обозначением и товарным знаком; ранее зарегистрированное средство индивидуализации. Головизина И.А. предлагает дополнить норму, запрещающую нелегальное использование знака охраны, запретом на использование средств, схожих до смешения со знаком охраны. Помимо этого, необходимо принять во внимание существование такого понятия, как общеизвестный товарный знак в отношении неоднородных товаров, которое на сегодняшний день не охватывается статьей 180 Уголовного кодекса РФ, использующего термин «однородность товаров», в связи с чем предлагается исключить из него признак однородности. Так же кажется уместным заменить признак неоднократности на совершение преступления в отношении двух и более средств индивидуализации.

Что касается объективной стороны данного преступления, то это обращение в гражданский оборот продукции с указанием не соответствующих средств индивидуализации и без согласия обладателя прав на эти средства, противоправное использование знаков обслуживания определяется их использованием без согласия правообладателя, а незаконное использование наименования места происхождения товара значит обращение в гражданском обороте продукции, имеющей данные наименования, без наличия свидетельства о праве на такую маркировку. Ласточкина М.С. предлагает убрать понятие «неоднократно» из части 1 статьи 180 Уголовного кодекса РФ, аргументируя это тем, что законодатель позволил отойти от тех способов, которые используются при создании правовых актов и что Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» определил, что неоднократность не является формой множественности.

Часть 2 статьи 180 Уголовного кодекса РФ предусматривает неоднократность преступления, что, по мнению исследователей, должно подразумевать под собой два или более случаев неправомерного применения чужих средств индивидуализации.

В рассматриваемой нами статье содержится понятие крупного ущерба содержится в примечании к статье, где говорится, что данный ущерб должен быть более 250 000 рублей. Никитина Л.К. считает, что крупный ущерб необходимо определять с помощью определения стоимости акта распоряжения правом на товарный знак и средство индивидуализации продукции, а Головизнина И.А. предлагает заменить его формулировку на извлечение виновным дохода в крупном размере. Кроме того, Ирина Алексеевна считает необходимым добавить в уголовное законодательство ответственность за нарушение лицензиатом лицензионного договора в отношении условий, определяющих качество товара, в том случае, если данные действия были связаны с извлечением виновным дохода в крупном размере.

В доктрине отмечается согласованность мер ответственности за нарушение в рассматриваемой нами сфере. Многие авторы видят надобность во внесении в Уголовный кодекс ответственности за нарушения, совершенные юридическими лицами, однако данная проблема очень мало освещена и требует последующего глубокого изучения.

Субъектом преступления по статье 180 Уголовного кодекса РФ является вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. По нашему мнению, законодатель совершенно правильно не ограничил круг субъектов данного правонарушения, поскольку ими могут быть не только юридические лица и предприниматели, которые в нарушение закона используют чужие средства индивидуализации, но и физические лица, которые обходят порядок регистрации в качестве предпринимателя или юридического лица, хотя и имеют все возможности для его создания. Данное мнение может быть подтверждено анализом судебной практики, который показывает значительное количество правонарушителей-физических лиц.

Только умысел может быть формой вины при нелегальном использовании средств индивидуализации. Субъективная сторона рассматриваемого преступления может определяться альтернативными признаками объективной стороны, так неоднократное нарушение прав на товарный знак может быть совершено только с прямым умыслом, а повлёкшее крупный ущерб — и с прямым, и с косвенным. Мотив совершения данного преступления как правило заключается в корысти, когда преступник не желает нести материальные и временные затраты, продвигаться на рынке, а просто обманывает потребителей, цели данного преступления крепко связаны с мотивами, поскольку это может быть обход конкуренции и увеличение продаж своего товара за счет обмана. Однако мотив и цели не являются квалифицирующими признаками, но они являются важными, например, на этапе назначения наказания, помогая в достаточной мере изучить материалы дела.

