Скульптура и монументальное искусство в Ставропольском крае всегда развивались менее интенсивно, чем другие виды изобразительного искусства. Развитие монументальной скульптуры в XX веке здесь тесно связано с реализацией плана монументальной пропаганды в послереволюционный период. Многие из установленных памятников созданы по проектам не местных, а московских и питерских скульпторов: Н.В. Томского, П.И. Бондаренко, В.В. Козлова, В.И. Ингала, А.М. Портянко и др. [7, с. 433]. Советская эпоха здесь оставила многочисленные свидетельства классового подхода к истории. Нигилизм по отношению к «феодальной» и «буржуазной» культуре, искусственное насаждение культа вождей пролетарской революции, некритическое отношение к художест­венному уровню монументов, идеологический диктат привели к сооружению в городах, районных центрах, селах, станциях и аулах многочисленных памятников в частности главному партийному идеологу ― В.И. Ленину. Так, в 1924 году В.И. Ингал еще, будучи студентом Бакинского политического института, а впоследствии ставший известным советским скульптором, создаёт по собственной инициативе в нише скалы Красные камни кисловодского парка горельеф из песчаника с образом Ленина. Горельеф оказался непрочным. В 1930 (1927?) году скульптор Н.А. Андреев и архитектор П.П. Еськов повторяют его в бронзе и устанавливают на том же месте [5, с. 35]. Это скульптурное произведение стало одним из первых в истории ленинианы. За ним практически сразу же создаются другие. К наиболее удачным работам можно отнести бронзовую статую Ленина (1925 г., ск. В.В. Козлов), установленную в Лермонтовском сквере города Пятигорска (не сохр.). Примером воплощения ленинского плана монументальной пропаганды на Ставрополье так же являются многочисленные памятники героям революции и Гражданской войны, чья судьба была тесно связана с этим краем. В таких монументах раскрывается героическая тема. Далеко не все образы были глубокими, но в лучших из них скульпторы шли к воплощению нового революционного содержания через пости­жение классического наследия и преодоление влияний формализма.

С 30-х годов в монументальной скульптуре края заметно тяготение к идеализации натуры. Большое значение придается выразительным средствам. Гранит привлекает многих скульпторов как материал, дающий особые возможности для широкого типического обобщения, для образов возвышенных по своему идейно-эмоциональному содержанию. Одним из примеров является памятник Г.Г. Анджиевскому (1936 г.) в Пятигорске. Кроме бюста или статуи на Ставрополье особую популярность приобретают обелиски [2, с. 154]. Наиболее характерный ― обелиск в память о героях Гражданской войны (1927 г.), установленный в Кисловодске [6].

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Тема войны, тема нравственного и физического испытания людей, из которого они вышли победителями, с периода военного времени и вплоть до 70-х годов в монументальной скульптуре края остается одной из самых актуальных. Памятник И.Р. Апанасенко (1943 г. арх. И.Р. Арцатбанян), установленный в краевом центре является одним из первых произведений, посвященных Великой Отечественной войне [3, с. 344]. Но следует признать, что в 50-е годы в портретном решении создаваемых монументов появляется некоторый шаблон, однообразие приемов, иногда явный натурализм, черты описательности. Ни подробная измельченная форма, ни внешняя импозантность не способствовали раскрытию образа. В сельской местности края устанавливаются многочисленные памятники героям Гражданской войны, большинство из которых обладает низким художественным уровнем. К наиболее удачным можно отнести такие произведения, как: памятник Ф.Г. Шпаку (1957 г.) в с. Кугульта, памятник И.А. Кочубею (1959 г., ск. Ф.Н. Перетятько) в Будённовске [5, с. 283]. Яркой выразитель­ностью отличаются образы революционеров, известных деятелей науки и культуры в таких произведениях, как: бюст М.Ю. Лермонтова (1950 г., ск. Г.В. Курегян) в Кисловодске, памятник Г.К. Орджони­кидзе (1952 г. ск. Г.В. Нерода, арх. Я.Ю. Брансбург) в Кисловодске, памятник С.М. Кирову (1959 г., ск. А.С. Кондратьев, арх. А.В. Сотников) в Пятигорске,памятник на могиле Ф.А. Цандера (1959 г., ск. А.А. Мануйлов, арх. В.П. Дюмин)в Кисловодске [5, с. 265].

В этот период продуктивно работает ставропольский скульптор Ф.И. Перетятько. К числу его несомненных удач относится памятник К.Л. Хетагурову (1959 г., арх. Б.Ф. Будкевич), установленный на центральном проспекте краевого центра. В этом произведении привлекает та подлинная монументальность образа, которая находится в гармонии с личностью великого осетинского поэта-демократа. Памятник отличается от многих подобных ему еще и тем, что в нем продемонстрирована высокая культура исполнения. Светло-серая, серебристая окраска образа в граните облегчает довольно крупный постамент и еще больше усиливает его одухотворенность. Памятник прекрасно вписан в городскую среду и давно стал его неотъемлемой частью.

