С точки зрения логического позитивизма деятельность ученого должна сводиться к двум процедурам: установления «протокольных предложений», выражающих чувственные переживания субъекта, и изобретения способов объединения и обобщения этих предложений.

Содержание

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

. Концепция науки в трудах К.Поппера

. Роль парадигм в науке

. Методология научно-исследовательских программ

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Философией науки называют ту ветвь аналитической философии, которая занимается изучением науки как особой сферы человеческой деятельности.

С точки зрения логического позитивизма деятельность ученого должна сводиться к двум процедурам: установления «протокольных предложений», выражающих чувственные переживания субъекта, и изобретения способов объединения и обобщения этих предложений.

Методологическая концепция К.Поппера получила название «фальсификационизм», поскольку ее основным принципом стал принцип фальсифицируемости.

Основной мотив концепции Поппера — отрицание критерия истины. Теория, не опровержимая никаким мыслимым событием, — писал он, — является ненаучной.

По мнению Поппера, полная обоснованность и достоверность в науке недостижимы, а возможность частичного подтверждения не помогает отличить науку от ненауки. Философские убеждения Поппера привели его к следующим выводам: «истинность научного знания установить нельзя, но можно обнаружить его ложность»; «критерий — лишь то знание научно, которое фальсифицируемо»; «метод науки — пробы и ошибки».

В последствии фальсифицированная теория отбрасывается. Сменяющая ее теория должна максимально отличаться от старой. В итоге следует вывод: развития в науке нет, признается только изменение. Прогресс науки состоит не в накоплении знания, а только в возрастании глубины и сложности решаемых проблем.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Именно с методологической концепции Поппера философия науки начала свой поворот от логики к истории науки.

Первой концепцией, основанной истории научных идей и концепций, стала методологическая концепция американского историка и философа Томаса Куна (1922-1996 гг.), получившая название концепции научных революций.

Важнейшим понятием концепции Куна является понятие парадигмы, т.е. совокупности научных достижений, признаваемых всем научным сообществом в определенный период времени. Такими парадигмами в разное время являлись геоцентрическая система мира Птолемея, механика и оптика Ньютона, теория относительности Эйнштейна, теория атома Бора и др.

Науку, развивающуюся в рамках парадигмы, Кун называл «нормальной». Кун был убежден в том, что в реальной научной практике ученые почти никогда не сомневаются в истинности своих теорий и не ставят вопроса об их проверке. Но однажды, полагал Кун, может быть осознано, что средствами существующей парадигмы проблема не может быть разрешена. Научное сообщество распадается на группы, часть которых начинает выдвигать гипотезы. Когда одна из этих гипотез доказывает свою способность справиться с возникшими противоречиями, сообщество формулирует новую парадигму. Смену парадигм Кун назвал научной революцией.

Одним из философов, выдвинувших очередную концепцию философии науки, был П.Фейерабенд (1924-1997 гг.). Свою концепцию он назвал «эпистемологическим анархизмом». В литературе она получила название теории философского анархизма.

С точки зрения Фейерабенда, каждый волен изобретать собственную концепцию, которую невозможно сравнивать с другими, ибо нет никакой основы для такого сравнения. Следовательно, все допустимо и все оправдано.

Еще одним представителем методологического направления философии науки был английский историк науки — Имре Лакатос (1922-1974 гг.). Он создал довольно близкую к куновской концепцию методологии научного познания, которая получила название методологии научно-исследовательских программ.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Согласно Лакатосу, развитие науки представляет собой конкуренцию научно-исследовательских программ.

По мнению Лакатоса, исследовательская программа включает в себя «жесткое ядро», в которое входят неопровергаемые для сторонников программы фундаментальные положения. Кроме того, в нее входит так называемый «защитный пояс» из вспомогательных гипотез, который обеспечивает сохранность «жесткого ядра» от опровержений и может быть модифицирован, а также частично или полностью заменен при столкновении с контрпримерами.

