Аннотация. Центральной предметной областью исследования в работе выступает характер коммуникационной направленности современной российской политической элиты. В раскрытии настоящего вопроса особое внимание уделяется концептуальным моделям управления общественными отношениями с помощью коммуникации.

Ключевые слова: общественные отношения, коммуникативная политика, демократические принципы в управлении.

Модель истинного диалога и сбалансированной обратной связи укрепляет свои позиции в России. Хотя и сопровождается осторожным, избирательным отходом от политических технологий воздействия. Все также применяемыми остаются коррекция и постоянный учет общественного мнения, экспертиза и консалтинг в качестве способа выработки рекомендаций для согласованной деятельности субъектов. Таким образом, встает логичный вопрос: «Какого же вектора развития коммуникативной политики государства должна придерживаться российская политическая элита? Какими условиями продиктовано такое направление?»

Пожалуй, в этом вопросе стоит начать с теоретического обоснования коммуникативных моделей в политическом процессе. Особенности различия применяемых методов и инструментов   в управлении общественными отношениями доступнее всего видятся автором представленными в моделях коммуникации американских исследователей Д. Грунига и Т. Ханта. В своих исследованиях им удалось связать антиномичность подходов к осознанию публичной коммуникации и дифференцировать дуальные признаки классических к пониманию коммуникационных моделей.

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Первая модель – «манипулятивная», иначе модель пресс-агента, где главной целью адресант информации ставит воздействие на сознание получателя и манипулирование его политическим поведением в нужном для инициатора коммуникации направлении. Обратная связь между источником информации и его аудиторией здесь полностью отсутствует. Модели присущи тщательный отбор информации и жесткий контроль за каналами и содержанием массовой коммуникации, а также игнорирование запросов реципиентов в угоду интересам политической элиты. При этом правдивость и объективность предоставляемой информации, равно как этические аспекты, не рассматриваются как обязательные условия профессионального воздействия, а алогичность в суждениях и вовсе, зачастую, выходит на первый план.

Наиболее простой к пониманию видится вторая, информационная модель коммуникации. Ее можно охарактеризовать такими ключевыми признаками как: взаимопонимание, доверие, доброжелательность; при всяческой демонстрации открытости специалиста по паблисити путем предоставления «полной и правдивой» информации. Сама информация носит исключительно позитивный характер, а негативные факты и события попросту замалчиваются. Основное отличие модели информирования от пропагандистской модели коммуникации в том, что сообщения не носят прямого манипулятивного характера, связанного с сознательным искажением фактов и подачей ложной, специально сконструированной или препарированной информации. Однако, в качестве ожидаемого эффекта все  же  выступает  трансформация  сознания и корректирование  политического  поведения  аудитории,  хотя и в известной степени  под  «мягким  воздействием». Можно говорить о том, что сегодня это наиболее распространенная модель  административного  взаимодействия  с  общественностью  в правительственных структурах, общественных и политических организациях.

Третья модель, именуемая двусторонней асимметричной коммуникацией, отличается широким использованием социологических исследовательских методов, в первую очередь, для выявления условий возникновения позитивной общественной реакции и последующей интерференции мнений. В этом и заключается асимметрия такого вида диалога. Другими словами, здесь налицо маркетинговый подход к профессии. Положительная динамика развития коммуникационной составляющей власти и включение механизма рассмотрения обратной связи, само по себе, еще не говорит об эквивалентности сторон: одна из них все равно обладает большей властью над коммуникацией. Преимущественно, именно в таком формате реализуется процесс политической коммуникации в современной России.

Четвертая модель, – это двусторонняя симметричная коммуникация. Каждый из участников здесь выступает в качестве полноправного  субъекта,  попеременно   выполняя   роль   источника  и получателя информации. Результативность настоящей модели определяется снижением конфликтности, выработкой социального консенсуса, преодолением барьера  отчужденности  граждан от процесса управления, легитимизацией приводимых управленческих решений.

Направление субъектного вектора политической коммуникации в сторону последней модели, основанной на принципах демократического управления, подразумевает выступление государственных институтов и общественности не как противостоящих друг другу элементов, а в качестве равноправных и взаимозависимых частей единой властной стромы.

Развивая идею о необходимости внедрения в процесс управления общественными отношениями принципов демократического управления, хотелось бы заметить, что по своим признакам и происхождению сама российская политическая культура не может быть отнесена к либерально-демократической. Скорее её следует причислять к разряду авторитарно-коллективистских политических культур, что уже само по себе «обусловливает значительную специфику политических процессов в нашей стране».

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

В статьях 1,14 Конституции РФ Россия утверждается как демократическое, федеративное, правовое, социальное, светское государство с республиканской формой правления.2 Безусловно, данное правовое утверждение следует принимать скорее не как констатацию реальности, а как заданный вектор и стратегическую программу развития страны. Стоит отметить, что при мировой тенденции к универсализации общих  принципов  и  подходов в сфере государственного управления, важным остается учет существенных отличий культурно-исторических, политико-институциональных особенностей разных стран.

По мнению заведующего кафедрой государственного управления и политических технологий ГУУ, профессора Н.А. Омельченко, «строго объективное осмысление особенностей формирования российской государственности не представляется возможным только в парадигме институционального анализа отечественных социальных и политических практик.»3 Н.А Омельченко считает, что первостепенное значение в анализе факторов становления и реформации национальной государственности необходимо отвести субъектному подходу к изучению происходивших в России процессов и явлений и внеинституциональным аспектам политики. В особенности, превалирующим должно быть осмысление особенностей нашей политической культуры и политической психологии.

Отягощенные спецификой советской идеологии, дореформенные пресс-службы играли большую роль в формировании соответствующего общественного мнения. Разумеется, многие методы их деятельности, в частности, связанные с манипулированием массовой информацией и ее потоками, и сегодня  используются при работе с общественностью. Такого рода приемы скорее следует отнести  к  технологиям  воздействия,  нежели  к  средствам  по налаживанию социальных коммуникаций. Безусловно, управление с помощью информации – необходимое условие деятельности современной власти. Часть инструментальных  методов должна  использоваться  в  практике  публичных  отношений.  В частности, принципиально важным представляется идентификация, с помощью социологической методологии, объективной оценки роли государства в жизни российского общества и отношения к нему населения. Актуальность в этом обусловлена тем,  что «в последнее время на волне антиэтатистских и антитоталитарных настроений в нашей научной литературе и публицистике получили широкое распространение исключительно отрицательные оценки роли государства в жизни российского общества, что является, конечно, явным упрощением.».1 Однако, должны пресекаться  тенденции  к  распространению  массовой  информации   с целью лишь инструментального воздействия на широкие массы   и продвижения политугодных идей,  взглядов,  целей,  установок.  В построении процесса управления общественными  отношениями стоит отойти от использования субъектами управления набора чисто пропагандистских приемов, нацеленных на манипуляции общественным сознанием. В большей степени, конечно, необходимым видится обращение к главной методике PR – обратной связи с населением.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что господство инструментального знания в управлении современным человеком приводит к утрате доверия и высокому уровню отчужденности граждан от политического процесса. Ложным является взгляд на русского человека как неспособного к гражданской организации. Все противоречия в публичной сфере при соблюдении подлинных демократических принципов могут разрешиться с заменой манипулирования общественным сознанием активным и здоровым сотрудничеством. Именно принцип сотрудничества должен стать стержнем  всей  идеологии и  методики  PR-деятельности  в стране.

Наряду с этим, общими задачами PR-служб любого уровня власти должны оставаться: обеспечение регулярной информацией о результатах деятельности органов власти, планах и решениях, а также реализация воспитательно-информационной функции, направленной на просвещение общественности в сфере ответственности этих органов.

Безусловно, что роль коммуникации в системе государственного управления постоянно возрастает, а сама коммуникационная составляющая политической действительности усложняется. Однако, не стоит рассматривать изменение вектора коммуникационной направленности в российском политическом процессе сугубо под углом воздействия конъюнктурных системных изменений. Необходимым для становления курса в публичной политике современной России является не столько идейная приверженность концептуальным подходам, порой весьма радикальным и антагонистичным в своих положениях, сколько принятие традиций национальной государственности и учет ее уникальных факторов, предопределяющими в отношении которых является исторической опыт, эксклюзивность ментальных и психологических особенностей и характер внеинституциональных аспектов российского политического процесса.

Чем дольше вектор коммуникативной политики власти будет направлен на односторонние субъект-угодные общественные связи, модели явного и латентного манипулирования общественным мнением, тем дальше будем удаляться от ответа на вопрос:

«Какие организационно-политические формы способны обеспечить сегодня выход России на новые рубежи возрождения и развития?»

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Переход к качественно новой модели политической коммуникации, где базисными выступают принципы равенства и солидарности, повлечет за собой радикальные изменения всей властной стромы. Приверженность коммуникационному подходу как сущностной характеристике власти обусловит изменение не только политической системы, но и в конечном итоге, модели поведения граждан, их переориентацию с материальных ценностей на ценности самореализации.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993, СТ. 1, 14.
2. Блэк С. Введение в паблик рилейшнз. / Пер. с англ. Ростов ИД: Феникс, 1998.
3. Гавра Д.П. Основы теории коммуникации: Учебное пособие. – СПб., 2011 – 288 с.
4. Гаджиев К.С., Гудыменко Д.В., Каменская Д.В. и др., Политическая культура: теории и национальные модели, М., 1994.
5. Герасимова Г.И. Связи с общественностью: объектно-предметная область исследования / Теория и практика общественного развития. – 2010. – № 4.
6. Кондратьев Э.В., Абрамов Р.Н. Связи с общественностью: Учебное пособие для высшей школы/ Под общ. Ред. С.Д. Резника. – 3-е изд.
7. Малькевич А.А. Организация и проведение PR-кампаний. Краткий курс. – М: Питер, 2010.
8. Омельченко Н.А. «Русский опыт»: К вопросам о методологических подходах и проблемах изучения российской государственности. // PolitBook – 2015 – №3.
9. Шелеп И.А. Утопия Джеймса Грюнига: к вопросу об эволюции PR-моделей в ХХ веке / Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевскоо. Серия: Социальные науки. – 2010. – №2.