В 50―60-е года скульптурное искусство на Ставрополье продолжает развиваться в рамках советского, с его мировоззренческой системой, строгой нормативностью, с концепцией классовости и идейной борьбы. Его спецификой продолжает быть ангажирован­ность социальным заказом. В крае устанавливают многочисленные памятники-монументы павшим за Советскую власть и погибшим в годы Великой Отечественной войны. Наиболее интересные из них находятся в Пятигорске (1968 г., ск. М.Г. Минкин), в Ставрополе (1976, ск. П.И. Верховский), в селе Величаевском (1963 г., ск. Ю.А. Ананьин), в селе Шведино (ск. Ф.Н. Перетятько). В Пятигорске, в честь освобождавших край от оккупантов воинов сооружается аллея Героев, завершается оформление мемориального военного кладбища (1975 г., ск. Е.Н. Рукавишников) [6].

В 60―70-е года в крае особенно активно сооружаются монументы и памятники вождю революции и его соратникам, приуроченные к празднованию 100-летия со дня его рождения. Скульптуры В.И. Ленина в бронзе и граните устанавливаются в центральной части крупных городов края: в Ставрополе (1962 г. П.И. Бондаренко, арх. А.А. Заварзин), в Железноводске (ск. Н.В. Томский, арх. А.А. Заварзин), в Пятигорске (1971 г., ск. А.М. Портянко, арх. В.В. Богданов,В.П. Соколов), в Георгиевске (1980 г., ск. Н.А. Щербаков, арх. Л.Б. Рапутов) и т. д. Многие из них и сегодня находятся в городской архитектурной среде и рассматриваются местными жителями и туристами как образцы не столько монументальной скульптуры, сколько как следы минувшей истории [3, с. 344].

В монументальной скульптуре последнего тридцатилетия XX века на Ставрополье все большее место по глубине идеи, по силе и оригинальности художественного выражения занимает архитек­турно-скульптурный комплекс, мемориал. В 60-е годы на Ставрополье плодотворно работают талантливые белорусские скульпторы ― братья Л.Е. и М.Е. Роберман. В последующий период благодаря их творчеству на территории края будет установлено 10 мемориалов и памятников. В их числе такие известные произведения, как: памятник героям Гражданской и Великой Отечественной войн (1967 г.) в Будённовске, мемориал «Солдатам Родины» (1970 г.) в Кисловодске, памятник «Вечная Слава» (1975 г., в соавторстве со ск. Е.Н. Рукавишниковым и Н.А. Санджаровым, арх. Ю.М. Градо­вым и Л.И. Левиным) в Нефтекумске [6]. В своих работах они используют приемы «крупного плана», фрагментарность композиции. По такому принципу ими создаются образы в известном мемориальном памятнике «Вечная слава» (1967 г., арх. М.И. Щукин, Г.Д. Ломанов), расположенном в краевом центре [4, с. 98]. Одной из наиболее интересных работ мастеров является кисловодский мемориал «Журавли» (1978 г.), выполненный из кованой меди и черного мрамора. В нём скульпторы особенно обогащают изобразительные средства, используют декоративные возможности фактуры и цвета материалов, ищут оригинальное неканоническое решение образа. Во всех памятниках в соответствии с замыслом и талантом художников, по-разному разработаны проблемы синтеза, взаимосвязи скульптуры и архитектуры [1, с. 50].

В 70-х годах на Ставрополье много и разнообразно работает львовский скульптор Е.Н. Рукавишников. Он, как и другие художники, разрабатывает историко-революционную тему. Рукавишников тяготеет к эпическому решению образа, экспериментирует, ищет новые средства художественной выразительности, любит разнообразные приемы круглой и рельефной пластики, стремится ввести в обычную скульптуру элементы декоративности, даже орнаментики, увлечен проблемой синтеза традиционных форм ваяния и современного лаконичного, декоративно-обобщенного пластического языка [1, с. 54]. Высокогражданственное звучание в скульптурах достигается им без декламации и наигранного пафоса. Набольшую известность из творческого наследия автора получила скульптура пламенного революционера, первого переводчика «Капитала» на русский язык, Германа Лопатина (1975 г.), установленная на центральной площади краевого центра. Работы Е.Н. Рукавишникова и его соавтора-скульптора Н.Н. Акуленко широко известны и в Пятигорске, из них выделяется пилон с портретом Ю.А. Гагарина. Их скульптурой и барельефами оформлены школы и предприятия города-курорта, а так же здания в Будённовске и Нефтекумске. Смело используя новые материалы, в частности, гальванику, Е.Н. Рукавишников любит применять в работах и твердые естественные материалы ― камень, гранит, мрамор, часто работает в дереве. Это удачно иллюстрирует еще одна портретная работа ― бюст основоположника военно-полевой хирургии, академика Пирогова в Пятигорске.