Признавая позитивной мысль Лакатоса о конкуренции в науке как движущей силе ее развития, необходимо отметить и ущербность его концепции, утверждающей, что каждая новая исследовательская программа отбрасывает ранее приобретенное знание. А между тем любые новые проблемы решаются обязательно с учетом апробированных достижений науки, с опорой на ее многовековую историю.

1. Концепция науки в трудах К. Поппера

философия наука поппер методологический

Карл Поппер (1902 — 1994) — самый известный философ науки XX в., родился в Вене. Критицизм Поппер считал основным методом науки и наиболее рациональной стратегией поведения ученого. Согласно Попперу, во всех науках при объяснении используется общая методология. Для того, чтобы объяснить факты и события, нужно использовать законы и логическую дедукцию.

Основой, базисом объяснения в эмпирической науке выступает один или несколько общих законов, а также описание конкретных условий, в которых протекает объясняемое явление. Из этого базиса нужно с помощью дедукции (логического или математического вывода) получить суждение, которое объясняет данное явление. Иными словами: чтобы объяснить какое-либо явление, его нужно подвести под один или несколько общих законов, применив их в определенных конкретных условиях.

Поппер доказывал, что такая модель подходит не только для объяснения, но и для предсказания фактов (а ученые часто предсказывают еще не наблюдавшиеся события, чтобы затем обнаружить их в наблюдении или эксперименте). Так, в нашем примере мы могли бы не ждать до утра, а, вспомнив известные со школы законы физики, предвидеть поломку радиатора и вовремя слить из него воду.

Считается, что объяснение через «охватывающие законы» является основным в науках о природе. Однако ученые используют и другие методы, а в некоторых науках, прежде всего в истории и близких к ней гуманитарных дисциплинах, применимость этой схемы объяснения вообще вызывает вопрос, поскольку в этих науках не существует общих законов.

С точки зрения Поппера, индукции вообще не существует. Поэтому выведение теорий из сингулярных высказываний, «верифицированных опытом» (что бы это ни означало), логически недопустимо. Следовательно, теории никогда эмпирически не верифицируемы. Если мы хотим избежать позитивистской ошибки, заключающейся в устранении в соответствии с нашим критерием демаркации теоретических систем естествознания, то нам следует выбрать такой критерий, который позволял бы допускать в область эмпирической науки даже такие высказывания, верификация которых невозможна.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Таким образом, главной характеристикой эмпирического метода является то, что он подвергает систему, подлежащую проверке, фальсификации всеми возможными способами. Цель этого метода — вовсе не спасение несостоятельных систем, а, наоборот, отбор той из них, которая наиболее приспособлена к выживанию по сравнению с другими. Это достигается тогда, когда рассматриваемые системы участвуют в жесточайшей борьбе за выживание.

Предлагаемый Поппером критерий демаркации вместе с тем приводит к решению поставленной Юмом проблемы индукции, то есть проблемы обоснованности (validity) естественных законов. Проблема эта коренится в очевидном противоречии между положением, которое можно назвать «фундаментальным тезисом эмпиризма» — истинность или ложность высказываний науки может быть определена только опытом, — и осознанием Юмом неприемлемости индуктивных аргументов. Это противоречие возникает только при предположении, что все эмпирические научные высказывания должны быть «полностью разрешимыми», то есть что они в принципе могут быть и фальсифицируемы, и верифицируемы. Если мы отбросим это требование и будем признавать эмпирическими и те высказывания, которые разрешимы только в одну сторону — односторонне разрешимы, в частности фальсифицируемы, то есть те высказывания, которые могут быть проверены при помощи систематических попыток фальсифицировать их, то противоречие исчезает. Метод фальсификации предполагает не индуктивный вывод, а только тавтологические преобразования дедуктивной логики, справедливость которых неоспорима.

Поппер отождествляет метод социальных наук, как и метод наук естественных, с критическим методом. В статье «Логика социальных наук» он определяет его следующим образом.