В части 3 статьи 180 Уголовного кодекса РФ заключаются два квалифицированных вида преступления: незаконное использование средств индивидуализации группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, однако существует мнение, что такие виды преступления необходимо квалифицировать как совершенное организованной группой не только давно скооперировавшихся с целью совершения одного или нескольких преступления лиц, но и преступной организацией. Так же автором было выявлено, после проведения анализа данного вопроса, что во всех случаях совершения преступления по предварительному сговору по крайней мере два участника правонарушения проводили действия по обращению в гражданском обороте товаров, имеющих нелегальные средства индивидуализации, когда один субъект, скажем, осуществляет непосредственное оборудование продукции средствами индивидуализации, а второй занимается сбытом данной продукции на рынок. Это не дает нам оснований полагать, что данная группа ограничивается таким количеством участников, вероятно, она содержит организаторов, пособников, подстрекателей, таким образом, данное преступление должно быть квалифицированно по статье 180 со ссылкой на 33 статью и часть 3 34 статьи Уголовного кодекса РФ.

В доктрине рассматривается вопрос о конкуренции 159, 171 и 238 статей и 180 статьи Уголовного права, однако, автором был сделан вывод, что норма об ответственности за мошенничество и за преступное использование средств индивидуализации должны квалифицироваться как совокупность преступлений, согласно части 2 статьи 17 Уголовного кодекса РФ, так же как и ответственность за незаконное предпринимательство и за сбыт, перевозку, хранение товаров или продукции, выполнение работ или услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

В том случае, если средство индивидуализации не имеет правовой охраны, а преступник его незаконно использует, то можно данное преступление квалифицировать как покушение на незаконное использование товарного знака, учитывая, что он не давал себе отчета о том, что данный товарный знак не находится под правовой охраной или о статье 330 Уголовного кодекса, то есть самоуправство, если будут соответствующие признаки, если преступник осознавал, что данный товарный знак не охранялся.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Известно, что помимо 180 статьи Уголовного кодекса РФ, статья 14.10 Кодекса об административных правонарушениях так же регламентирует ответственность за преступления, направленные на нелегальное применение чужих средств индивидуализации. Однако статистика показывает, что в основном, за данное нарушение назначается штраф, если применяются меры уголовного характера, но чаще всего применяются административные меры. Так же важно отметить, что штраф, предусмотренный данной статьей в предыдущей редакции Уголовного кодекса, был значительно меньше в сравнении с ущербом, причиняемым данным преступлением. Законодатель обратил внимание на данный недостаток и обозначил крупный ущерб размером от 250 000 рублей, а штраф до 300 000 рублей, в то время как крупный ущерб должен был составлять не меньше 1 500 000 рублей, а штраф за такое преступление максимально достигал 200 000 рублей. При анализе существующей следственной практики был сделан вывод о необходимости внесения в статью 180 квалифицирующего признака совершения правонарушения лицом, пользующимся своим служебным положением.

Заключение

По итогам данной выпускной квалификационной работы были сделаны следующие выводы:

Российское уголовное законодательство не согласовывается с гражданским законодательством, что значительно усложняет работу правоохранительных органов и затрудняет практическое применение законодательства. В частности, не урегулированы такие понятия как «товарный знак», не учитывающее существования в Гражданском кодексе термина «общеизвестный товарный знак», имеющего отличную форму защиты, не проведены границы между такими понятиями как товарный знак и наименование места происхождения. Нами предлагается в статье 180 Уголовного кодекса термин «предупредительная маркировка» изменить на «знак охраны», а понятие смещения на использование однородных товаров в обозначении, заимствовав данную формулировку из норм гражданского права. Кроме того, мы предлагаем перенять практику Европейского суда, который устанавливает наличие смещения, исходя из следующих признаков: соотношение продукции, имеющей товарный знак, и продукции, имеющей обозначение; соотношение между зарегистрированным обозначением и товарным знаком; ранее зарегистрированное средство индивидуализации;

Существующее в Уголовном кодексе понятие крупного ущерба вызывает огромные разногласия. Нами предлагается, исходя из анализа практики зарубежных стран, считается надлежащим исключить понятие крупного ущерба из ч. 1 ст. 146 Уголовного кодекса, заменить в статье 147 Уголовного кодекса РФ понятие «крупного ущерба» на «крупный размер», указав конкретную сумму, касательно преступного использования изобретения;

Основываясь на опыте зарубежных стран, предлагается дополнение ч. 1 ст. 146 Уголовного кодекса РФ ответственностью за нарушение прав исполнителя, ведь, исходя из ст. 1265 и ст. 1315 Гражданского кодекса, право авторства включает в себя и права исполнителя.

В российском законодательстве отсутствуют правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против интеллектуальной собственности в пространстве Интернет. В ходе опроса работников прокуратуры было выявлено, что более 85% следователей считают разумным введение состава преступления, нарушающего интеллектуальные права с использованием технических средств и Интернета, что, по нашему мнению, является необходимым в части совершенствования существующего уголовного законодательства.

Учитывая тот факт, что принуждение к соавторству является общественноопасным преступлением, предлагается дополнить статью 147 Уголовного кодекса частью, касающейся ответственности за применение насилия к правообладателю. Кроме того, мы считаем, что ответственность должна в большей степени выражаться в наказании в виде лишения права заниматься определенной деятельностью и штрафом, в то время как назначение наказания в виде лишения свободы следует применять в случае повторного совершения преступления, либо с применением насилия, предлагая при этом значительное увеличение размера штрафов и добавление такого вида наказания как лишения права заниматься определенной деятельностью.

Библиографический список

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 15.04.2016).

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 28.11.2015, с изм. от 30.12.2015) — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 03.04.2016).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 01.05.2016) ) — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 01.04.2016).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 01.05.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 13.05.2016) — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 15.04.2016).

Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 10.05.2006 «Послание Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию РФ» — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 15.04.2016).

«Конвенция по охране промышленной собственности» (Заключена в Париже 20.03.1883) (ред. от 02.10.1979) — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 02.04.2016).

«Договор о патентной кооперации» (Подписан в г. Вашингтоне 19.06.1970) — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 02.04.2016).

Уголовный кодекс Испании 1995 г. / Научное редактирование и предисловие д.ю.н., проф. А.И. Бойцова. Перевод с испанского Е.Р. Шубиной и Т.А. Алексеевой. СПб.: Изд: «Юридический центр Пресс», 2002.

Уголовный кодекс Республики Болгария 1968 года. Принят 15 марта 1968 года. По состоянию на январь 2001 года. URL: <#»justify»>Материалы судебной практики:

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»- [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 07.04.2016).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 (ред. от 22.05.2012) «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 07.04.2016).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2013 N 4 «О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 07.04.2016).

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 февраля 2014 г. по делу N А09-2761/2013 «О взыскании компенсации за нарушение исключительного права на программные продукты» — [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 07.04.2016).

Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 30 марта 2001 г. N 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере»- [Электронный ресурс]. — Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 07.04.2016).

Книги, статьи, журналы

Али М. Правовые возможности борьбы с контрафактом и их пределы // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2015. — № 4. С. 2-5.

Бондарев М.Ю. Уголовно-правовая охрана интеллектуальных прав [Текст] / М.Ю. Бондарев- М.: Издательская группа «Юрист». 2012.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Борисов А.В. Уголовно-правовые и специально-криминологические меры борьбы с нарушениями авторского и патентного права [Текст] / А.В. Борисов. — М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2013.

Ветров И.И. и Ляпунов Ю.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник/Под ред. М., 1998. С. 142.

Головизина И.А. Незаконное использование товарного знака: проблемы квалификации и правоприменения [Текст] / И.А. Головизина. — М.: ВНИИ МВД России. 2011.

Гришаев С.П. Интеллектуальная собственность: Учебное пособие // М.: Юристъ,2010. С. 49.

Деноткина А. Анализ развития российского законодательства об авторском праве и товарных знаках досоветского периода // Уголовное право. — 2015. — №4. С. 46-54.

Дохорова Н. Некоторые выводы из судебной практики по делам о нарушении авторских и смежных прав в Интернете // Уголовное право. -2016. — №4. С.31-37.

Жайворонок А.В. Незаконное использование товарного знака: криминологическое и уголовно-правовое исследование [Текст] / А.В. Жайворонок. — М.: Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации. 2010.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Зайцев В.Н. Уголовно-правовая охрана промышленной собственности [Текст] / В.Н. Зайцев. — Воронеж: Воронежский государственный университет. 2011.

Зинов В.Г. Интеллектуальная собственность. М.: Терис, 2011. С. 43.

Канторович Я.А. Авторское право из литературных, художественных и фотографических произведений // СПб., -1916. С. 68

Корчагин А.Д. Охрана изобретений и полезных моделей по Патентному закону РФ // СПб., — 2010. С. 21.

Крянин С.М. Уголовно-правовая охрана секретов производства (ноу-хау) [Текст] / С.М. Крянин. — Н.Новгород: Нижегородский филиал государственного университета — Высшей школы экономики. 2010.

Кузнецов К.В. Уголовно-правовая характеристика посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права [Текст] /К.В. Кузнецов. — М.: Российская юстиция, 2011.

Куркина Н.В. К вопросу о защите интеллектуальной собственности в России. — Уголовное право. — 2013. — №3. С. 5-8.Скребец, Д.Д.Уголовно-правовые аспекты борьбы с преступлениями против изберательских и патентных прав [Текст] / Д.Д. Скребец. -М.: ООО «К-Пресс», 2014 г., 35 с.

Ласточкина М.С. Уголовно-правовая защита средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции [Текст] / М.С. Ласточкина. — М.: НОУ «Международный институт Экономики и права». 2013.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Максимова Л.Г. Авторское право. М.: Издательство «Гардарики», 2013. С.15-19.

Молчанов Д.В. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности [Текст] / Д.В. Молчанов. — М.: АЭБ МВД России. 2010.

Никитина Л.К. Уголовно-правовая охрана прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий [Текст] / Л.К. Никитина. — Краснодар: Академия экономической безопасности МВД России. 2011.

Орлова Н.С., Бромберг Г.В., Соловьева Г.М. Порядок учета и рекомендации по стоимостной оценке объектов интеллектуальной собственности // М.:ИНИЦ, 2012.С.49-51.

Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник // М.: Издательство «ПБЮЛ Гриженко Е.М.», 2013. С. 31-33.

Серебрякова Д. Соотношение понятий «интеллектуальная собственность» и «интеллектуальное право» по Российскому законодательству . — Уголовное право. — 2016. — №4. С.4-12.

Серегин А.Ф. Интеллектуальная собственность в Российской Федерации // М.: Теис, 2012. С. 29-30.

Сидорина Н. Соотношение авторского права на фотографии и прав изображаемого лица в России и Германии // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2015. — № 7. С.59-71.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Слабых И. Методы защиты исключительного права программы для ЭВМ // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2015. — № 5. С. 4-17.

Спасович В.Д. Вопрос о так называемой литературной собственности // СПб., -Том 3. — 1890. С. 347.

Сухоставец С., Савина В. Международное законодательство об ответственности за интеллектуальное пиратство и распространение контрафактной продукции // Уголовное право. — 2015. — №2. С. 60-70.

Трунцевский Ю. Нарушение авторских прав путем незаконного воспроизведения и распространения аудиовизуального произведения (фильма) до даты его официального релиза на материальных носителях формата DVD (BLUE RAY) . — Уголовное право. — 2013. — №3. С. 73-77.

Щепельков В. Нарушение авторских прав в организации: проблемы квалификации — Уголовное право. — 2013. -№4. С. 46-48.

Новое уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 года <http://library6.com/8569/item/553030>. — СПб.: Изд. В.П.Анисимова, 1903. — 250 с.