Со второй половине XX века местные художники так же осуществляют поиски новых выразительных средств, динамичности, лаконизма, простоты формы, обобщенности при яркой эмоциональности и остроте самого характерного. Они разрабатывают новый, так называемый суровый стиль. Поиск лапидарности языка привел некоторых художников этого направления даже к известному схематизму. В последующие годы этими особенностями отмечена творческая деятельность известных ставропольских скульпторов ― Н.Ф. Санжарова, Г.В. Курегяна, Ю.А. Ананьина.

Монументальная скульптура конца 70-х годов демонстрирует разные стилевые концепции. Это чаще всего символический образ, схематично-отвлеченный или экспрессивно-напряженный. Ярким примером служит образ война на мемориале в честь павших героев в годы Гражданской и Отечественной войны ― «Холодный родник» (1975 г., ск. Н.Ф. Санжаров), расположенном в Ставрополе или символические фигуры на монументе Европа ― Азия (1987 г., ск. И.А. Постол) в Нефтекумске [4, с. 64].

Широкое распространение в крае в этот период получает связанный с ландшафтной средой и архитектурой портретный памятник. Он традиционно воплощает образы известных людей, живших или бывавших на Ставрополье. На фоне многих выделяется памятник А.В. Суворову, вошедший в монументальный скульптурный комплекс, созданный в честь 200-летия основания Ставрополя (1976 г., ск. П.И. Верховский, арх. М.Л. Эпштейн, худ. Ю.П. Воинов).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В монументальной скульптуре конца XX века находит развитие даже жанровая линия. Камерное начало её в некоторых случаях не мешает монументальности, как естественность поз и жестов ― исторической правде жизни. Ярким примером тому является памятник А.С. Пушкину (1987 г., ск. Э.М. Ладыгин, арх. Ю.И. Тихонов) в Ставрополе. В произведениях этого периода часто меняется взаимоотношение двух основных частей памятника ― фигуры и постамента. Скульпторы то снижают постамент, то наоборот, повышают его или придают самостоятельное эстетическое значение архитектурной части монумента. Это наглядно представлено в памятнике М.Ю. Лермонтову (1994 г., ск. Н.Ф. Санжаров), установленном в сквере около Ставропольского Драматического театра. Данную работу можно оценивать по-разному, есть в ней свои слабые и сильные стороны, к числу последних относится попытка передать реальность происходящей прогулки поэта по аллее сквера через понижение постамента.

В начале XXI века развитие монументальной скульптуры на Ставрополье пусть и менее интенсивно, чем другие виды искусств продолжается. В краевом центре и городах КМВ усилиями местных властей или коммерческих структур осуществляется установка единичных памятников, причём с каждым годом всё интенсивнее. Эта позитивная тенденция вселяет надежды, ведь произведения монументальной скульптуры ― это история в лицах, а «…народ, который не знает своей истории ― обречен на вымирание» [1, с. 114].

Список литературы:

Бендик Б.А. Художники Ставрополья / Б.А. Бендик. ― Л.: Художник РСФСР, 1982. ― 127 с.
Землякова И.Ф. Заговорили обелиски / И.Ф. Землякова, В.И. Остапенко. ― 2-е изд., испр. и доп. ― Ставрополь: Ставр. кн. изд-во, 1984. ― 255 с.
Край наш Ставрополье: Очерки истории / науч. ред. Д.В. Кочура, В.П. Невская. ― Ставрополь: Шат-гора, 1999. ― 528 с.
Памятники истории и культуры Ставрополья / авт. сост. В.В. Госданкер [и др.]. ― Ставрополь: Ставр. фонд культуры, 1993. ― 144 с.
Памятники Северного Кавказа [Текст]: автономные республики и Ставропольский край: [фотоальбом / Б. Гнедовский; фото В. Арсеньева и др.]. ― М.: Сов. Россия, 1976. ― 408 с.
Список мемориалов и воинских захоронений Ставропольского края, подлежащих государственной и общественной охране ― памятников республиканского и местного значения [текст]. ― Ставр., Ставропольская краевая общественная организация ветеранов войны, труда, вооружённых сил и правоохранительных органов, 2005.
Энциклопедический словарь Ставропольского края / сост. и гл. ред. В.А. Шаповалов. ― Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. ― 460 с.