. Метод социальных наук, как и метод наук естественных, состоит в попытках предложить пробные решения тех проблем, с которых начинается любое исследование. Предложенные решения должны быть подвергнуты критическому анализу, недоступные для критики решения должны быть исключены из рассмотрения как ненаучные.

. Доступные для критики решения надо пытаться опровергнуть, в этом и заключается критическая процедура.

. Если решение было опровергнуто критикой, нужно искать другое решение.

. Если оно выдержало критику, то его принимают как заслуживающее дальнейшего обсуждения и критики.

. Таким образом, научный метод — это метод решения проблем с помощью предположений, контролируемых строгой критикой, т.е. осознанное развитие метода проб и ошибок.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В философии науки объяснение трактуется как важнейшая процедура научного познания, для которой разработаны строгие схемы.

Модель объяснения К. Поппера получила название объяснение через «охватывающие законы».

Объективность науки не следует связывать с объективностью ученого. Все ученые пристрастны, и только критический метод дает возможность достигнуть объективного знания. Объективность в естественных науках — не более чем иллюзия, так как ученые-естественники столь же пристрастны и склонны к догматизму, как их коллеги-гуманитарии. Но из этого не следует делать вывод о том, что объективность невозможна. Поппер неоднократно подчеркивает, что для достижения объективности необходима критическая позиция, т.е. взаимная критика сторонников различных точек зрения и даже различных наук. Несмотря на то, что в социальных науках объективности достигнуть сложнее, различие между естественными и социальными науками скорее количественное, чем качественное.

Научная объективность предполагает свободу от оценочных суждений, что опять же невозможно, поскольку наукой занимаются люди. Требование свободы от ценностей парадоксально, поскольку свобода от ценностей сама является ценностью, разделяемой всем научным сообществом. Кроме того, наука невозможна без страстной увлеченности ученого своим делом; тем не менее, необходимо стремиться к тому, чтобы не смешивать научные ценности, такие как вопросы об истине, релевантности, простоте, с вненаучными, политическими.

Свою концепцию развития Поппер пытается дополнить онтологическими рассуждениями, обосновав тем самым объективность человеческого знания. Поппер не разделяет марксистскую позицию, согласно которой объективность человеческого знания обуславливается общественной практикой, и выбирает решение, близкое объективному идеализму. Но третий мир — это не мир абсолютных и неизменных сущностей. Он есть творение человеческого духа, поэтому изменчив. Научные предположения, гипотезы, теории и высказывания, составляющие третий мир, могут быть как истинны, так и ложны. Все эти представления конкурируют друг с другом, что и обеспечивает возможность научного роста.

2. Роль парадигм в науке

Попперовский образ развивающегося знания точнее, чем статичная стандартная концепция, соответствовал динамичной истории науки. Однако далеко не все исследователи были согласны с этой картиной научного прогресса, поскольку в ней отсутствовало объяснение моментов стабильности, устойчивости в научной деятельности, которые ощущает любой ученый.

Томас Кун (1922 — 1995) — американский историк и философ науки. Кун ввел понятия, которые затем широко вошли в язык науки: «парадигма», «научное сообщество», «нормальная наука».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Если для Поппера догматизм как противоположность критицизму суть то, что превращает науку в псевдонауку или метафизику, то для Куна определенного рода догматизм, твердая приверженность хорошо обоснованным и плодотворным системам взглядов — необходимое условие научной работы. Одна из его работ так и называлась — «Функция догмы в научном исследовании». Наиболее успешно получение и расширение знания, с его точки зрения, происходит не тогда, когда ученые вовлечены в попперовские критические дискуссии, а когда сплоченная единством взглядов и основных идей (можно сказать, догм) группа специалистов занимается планомерным и настойчивым решением конкретных научных задач. Эту форму исследования Кун называл «нормальной наукой» и считал ее очень важной для понимания существа научной деятельности.

Для Куна существенно то, что наукой занимаются не в одиночку; молодой человек превращается в ученого после длительного изучения своей области знания — на студенческой скамье, в аспирантуре, в лаборатории под надзором опытного ученого. В это время он изучает примерно те же классические работы и учебники, что и его коллеги по научной дисциплине, осваивает одинаковые с ними методы исследования. Собственно, здесь-то он и приобретает тот основной запас «догм», с которым затем приступает к самостоятельным научным исследованиям, становясь полноценным членом «научного сообщества».

«Парадигмой» в концепции Куна называется совокупность базисных теоретических взглядов, классических образцов выполнения исследований, методологических средств, которые признаются и принимаются как руководство к действию всеми членами «научного сообщества». Нетрудно заметить, что все эти понятия оказываются тесно связанными: научное сообщество состоит из тех людей, которые признают определенную научную парадигму и занимаются нормальной наукой.

Если бы в книге Куна было только это описание «нормальной науки», его признали бы пусть и реалистичным, но весьма скучным и лишенным романтики бытописателем науки. Но длительные этапы нормальной науки в его концепции прерываются краткими, однако полными драматизма периодами смуты и революций в науке — периодами смены парадигм.

Эти времена подступают незаметно: ученым не удается решить одну головоломку, затем другую и т.п. Поначалу это не вызывает особых опасений, никто не заявляет, что парадигма фальсифицирована. Ученые откладывают эти аномалии (так Кун называет нерешенные головоломки и не укладывающиеся в парадигму явления) на будущее, надеются усовершенствовать свои методики и т.п. Однако когда число аномалий становится слишком большим, ученые — особенно молодые, еще не до конца сросшиеся в своем мышлении с парадигмой — начинают терять доверие к старой парадигме и пытаются найти контуры новой.

Начинается период кризиса в науке, бурных дискуссий, обсуждения фундаментальных проблем. Научное сообщество часто расслаивается в этот период, новаторам противостоят консерваторы, старающиеся спасти прежнюю парадигму. В этот период многие ученые перестают быть «догматиками», они становятся чуткими к новым, пусть даже незрелым, идеям. Они готовы пойти за теми, кто, по их мнению, выдвигает гипотезы и теории, которые смогут постепенно перерасти в новую парадигму. Наконец такие теории действительно находятся, большинство ученых опять консолидируются вокруг них и начинают с энтузиазмом заниматься «нормальной наукой», тем более что новая парадигма сразу открывает огромное поле нерешенных задач.

Таким образом, окончательная картина развития науки, по Куну, приобретает следующий вид: длительные периоды поступательного развития и накопления знания в рамках одной парадигмы сменяются краткими периодами кризиса, ломки старой и поиска новой парадигмы. Переход от одной парадигмы к другой Кун сравнивает с обращением людей в новую религиозную веру, во-первых, потому, что этот переход невозможно объяснить логически и, во-вторых, потому, что принявшие новую парадигму ученые воспринимают мир существенно иначе, чем раньше: даже старые, привычные явления они видят как бы новыми глазами.

. Методология научно-исследовательских программ

Концепция Куна стала очень популярной и стимулировала дискуссии и дальнейшие исследования в философии науки. Хотя многие философы и признавали его заслуги в описании смены периодов устойчивого развития науки и научных революций, мало кто принимал его социально-психологические объяснения этих процессов.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Наиболее глубоким и последовательным критиком концепции смены парадигм стал последователь Поппера И. Лакатос, который также разработал одну из лучших моделей философии науки — методологию научно-исследовательских программ.

Имре Лакатос (1922 — 1974) отстаивал принципы критического рационализма и полагал, что большинство процессов в науке допускает рациональное объяснение.

Основным для Лакатоса стало объяснение значительной устойчивости и непрерывности научной деятельности — того, что Кун называл «нормальной наукой». Концепция Поппера не давала такого объяснения, поскольку, согласно ей, ученые должны фальсифицировать и немедленно отбрасывать любую теорию, не согласующуюся с фактами. С точки зрения Лакатоса, такая позиция является «наивным фальсификационизмом» и не соответствует данным истории науки, показывающим, что теории могут существовать и развиваться, несмотря на наличие множества «аномалий» (противоречащих им фактов).

Это обстоятельство, по мнению Лакатоса, можно объяснить, если сравнивать с эмпирией не одну изолированную теорию, а серию сменяющихся теорий, связанных между собой едиными основополагающими принципами. Такую последовательность теорий он и назвал научно-исследовательской программой. Эта программа имеет следующую структуру. Жесткое ядро программы — это то, что является общим для всех ее теорий. Это метафизика программы: наиболее общие представления о реальности, которую описывают входящие в программу теории; основные законы взаимодействия элементов этой реальности; главные методологические принципы. Например, жестким ядром ньютоновской программы в механике было представление о том, что реальность состоит из частиц вещества, которые движутся в абсолютном пространстве и времени в соответствии с тремя известными ньютоновскими законами и взаимодействуют между собой согласно закону всемирного тяготения. Работающие в определенной программе ученые принимают ее метафизику, считая ее адекватной и непроблематичной. Но, в принципе, могут существовать и иные метафизики, определяющие альтернативные исследовательские программы. Негативную эвристику составляет совокупность вспомогательных гипотез, которые предохраняют ядро программы от фальсификации, от опровергающих фактов. Это «защитный пояс», принимающий на себя огонь критических аргументов.

Позитивная эвристика представляет собой стратегию выбора первоочередных проблем и задач, которые должны решать ученые. Наличие позитивной эвристики позволяет им определенное время игнорировать критику и аномалии и заниматься конструктивными исследованиями. Обладая такой стратегией, ученые вправе заявлять, что они еще доберутся до непонятных и потенциально опровергающих программу фактов и что существование таких аномалий не является поводом для отказа от программы.

В рамках успешно развивающейся программы удается разрабатывать все более совершенные теории, которые объясняют все больше и больше фактов. Именно поэтому ученые склонны к устойчивой позитивной работе в рамках подобных программ, допуская определенный догматизм в отношении к их основополагающим принципам. Однако это не может продолжаться бесконечно. Со временем эвристическая сила программы начинает ослабевать, и перед учеными возникает вопрос о том, стоит ли продолжать работать в ее рамках.

Позитивная эвристика представляет собой стратегию выбора первоочередных проблем и задач, которые должны решать ученые. Наличие позитивной эвристики позволяет определенное время игнорировать критику и аномалии и заниматься конструктивными исследованиями. Обладая такой стратегией, ученые вправе заявлять, что они еще доберутся до непонятных и потенциально опровергающих программу фактов и что их существование не является поводом для отказа от программы.

Фальсификации, т.е. теоретической критике и эмпирическому опровержению, подвергается лишь гипотезы «защитного пояса». По общему соглашению подвергать фальсификации жесткое ядро запрещается. Центр тяжести в методологии исследовательских программ Лакатоса переносится c опровержения множества конкурирующих гипотез на фальсификацию, а вместе с тем на проверку и подтверждение конкурирующих программ. При этом элиминация отдельных гипотез защитного пояса оставляет жесткое ядро программы в целости и сохранности.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

По характеристике Лакатоса, исследовательские программы является величайшими научными достижениями и их можно оценивать на основе прогрессивного или регрессивного сдвига проблем. Т.е. исследовательская программа может развиваться прогрессивно и регрессивно. Программа прогрессирует, пока наличие жесткого ядра позволяет формулировать все новые и новые гипотезы защитного слоя. Когда продуцирование таких гипотез ослабевает и оказывается невозможным объяснить новые, а тем более адаптировать аномальные факты, наступает регрессивная стадия развития. Т.е. в первом случае ее теоретическое развитие приводит к предсказанию новых фактов. Во втором программа лишь объясняет новые факты, предсказанные конкурирующей программой либо открытые случайно. Исследовательская программа испытывает тем большие трудности, чем больше прогрессирует ее конкурент, и наоборот если исследовательская программа объясняет больше, нежели конкурирующая, то она вытесняет последнюю из оборота сообщества. Это связано с тем, что предсказываемые одной программой факты всегда являются аномалиями для другой. Лакатос подчеркивает большую устойчивость исследовательской программы. «Ни логическое доказательство противоречивости, ни вердикт ученых об экспериментально обнаруженной аномалии не могут одним ударом уничтожить исследовательскую программу».

Т.е. в отличие от гипотез Поппера, поражаемых критикой или экспериментом «насмерть», «программы» Лакатоса не только долго живут, но и умирают долгой и мучительной смертью, так как защитный пояс приносится в жертву ради сохранения ядра. Лакатос считает, что ученые могут рационально оценивать возможности программы и решать вопрос о продолжении или отказе от участия в ней (в отличие от Куна, для которого такое решение представляет собой иррациональный акт веры).

В своих работах Лакатос доказывал, что в истории науки очень редко встречаются периоды безраздельного господства одной программы (парадигмы), как это утверждал Кун. Обычно в любой научной дисциплине существует несколько альтернативных научно-исследовательских программ. Конкуренция между ними, взаимная критика, чередование периодов расцвета и упадка программ придают развитию науки тот реальный драматизм научного поиска, который отсутствует в куновской монопарадигмальной «нормальной науке».

Заключение

Одна из проблем, которая стоит в центре философских дискуссий, — это проблема научной рациональности и рациональности в целом.

Творчество П.Фейерабенда изначально реализуется в рамках постпозитивистской традиции, которую обычно относят к сциентизму. Это отражает эволюцию данного направления, многие представители которого отказываются от позиции жесткого сциентизма и начинают исследовать науку, проблему критериев научности в более широком социокультурном контексте. А это, в свою очередь, почти с необходимостью приводит исследователей вообще к отказу от сциентистской интерпретации науки, научной рациональности и т.д.

«Теории несоизмеримы, если иметь в виду только внутринаучные факторы и критерии. Нет единой и внутринаучной меры сравнения теорий». Отсюда следует, что исследователи должны выйти за пределы познания и становиться «на «точку зрения» существующего уровня развития человеческого общества, материальной и духовной деятельности людей».

Фейерабенд критикует науку «изнутри», показывая относительность ее претензий выступать единственной формой познания. Опираясь на обширный материал по истории науки, он показывает, что в основе принятых научных стандартов и норм часто лежат нерациональные компоненты. Фундамент науки, отмечает он, весьма непрочен, и построенное на его основе здание шатается. Сегодняшние представления о науке во многом связаны с ее лидирующим положением в современной цивилизации. Это порождает у ее приверженцев своеобразный научно-теоретический фанатизм, основанный на отрицании других форм духовного постижения бытия. Соответственно философия с такой сциентистской позиции связывается лишь с узким спектром рационалистического отношения к миру. Такие философы, пишет Фейерабенд, занимаются апологетикой узкого стандарта рациональности как якобы наиболее истинного подхода к миру, считая «совершенно само собой разумеющимся, что каждая традиция должна подчиняться структурным принципам созданных ими абстрактных зданий. «Сами вещи» говорят после того, как их сделали вещами философы. И эти веши философов стали масштабом разумной речи и нравственного поведения».

На самом деле, как показывает реальная история науки, продолжает Фейерабенд, чисто рационального отношения к миру в ней никогда не было и быть не может. Это происходит хотя бы из природы научного открытия, направленного всегда на постижение нового, неизвестного. Излишняя рациональность (основанная на системе принятых научным сообщество стереотипов) способна здесь лишь помешать. Ученый выдвигает гипотезы, ломая старые принципы и стереотипы в объяснении явлений, и не всегда может следовать модели жесткой рациональности, как этого требуют, например, неопозитивисты.

Список использованной литературы

1.Кун Т. Структура научных революций. М., 2001.

.Лакатос И. Методология научно-исследовательских программ.

.Поппер К. Логика и рост научного знания. М.. 1983.

.Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986.

.Философия: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. Отв. редакторы: В.Д. Губин, Т.Ю. Сидорина, В.П. Филатов. — М.:, 2001.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы