В человеческой природе, как и в человеческом существовании, нет ничего заведомо заданного, предопределенного — нет никакой «сущности». «Существование предшествует сущности». Сущность человека складывается из его поступков, она — результат всех совершенных им в жизни выборов, его способности к реализации своего «проекта» — им же предустановленных целей и средств, к «трансценденции» — конструированию целей и смыслов.

Введение

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В человеческой природе, как и в человеческом существовании, нет ничего заведомо заданного, предопределенного — нет никакой «сущности». «Существование предшествует сущности». Сущность человека складывается из его поступков, она — результат всех совершенных им в жизни выборов, его способности к реализации своего «проекта» — им же предустановленных целей и средств, к «трансценденции» — конструированию целей и смыслов. А побудители его поступков — воля, стремление к свободе. Эти побудители сильнее всех законов, нравственных правил и предрассудков. Они же должны определять семейный уклад, отношения в любви. Наша объективная сущность предполагает существование другого. И наоборот, именно свобода другого служит обоснованием нашей сущности». Симона де Бовуар попыталась выяснить для себя и объяснить читателю, что же такое этот «женский удел», что стоит за понятием «природное назначение пола», чем и почему положение женщины в этом мире отличается от положения мужчины, способна ли в принципе женщина состояться как полноценная личность, и если да, то при каких условиях, на каких путях, какие обстоятельства ограничивают свободу женщины и как их преодолеть. Книга Симоны де Бовуар «Второй пол» представляет собой попытку — и попытку удавшуюся — размежевания с марксистским подходом к «женскому вопросу». В центре ее внимания — не «женские массы» и их «коллективная борьба» за общее дело «пролетариата». В центре ее внимания женская личность или «ситуация» женщины в истории, заданная физиологией и анатомией, психологией и социальными традициями. Симона де Бовуар рассматривает эту «ситуацию», используя понятиями свободы воли, автономии, самоосуществления через «проект». Она сосредоточивает свой анализ главным образом на теме межличностных отношений мужчины и женщины — отношений Одного и Другого, увиденных сквозь призму «подлинного бытия» — бытия субъекта, способного к трансценденции, то есть к полаганию смыслов и целей своей жизни, С этой точки зрения Симона де Бовуар перечитывает мифы и легенды о «тайне пола», «предназначении женщины», «загадке женской души». Для нее очевидно, что такой загадки не существует. В пылу полемики она формулирует свой знаменитый афоризм: «Женщиной не рождаются, женщиной становятся». Она доказывала, что физиологические различия между мужчиной и женщиной вовсе не предопределяют их экзистенциального различия — различия в качестве субъектов истории, когда один является господином, а другой — его рабом. Это разделение труда не задано умыслом, оно навязано вполне определенными социально-историческими условиями. Симона де Бовуар подчеркивает, что поскольку именно мужская деятельность сформировала понятие человеческого существования как ценности, которая подняла эту деятельность над темными силами природы, покорила саму природу, а заодно и женщину, то мужчина в обыденном сознании предстает как творец, создатель, субъект, женщина же — только как объект его власти. Против этого предубеждения и направлен тезис «женщиной не рождаются, женщиной становятся». Симона де Бовуар стремится рассеять любые сомнения в том, что изначально в женщине заложены те же потенции, те же способности к проявлению свободы воли, к трансцендентности и саморазвитию, что и в мужчине. Их подавление ломает женскую личность, не позволяет женщине состояться в качестве человека. Конфликт между изначальной способностью быть субъектом и навязанной ролью объекта чужой власти и определяет специфику «женского удела». Но Симона де Бовуар убеждена в том, что этот конфликт постепенно разрешается. Стремление к свободе одерживает верх над косностью, имманентностью женского бытия. Симона де Бовуар, обозначив перспективу «подлинного существования», сумела ярко описать «неподлинность» обычных женских будней — этой повседневной кабалы, угнетающей женщину в наши дни ничуть не менее, чем в прошлом. Обличение, разоблачение повседневных форм дискриминации — одно из главных достоинств книги «Второй пол». Ее другое достоинство связано с тем же понятием «подлинного существования» и его этики, предполагающей обретение своего «я» на пути к свободе, то есть предполагающей существование независимой женской личности, ее автономию, способность «присвоить» собственную жизнь. Переведенное в лозунг «самореализации» или «самоосуществления», это понятие стало новым символом веры для феминизма второй половины XX века. Она доказывала, что быть женщиной — это не призвание, а состояние, что женщина, как любой человек, должна стремиться к самоутверждению в качестве личности — в творчестве, труде, самораскрытии. Она — не машина для воспроизводства человеческого рода. Ее материнство может быть только актом свободного решения, а не обязанностью. Многоликость, многогранность, пестроту социального пространства, в котором действует не один субъект и которое держит в напряжении не один конфликт, а множество по-разному разрешаемых конфликтов. И один из них — самый древний — конфликт между мужчиной и женщиной.

1.Философия и женщина в античности

В Древней Греции материнское право постепенно переходит в отцовское. Причиной тому является появление частной собственности на средства производства: большинство из этих средств была создана мужчинами, поскольку они чаще выполняли тяжелую работу. Все более становится заметным разделение труда, обязанности распределяются соответственно полу. Получается, что мужчина создает много, но все это переходит по наследству по материнской линии. Именно тогда у мужчин появляется необходимость обеспечить законность своих детей, чтобы передать им в наследство свое имущество. Поэтому для женщины возникает запрет сходиться с другими мужчинами. Выходя на улицу, она обязательно должна быть в сопровождении мужа, все свое тело прятать под одеждой, вести максимально благочестивый образ жизни. Ей запрещается даже общаться с мужчинами, которые посещали дом.

Понятно, что мужчин все эти запреты никак не касались: они имели свободное право вступать в интимные отношения с другими женщинами. Тогда появляются гетеры — женщины, предпочитающие свободные отношения с мужчинами и не связывающие себя супружескими обязанностями. Чаще всего они встречались с первыми людьми Греции, принимая участие в их беседах, застольях. Их имена остались в истории, тогда как имена законных жен давно забыты. Наиболее известным гетерами были привлекательные и образованные иностранки. Например, Аспазия приехала в Афины, чтобы основать свою школу риторики. Она радостно допускала на свои занятия всех желающих, обсуждая с ними вопросы политики, философии, искусства. «Сократ иногда ходил к ней со своими знакомыми, чтобы послушать ее рассуждения и размышления» — пишет Плутарх, поэтому можно сказать, что классическая греческая философия не осталась без влияния этой женщины. Позднее Платон — ученик Сократа — в своем «Государстве» утверждает, что женщины должны иметь равные с мужчинами права и обязанности. Но такая позиция не получила своего дальнейшего развития. Зато все более весомым становилось мнение Аристотеля о том, что женщина от природы — существо низшего уровня, ее основное назначение — деторождение и обустройство домашнего быта мужчины.

2.Философия и женщина в Средневековье

Некоторые богословы утверждали, что женщина, поскольку души у нее нет (в Библии ведь только о мужчине сказано, что Бог в него вдохнул душу) и человеком ее считать нельзя, должна постоянно молчать и прислуживаться мужу. Даже знаменитые десять заповедей ставят женщину наравне с домашними животными и имуществом («Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего»).

С этой точки зрения, отношения с женщиной возможны только для продолжения рода, в остальных случаях они являются грехом. Вообще прикасаться к женщине считается недостойным человека, это своего рода приобщение к злу. Ведь именно на женщину христианство возлагает первородный грех.

Начало «охоте на ведьм», как считается, заложил папа Иоанн XXII. В действительности же эта традиция зародилась гораздо раньше, еще до того, как хронологически началось Средневековье. Своеобразным символом средневекового отношения к женщине и к философии является судьба Ипатии, которая была настоящей энциклопедистской эпохи эллинизма и стала жертвой религиозного фанатизма. Настоящим «манифестом борьбы с ведьмами» считается труд инквизиторов Якова Шпренгера и Генриха Инститориса «Молот ведьм». Эта книга заклеймила женщину как врага человеческого рода и оставила в истории след, не менее кровавый, чем «Майн кампф» Гитлера.

Если мужчина попадал в руки инквизиции и каялся в своих грехах, у него был шанс остаться живым. У женщин такой возможности не было, под страшными пытками они признавались в чем угодно, даже в ведьмовстве. Поводом для обвинений мог стать любое минимальное проявление женственности, сексуальности. Смотреться в зеркало означало общаться с дьяволом, чрезмерное любопытство, чувственность и эмоциональность считались проявлениями ведьмовства.

Поэтому представители радикального христианства пытались исключить любые контакты с женщиной, а Божью заповедь «плодиться и размножаться» считали не касающейся христиан. Это стало едва ли не основной заповедью аскетизма, культа «умерщвление плоти».

Позднее христианство пытается реабилитировать женщину, создав культ Девы Марии. Но и эта реабилитация является достаточно специфической. Ведь таким способом функция материнства провозглашается единственным способом самореализации женщины.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Романтики с богатой фантазией и хитрым расчетом пытались представить период Средневековья как эпоху высоконравственную и вдохновенную истинным уважением к женщине. В действительности же идея рыцарства и культа служения «прекрасной даме» имела очень мало общего с реалиями Средневековья, но, несомненно, такая открытая проповедь культа чувственности означала признание того, что естественная потребность, заложенная в каждом зрелом и здоровом человеке, имеет право на удовлетворение. В определенном смысле это была победа здоровой естественности над аскетизмом христианства.

3.Философия и женщина в эпоху Возрождения и Просвещения

Разум, образованность, осведомленность выдвигаются на первый план как наиболее важные человеческие добродетели. Авторы-просветители в своих работах пишут, что человека нужно развивать, давать ему образование. Но, опять же, все эти призывы касаются исключительно мужчин, которых и подразумевают под словом «человек».

Что касается женщин, то их, по мнению просветителей, тоже надо развивать. Но ровно на столько, чтобы они могли оценить интеллект мужчины, справляться с домашним хозяйством и воспитывать детей. Даже Жан-Жак Руссо в работе «Эмиль или о воспитании» отмечает, что воспитание невесты Эмиля Софи должно быть противоположным тому, которое получил ее жених. Основная функция женщины, по мнению Руссо, — быть женой и матерью; нужно заботиться об ее физическом здоровье, эстетическом воспитании, приучать вести домашнее хозяйство. Для этого ей вовсе не нужно широкое научное образование. Заметим, что эта книга считалась своеобразной «библией» педагогической мысли, по ее предписаниям воспитывалось не одно поколение детей, и эти требования настолько прочно укоренились в сознании людей, что женщины считали такое свое положение естественным.

Замужние женщины из бедных или даже среднего достатка семей жили в то время в строгой домашней замкнутости, у них было так много забот, что они должны были хлопотать по хозяйству с раннего утра до поздней ночи. О каком образовании или хоть каком-то личностном развитии здесь может идти речь?

Все общественные отношения в современном мире — это отношения «купли-продажи». Весь мировой рынок функционирует как система обмена товарами. Мы ежедневно продаем себя как рабочую силу, чтобы иметь возможность купить товары, необходимые нам для выживания. Отношения «мужчина-женщина», как часть общественных отношений в целом, также не избежали этой «кармы». Мужчина, имея возможность реализовать себя практически в любой профессиональной сфере (фактически единственная деятельность, которую он не способен выполнять — это быть суррогатной матерью), соответственно, имеет и заработок (разница между оплатой аналогичной работы мужчин и женщин на Украине — до 40%, в ЕС — 18%), и собственность. Кроме того, в процессе деятельности он развивается не только как специалист своей отрасли, но и как личность вообще: обрастает новыми отношениями, расширяет горизонты своих увлечений и т.д. Женщина, которую с детства приучают только «быть красивой», практически не способна разобраться в элементарных вещах, не говоря уже о какой-либо профессиональной деятельности. Бесконечные массовые стереотипы диктуют ей, что единственный выход для нее, чтобы выжить, — удачно выйти замуж. Поэтому и прибегает она ко всевозможным манипуляциям, чтобы заставить мужчину ее обеспечивать.

Женщина в глазах современного общества — ограниченная, мелочная, неточная, аморальна, самым низким образом прагматичная, лживая, неискренняя, корыстная и т.д. Только все эти качества, ее поведение и все, в чем ее обвиняют, не обусловлено ее природой, ее женскими гормонами, и не заложено в клетках ее мозга. Само общество, общественный строй, заставляет женщину вырабатывать в себе такие качества и диктует ей формы поведения.

Поэтому откуда может взяться женщина-философ, если она совершенно не знакома не только с историей философии, но и с простейшими законами физики, которые позволили бы ей утвердить свою власть над материей. Поэтому окружающий мир для нее — жизнь, которой руководят не механизмы и орудия труда, а некие тайные и непонятные силы; в нем преобладают неотвратимость и таинственные случайности.

Необразованная (или та, которая получила образование, но не развивается в своей сфере) женщина чувствует себя окруженной какими-то волнами, излучениями, флюидами; верит в телепатию, астрологию, в прорицателей, ясновидящих и целителей; в религию она вносит самую примитивную веру: ставит свечи, благодарные жертвования и т.д. Она не только ничего не знает о настоящей деятельности, которая способна изменить лицо окружающего мира, а, более того, она чувствует себя потерянной в этом мире, словно в тумане.

Вот почему женщина не умеет пользоваться элементарными приемами мужской логики. Ей просто некуда их приложить, применить. Не занимая достойное место в «мире мужчин», не принимая участия ни в каких серьезных проектах, она просто не имеет возможности развивать свой интеллект. Поэтому она удовлетворяется информацией самого низкого качества, которой щедро «кормят» нас современные масс-медиа (женские журналы с яркими иллюстрациями и минимумом текста, женские телепередачи — кулинария и скандалы шоу-бизнеса).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Вот и получается, что женщина фактически беззащитна перед лицом внешних обстоятельств: стихийных бедствий, полиции, хозяев, мужчин. «Женщины созданы, чтобы страдать, — соглашаются они сами, — Такая наша судьба, что поделаешь». Вместе с таким смирением рождается их «сверхчеловеческое» терпение, которое у многих вызывает восхищение. Но разве можно восхищаться этим: сознательным отказом от деятельности, борьбы за лучшую жизнь, желанием принять то, что выпадает ей на долю, готовностью прогибаться под мужем, окружающим миром.

При этом для замужней женщины ее муж выступает воплощением всего окружающего мира, который создан не ею и не для нее; мира, который ей не понятен и враждебно к ней настроен. Отсюда семейные скандалы и драмы, истерики, попытки самоубийства, псевдо-побеги и псевдо-болезни. Таким образом женщина, как и маленький ребенок, выражает свое недовольство, бунт. Ведь других способов изменить свое положение она не знает.

Недостатки женщины отражают ее общественное положение. Заботясь о поддержании гендерного неравенства, которое доходит до прямой дискриминации, мужчины сами поощряют развитие у женщины именно тех черт, которые заставляют их презирать ее.

Да, сегодня женщины имеют право голоса на выборах. Однако все подобные гражданские права остаются лишь абстрактными понятиями, если они не сопровождаются экономической самостоятельностью человека. А женщина, которую содержит мужчина, не может считаться независимой только потому, что она держит в руках бюллетень для голосования. Привлечение женщины к труду, производству определенным образом сократило дистанцию между ней и мужчиной. Однако, с другой стороны, у нее, в отличие от мужчины, есть еще и «второй рабочий день» — домашние дела, воспитание детей. Европейские женщины сейчас очень просто выходят из этого положения — нанимают домработницу, няню. В наших соотечественниц такой возможности нет: ведь закрываются построенные еще в советские времена общественные детские сады, их место занимают частные, услуги которых матери не по карману. И опять же получается, что даже работающей женщине нужен «кормилец», который будет оплачивать ее «освобождение». Понятно, что подобным образом ситуацию не решить. Освобождение женщины, отождествление ее с настоящим человеком станет реальностью лишь в том случае, если оно будет делом общественным. Если обществ возьмет на себя дело организации питания, воспитания детей. Ведь каждая женщина понимает, что нормально воспитать ребенка, спрятав ее от общества, невозможно. Нужно создать такие условия, чтобы рождение ребенка так негативно не влияло на общественное положение женщины. Чтобы она могла так же продолжать работать, учиться, не теряя своей квалификации.

5.Механизмы влияния на человеческое сознание, поддерживающие дискриминацию женщин

Во-первых, это одежда женщины, которая менялась с течением времени, но в основе своей была направлена на поддержание единого принципа — сковывания движений, препятствования нормальному физическому, а как следствие, и умственному, развитию. Примером тому являются корсеты придворных дам, сжимающие ребра с такой силой, что некоторые женщины просто умирали от истощения; длинные бахматые юбки (для подчеркивания скромности и благопристойности), которые мешали двигаться, и другая крайность — слишком короткие, в которых тоже невозможно нормально развернуться; деревянные башмаки (а на Востоке — обертывание бинтами) чтобы предотвратить нормальный рост ступни; современные высокие каблуки. Этот список можно продолжать до бесконечности. И все это прикрывается идеалами «женской красоты». Но разве можно назвать красотой такое издевательство над собой, которое практически уничтожает в женщине человека, делает ее неполноценной, уничтожая все задатки для будущего развития. Еще в возрасте младенца «заботливые мамочки» прокалывают своим дочерям уши, рискуя нанести вред их здоровью («И ведь так вырывалась и плакала, пришлось втроем держать», -жалуется одна из них). Неудивительно, ведь они считают красоту своим единственным «оружием».

«Мужчина — это голова, а женщина — шея», — такую универсальную формулу современных браков можно часто услышать. Что собой представляет современный «идеальный брак» — это тоже вопрос, который требует анализа в контексте нынешней исторической эпохи.

6.Различия между мужчиной и женщиной

Достаточно пройти по улице с открытыми глазами, чтобы признать, что человечество делится на две категории индивидов, чьи одежда, лицо, тело, улыбка, походка, интересы, занятия явно различны; может быть, это различие поверхностно, может быть, ему суждено исчезнуть. Но бесспорно одно — в настоящий момент оно существует с поразительной очевидностью. Мужчина мыслит себя без женщины. Она же не мыслит себя без мужчины». Она — лишь то, что назначит ей мужчина. Таким образом, ее называют «полом», подразумевая под этим, что мужчине она представляется прежде всего существом определенного пола: для него она является полом, а значит, является им абсолютно. Она самоопределяется и выделяется относительно мужчины, но не мужчина относительно нее; она — несущественное рядом с существенным. Он — Субъект, он — Абсолют, она — Другой. В сущности, разделение полов — биологическая данность, а не момент человеческой истории. Пара — это фундаментальное единство, обе половины которого прикованы одна к другой, и никакое расслоение общества по признаку пола невозможно. Именно этим определяется женщина: она — Другой внутри единого целого, оба элемента которого необходимы друг другу. Мир никогда не принадлежал в равной степени обоим полам. И даже сегодня положение женщины еще очень невыгодно, хоть оно и меняется. Почти нет стран, где бы она по закону имела одинаковый статус с мужчиной; часто мужчина существенно ущемляет ее интересы. Но даже тогда, когда права ее абстрактно признаются, устоявшиеся, привычные нравы не дают им обрести конкретного воплощения в повседневной жизни. С экономической точки зрения мужчины и женщины — это практически две касты; при прочих равных условиях мужчины имеют более выгодное положение и более высокую зарплату, чем недавно ставшие их конкурентами женщины. В промышленности, политике и т.д. мужчин гораздо больше, и именно им принадлежат наиболее важные посты. Помимо имеющейся у них конкретной власти, они еще облечены престижем, который традиционно поддерживается всей системой воспитания детей: за настоящим проступает прошлое, а в прошлом историю творили исключительно мужчины. Женщина — это не застывшая реальность, а становление; и только в становлении следует сопоставлять ее с мужчиной, то есть следует определить ее возможности; огромное количество дебатов теряют смысл из-за желания свести женщину к тому, чем она была, или к тому, что она есть сегодня, в то время как речь идет о ее способностях; не подлежит сомнению, что способности проявляются со всей очевидностью, только когда они реализованы, — но не подлежит сомнению также и то, что, рассматривая существо, суть которого есть трансценденция и выход за пределы своего «я», никогда нельзя подводить черту. Порабощение женщины родом, пределы ее индивидуальных возможностей являются фактами чрезвычайной важности; тело женщины — это один из основных элементов, определяющих положение, которое она занимает в мире. Но одного тела недостаточно, чтобы дать женщине определение; оно живет лишь той реальностью, что воспринята ее сознанием через действия и в рамках общества. Одной биологии недостаточно, чтобы ответить на занимающий нас вопрос; почему женщина — это Другой? Таким образом, нельзя рассматривать женщину просто как организм определенного пола: среди биологических данных значимы лишь те, что в ее действиях приобретают конкретную ценность; самосознание женщины определяется не только ее сексуальностью, оно отражает ситуацию, взаимосвязанную с экономической структурой общества; а в ней в свою очередь находит выражение уровень технического развития, достигнутый человечеством. Разделение утвердилось как раз в те эпохи, когда женщина воспринималась как Другой, общество особенно упорно отказывалось принять ее как человека. Сегодня она становится равным Другим ценой утраты мистического ореола. Реальная власть всегда была в руках мужчины; с самого начала эпохи патриархата они считали полезным держать женщину в состоянии зависимости; их законодательство было направлено против нее; и таким образом она была конкретно конституирована как Другой. Это положение отвечало экономическим интересам мужчин, но оно также удовлетворяло их онтологические и моральные запросы. Когда субъект пытается утвердить себя, ограничивающий и отрицающий его Другой все же ему необходим, ибо он может достичь себя только через такую реальность, что не есть он сам.

7.Девушка

Взрослая девушка становится менее романтичной, чем была в отрочестве, и больше думает о замужестве, чем о любви. Ее будущий муж уже не рисуется ей в божественном ореоле, она стремится лишь к прочному положению в мире, хочет начать вести свою жизнь женщины. Для большинства взрослых девушек, независимо от того, работают они или нет, живут взаперти в родительском доме или пользуются какой-нибудь свободой, самая важная жизненная задача заключается в том, чтобы найти мужа или хотя бы постоянного любовника. Из-за тяги к недосягаемому девушка нередко влюбляется в мужчину, ухаживающего за ее подругой, или в женатого мужчину. Нередко ее привлекают донжуаны, она мечтает подчинить себе, привязать к себе соблазнителя, которого не может удержать ни одна женщина, тешит себя надеждой, что ей удастся его переделать. Однако в глубине души она понимает, что не добьется успеха, и именно это определяет ее выбор. Есть девушки, которые на всю жизнь остаются неспособными испытать реальную и полную любовь, всю жизнь они ищут несуществующий идеал. Характер и поведение девушки определяются ее «ситуацией», если она меняется, меняется и облик девушки. Сегодня она получила возможность сама определять свою судьбу, а не вручать ее мужчине. Если она увлечена учебой, спортом, освоением профессии, общественной или политической деятельностью, навязчивая мысль об отношениях с мужчиной ослабляется, ее значительно меньше занимают сентиментальные и сексуальные конфликты. Однако девушке значительно труднее, чем молодому человеку, обрести самостоятельность. Если она целиком поглощена каким-либо делом, ей страшно, что она не состоится как женщина. Она скрывает это чувство, но оно живет в ней, ослабляет ее волю и ограничивает деятельность. Во всяком случае, работающая женщина стремится совместить свою карьеру с чисто женскими успехами; и дело здесь вовсе не в трате уймы времени на туалеты и внешность, гораздо хуже другое: такое стремление делает ее жизненные интересы противоречивыми. Мечты женщины уводят ее от профессиональных занятий: она думает о своей внешности, о мужчинах, о любви; на учебу и карьеру она тратит лишь необходимые время и силы, тогда как в этой области важны максимальные усилия. И это объясняется не недостатком умственных способностей или неумением сосредоточиться; дело тут в плохой совместимости столь разных интересов. Возникает порочный круг: нередко нас удивляет, что женщина, найдя мужа, легко расстается с занятиями музыкой, учебой или работой; это происходит оттого, что вся эта деятельность не задевала ее глубоко и не могла принести глубокого удовлетворения. С одной стороны, все мешает реализации ее честолюбивых замыслов, а с другой — сильнейшее социальное давление толкает ее к замужеству, которое обеспечивает ей определенное положение и защиту в обществе. Естественно, что она не пытается самостоятельно отвоевать себе место в этом мире, а если и пытается, то делает это с большой робостью. До тех пор пока в обществе не будет существовать абсолютного экономического равенства и пока из-за существующих нравов привилегии, принадлежащие мужчине, будут распространяться лишь на женщину-супругу или любовницу, мечта о пассивном жизненном успехе не исчезнет, и будет мешать самореализации женщины.

.Положение женщины в обществе

Замужняя женщина

Нормальной судьбой женщин испокон веку считается замужество. В современном обществе большинство женщин состоят в браке, были замужем, готовятся к вступлению в брак или страдают от одиночества. Женщину, не состоящую в браке, независимо от того, чувствует ли она себя обездоленной, приемлет ли этот институт или относится к нему равнодушно, мы называем «незамужней», то есть определяем ее по отношению к браку. Брак всегда представлял собой две абсолютно разные вещи для мужчины и женщины, несмотря на то что мужчина и женщина необходимы друг другу. Мужчина — это независимый и полноценный член общества, на него смотрят прежде всего как на производителя, смысл его существования заключается в труде на благо общества. Конечно, мужчина нуждается в женщине: некоторые народы, стоящие на низком уровне развития, презирают холостяков, неспособных в одиночку обеспечить свое существование; в деревне крестьянину нужна помощница; вообще большинство мужчин предпочитают перекладывать на спутниц жизни неприятные обязанности; мужчина стремится обеспечить себе постоянную сексуальную жизнь, хочет обзавестись потомством, да и общество требует от него продолжения рода. Однако, желая жениться, мужчина не обращается непосредственно к женщине; только благодаря согласию мужского общества мужчина может стать супругом и отцом. Девушка никогда не пользовалась полной свободой выбора; безбрачие, не считая тех редких случаев, когда оно предстает как священный долг, низводит девушку до положения бесполезного низшего существа; брак — вот единственная возможность обеспечить свое существование, а также его единственный смысл. Девушка может стать членом общества, только выйдя замуж; если она «остается в девках», то общество смотрит на нее как на неполноценное существо. Однако, несмотря на свое желание выйти замуж, девушка нередко боится этого. Брак приносит ей больше выгод, чем мужчине, и поэтому она страстно к нему стремится, но в то же время он требует от нее больших жертв, в частности для нее это резкий разрыв с прошлым. Брак, какое странное изобретение! Но что в нем самое странное, так это то, что его считают стихийным поступком. В действительности же это один из тех поступков, над которым долго размышляют. Трудно себе представить, чтобы такой важный шаг предпринимался стихийно. Трудность заключается в следующем: любовь и любовное влечение появляются абсолютно стихийно, брак же — это обдуманный шаг; в то же время любовное влечение должно пробуждаться после вступления в брак или после того, как принято решение о вступлении в брак, то есть при желании жениться; это значит, что самая стихийная на свете вещь должна в то же время совершаться в результате абсолютно свободно принятого решения; то, что из-за своей стихийности является до такой степени таинственным, что может быть объяснено лишь божественным вмешательством, должно совершаться в результате интенсивных размышлений, неминуемо приводящих к принятию решения. Кроме того, все должно происходить определенным образом: решение не должно незаметно следовать за любовным влечением, и то и другое должно появляться одновременно, в момент развязки, и любовь и решение должны быть налицо. Иными словами, любовь и брак — это не одно и то же, и совершенно непонятно, как любовь может превратиться в долг. Женщина пытается создать мир, основанный на постоянстве и преемственности; муж и дети стремятся выйти за пределы этого мира, который они воспринимают как нечто само собой разумеющееся. Именно в материнстве женщина реализуется полностью физиологически; принято считать, что это ее «природное» предназначение, поскольку весь ее организм настроен на продолжение рода.

Светская женщина

9.Влюбленная

Слово «любовь» имеет не один и тот же смысл для мужчин и женщин, что является источником возникающих между ними недоразумений. Байрон совершенно верно заметил, что в жизни мужчины любовь представляет собой лишь одно из занятий, тогда как для женщины она и есть жизнь. Совершенно ясно, как понимает любовь женщина: это не просто преданность, это полная самоотдача, душой и телом, без всяких ограничений и в любых обстоятельствах. Именно это отсутствие каких бы то ни было условий превращает любовь женщины в веру, естественную, которую она способна исповедовать. Когда мужчина любит женщину, он ждет от нее такой же любви. Сам он вовсе не требует от себя именно такого чувства, какое испытывает женщина. И если бы нашлись мужчины, которые стремились бы к столь полному самоотречению, то, право же, они просто не были бы мужчинами. В определенные моменты своей жизни мужчины могут быть страстными любовниками, но ни одного из них нельзя назвать «великим влюбленным». Переживая самые бурные порывы, они никогда не жертвуют собой до конца. Даже когда падают на колени перед любовницей, их главное стремление — это обладать ею, сделать ее своей. Как суверенные субъекты, они всегда остаются средоточием собственной жизни, и любимая женщина для них является одной из ценностей в ряду других. Они хотят приобщить ее к своему существованию, а не дать поглотить себя. Для женщины же любовь — это полное отречение от себя ради своего господина. На самом деле речь идет не о законе природы. Наличие различных представлений о любви у мужчин и женщин — это свидетельство различия их «ситуации». Индивид, являющийся субъектом, личностью, обладающий благородным стремлением к трансцендентности, делает все, чтобы усилить свое влияние на мир, он честолюбив, деятелен. Но второстепенное существо не может найти абсолютную ценность в собственной субъективности; существо, обреченное на имманентность, не может реализовать себя в поступках. Замкнутая в сфере относительного, с детства предназначенная для мужчины, приученная видеть в нем господина, с которым ей не дозволено сравниться, женщина, которая не задушила в себе желания быть человеком, мечтает превзойти себя в стремлении к этому высшему существу, соединиться, слиться с полновластным субъектом. У нее есть только одна возможность: душой и телом затеряться в том, кто преподнесен ей как абсолютная ценность. Поскольку она в любом случае обречена на зависимость, то вместо того, чтобы подчиняться тиранам — родителям, мужу, покровителю, — она предпочитает служить божеству. Она добровольно и с таким жаром желает своего рабства, что оно кажется ей выражением ее свободы. Она стремится преодолеть свою «ситуацию» второстепенного объекта, полностью вживаясь в нее; своей плотью, чувствами и поступками она торжественно превозносит возлюбленного, видит в нем высшую ценность и реальность, простирается перед ним ниц. Любовь становится для нее религией. Конечно, необходимо, чтобы мужчина принадлежал к тому же классу и расе, что и девушка. Достоинства сильного пола ощущаются только в этих рамках. Мужчина может стать полубогом только в том случае, когда на него смотрят как на человека. Так, для дочери колониального офицера туземец — не человек. Если же девушка отдается мужчине, стоящему ниже ее на общественной лестнице, это значит, что она хочет унизиться, так как считает себя недостойной любви. Обычно же девушка ищет мужчину, который воплощает для нее мужское превосходство. Очень быстро она приходит к выводу, что многие индивиды мужского пола уныло ординарны и приземлены; но поначалу она имеет о них положительное мнение. Поэтому мужчинам надо не столько доказывать свою ценность, сколько не слишком грубо ее опровергать. Именно этим объясняется множество печальных ошибок молодости; наивная девушка соблазняется видимостью мужественности. В зависимости от обстоятельств высоким достоинством в глазах девушки могут стать физическая сила, элегантность, богатство, культура, ум, властность, общественное положение или военный мундир, но при этом любая женщина всегда хочет, чтобы ее любовник был настоящим мужчиной. Близость нередко вредит мужскому престижу, он может улетучиться после первых поцелуев, в результате частых встреч или после первой брачной ночи. В то же время любовь на расстоянии — это вымысел, а не реальный опыт. Желание любви может перерасти в страстную любовь лишь в том случае, когда оно подкреплено плотски. И наоборот, любовь может родиться из физических объятий, поскольку женщина, сексуально покоренная мужчиной, начинает превозносить его, даже если он казался ей незначительным. Но часто случается также, что женщине не удается увидеть божество ни в одном из знакомых ей мужчин. Вопреки расхожему мнению, любовь занимает не так уж много места в жизни женщины. Ее муж, дети, дом, удовольствия, тщеславие, светские и сексуальные отношения, продвижение по социальной лестнице значат для нее гораздо больше. Почти все женщины мечтают о «великой любви», некоторые из них прикасаются к ней, другим достается суррогат, они познают ее неполной, ущербной, смехотворной, несовершенной, лживой. Но очень немногие действительно посвящают ей всю свою жизнь. Великими возлюбленными становятся чаще всего женщины, которые не растратили свою душу в юношеских интрижках. Женщина со страстной и требовательной душой вряд ли может обрести покой в любви, потому что цели, к которым она стремится, противоречивы. Если она страдает и мучается, то рискует стать обременительной для мужчины, рабыней которого она мечтала быть. Не чувствуя себя необходимой, она становится назойливой, невыносимой. Женщинам часто приходится переживать подобную драму. Мудрая и уступчивая возлюбленная примиряется со своей судьбой. Она не может заменить любовнику все, стать для него необходимой и довольствуется тем, что она ему полезна. Другая легко может занять ее место, и она удовлетворяется тем, что пока еще они вместе. Она признает свою зависимость, не требуя взаимности. На этих условиях на ее долю может выпасть скромное счастье, но даже тогда оно не будет безоблачным. Возлюбленная страдает от ожидания еще больше, чем супруга. Если в жене сильнее всего говорит голос возлюбленной, то домашние и материальные хлопоты, различные занятия и удовольствия теряют в ее глазах всякую ценность. От скуки ее может спасти только присутствие мужа. Для неуверенной в себе женщины каждая другая женщина — опасная соперница. Любовь убивает дружбу, потому что влюбленная замыкается в мире любимого мужчины; ревность усугубляет одиночество и тем самым еще больше закабаляет женщину. В то же время ревность служит противоядием от скуки; удерживать мужа — это настоящая работа, удерживать любовника — это нечто вроде подвижничества. Женщина, которая, погрузившись в счастливое обожание, перестала было заботиться о своей внешности, вновь начинает уделять ей внимание, как только чувствует опасность. Наряды, украшения дома, светские успехи превращаются в элементы схватки. Борьба — это тонизирующая деятельность, и до тех пор, пока воительница уверена в победе, она доставляет ей острое удовольствие. Но тревожный страх перед поражением превращает великодушный дар в унизительную кабалу. Мужчина, защищаясь, нападает, Женщина же, даже если она горда, вынуждена становиться тихой и пассивной. Ее лучшее оружие — уловки, осторожность, хитрость, улыбки, очарование, покорность. Массажисты и косметологи знают, с какой трагической серьезностью их клиентки относятся к самым, казалось бы, пустяковым услугам. Женщине нужно придумать что-нибудь, чтобы вновь соблазнить любовника, стать той, которую он хотел бы встретить и которой хотел бы обладать. Но все усилия тщетны, ей не удается возродить в себе образ Другой, который когда-то привлек мужчину и который может привлечь его в иной женщине. В любовнике живет то же двойственное и невероятное требование, что и в муже: он хочет, чтобы любовница была абсолютно «его» и в то же время «чужой», новой, он хочет, чтобы она в точности соответствовала его мечте и при этом отличалась от всего, что он может вообразить, чтобы она отвечала его ожиданиям и была удивительно неожиданной. Это противоречие разрывает женщину и обрекает ее на поражение. Она пытается стать такой, какой ее хочет видеть любовник. Многие женщины, которые в начальную пору любви, утверждающей их в самолюбовании, расцветают, — доходят до маниакального, пугающего состояния униженности, как только начинают чувствовать охлаждение любовника. Поглощенные одной мыслью, опустившиеся, они раздражают любовника. Слепо отдаваясь мужчине, женщина теряет свою свободу, которая поначалу придавала ей такую соблазнительность. Мужчина ищет в ней свое отражение, но если это отражение слишком похоже на него, ему становится скучно. Одно из несчастий влюбленной женщины заключается в том, что любовь уродует и уничтожает ее, она становится рабыней, служанкой, слишком послушной тенью, слишком похожим отражением. Осознавая это, она приходит в отчаяние, от которого ее достоинства умаляются еще больше. Она плачет, жалуется, устраивает сцены и окончательно теряет всякую привлекательность. Человек «существующий» определяется тем, что он делает. Она же для того, чтобы «быть», доверила себя сознанию другого человека, отказавшись от всякой самостоятельной деятельности. В ней нет ничего, кроме любви, но, если любовь лишается объекта, женщина превращается в ничто.

Заключение

Быть женщиной — это если и не порок, то, во всяком случае, странность. Женщина должна постоянно завоевывать доверие, которое поначалу ей не склонны оказывать. Для нее все начинается с подозрений, она должна показать себя. При этом говорится: если она чего-то стоит, она себя проявит. Но вес человека в обществе — это не такое достоинство, которое дается ему от природы, это результат удачного развития. Редко кому удается преодолеть тяжесть предвзятого отношения. Прочно укоренившийся комплекс неполноценности обычно вызывает защитную реакцию, выражающуюся в подчеркнутой демонстрации своего авторитета. Так, большинство женщин-врачей либо слишком властны, либо совсем лишены этого качества. Если они держатся естественно, они не внушают никакого почтения, ведь жизнь учит их скорее соблазнять, чем распоряжаться. Советы, которые даются спокойным тоном, разочаровывают больных, поскольку они любят властных врачей. Сознавая это, женщина-врач начинает говорить серьезным, даже резким тоном. Но в этом случае ей недостает добродушной убежденности, которая так нравится в уверенном в себе враче. Мужчина привык внушать к себе уважение; клиенты верят в его компетентность, ему незачем быть настороже, он уверен, что сумеет произвести на них впечатление. Женщина не внушает такого доверия, и поэтому она пыжится, проявляет излишнее усердие. В деловом мире, в сфере управления женщины подчеркнуто скрупулезны, придирчивы, часто агрессивны. Здесь, как и в учебе, женщинам не хватает непринужденности, вдохновения и смелости. Для того чтобы добиться успеха, они напускают на себя деланно самоуверенный вид. Ее деятельность — это цепь из вызовов и абстрактного самоутверждения. В этом кроется самый большой порок, порождаемый недостатком уверенности в себе; субъект не может забыть в своей деятельности о себе. Он не просто преследует какую-либо цель, а стремится дать доказательства своих достоинств, которых у него требуют. Напористость при достижении целей может принести неприятности, но также и непредвиденные успехи, осторожность же всегда приводит к посредственным результатам. У женщин редко наблюдается склонность к риску, к чистому эксперименту, к бескорыстной любознательности. Они «делают карьеру» точно так же, как другие женщины строят свое счастье. Они живут в мужском мире, который подавляет их, у них не хватает смелости вырваться за его пределы и с головой уйти в свою работу. Они по-прежнему смотрят на свою жизнь как на нечто имманентное, главное для них не достижение цели, а личный успех в ее достижении. Между прочим, такая позиция ярко проявляется у американских женщин: им нравится иметь работу, знать, что они способны с ней неплохо справиться, но их совершенно не интересует содержание работы. В связи с этим женщины склонны придавать слишком большое значение мелким неудачам и незначительным успехам, они то приходят в отчаяние, то раздуваются от самодовольства. Предсказуемый успех не вызывает у них преувеличенной реакции, но тот, который поначалу вызывает сомнения, кружит им голову. Именно этим объясняется поведение женщин, теряющих рассудок от собственной значительности, громко кричащих о своих малейших достижениях. Они постоянно оглядываются назад для того, чтобы полюбоваться своими успехами, это мешает им двигаться вперед. Вследствие всего этого они способны сделать неплохую карьеру, но неспособны на великие дела. Заметим, что многие мужчины также в состоянии добиться лишь незначительных успехов в жизни. Женщины — за редкими исключениями — не могут сравниться только с самыми успешными из мужчин. Современная женщина неспособна на великие свершения главным образом по одной причине — ей не удается забыть о себе. Но для того чтобы забыть о себе, человеку необходима твердая уверенность в том, что он себя обрел. Женщина же, которая без всякой поддержки делает первые шаги в мире мужчин, пока еще слишком занята поисками себя. Существует категория женщин, на которых эти замечания не распространяются, потому что их карьера не только не мешает, а, напротив, способствует утверждению их женственности. Это женщины, которые с помощью художественного самовыражения стремятся вырваться из той данности, которую они являют собой, то есть актрисы, балерины и певицы. В течение трех веков только они обладали реальной независимостью в обществе, да и сегодня занимают в нем особое место. В прошлом Церковь проклинала служительниц муз, и эта излишняя суровость способствовала большой свободе их нравов. За ними часто ухаживают мужчины, и так же, как куртизанки, они проводят немало времени в обществе мужчин. Но поскольку они сами зарабатывают себе на жизнь и в своей работе находят смысл существования, они не попадают в рабство к мужчинам. Они пользуются огромным преимуществом; их профессиональные успехи увеличивают их женские достоинства, так же как профессиональные успехи мужчин увеличивают их мужские достоинства. Самореализуясь в качестве человеческого существа, они тем самым реализуются как женщины. Их не раздирают противоречивые устремления, напротив, в своей профессиональной деятельности они находят оправдание самовлюбленности, поскольку в силу профессионального долга должны быть хорошо одеты, очаровательны. Возможность что-то делать, просто демонстрируя самое себя, приносит глубокое удовлетворение самовлюбленной женщине. В наши дни женщине доступно не только сценическое искусство, многие женщины пробуют свои силы в различных сферах творческой деятельности. Ситуация женщины предрасполагает ее к поискам спасения в занятиях литературой и живописью. Живя на обочине мужского мира, она не замечает его универсальности и воспринимает его через призму своей индивидуальности. Для нее он представляет собой не совокупность предметов и понятий, а источник ощущений и чувств. Свойствами вещей она интересуется постольку, поскольку они обладают чем-то общедоступным и тайным. Реальность, вызывающая в женщине чувство протеста, не может поглотить ее, напротив, она будит в ней дух отрицания, который находит выражение в словах. Вглядываясь в природу, женщина ищет в ней образ своей души; предаваясь мечтам, стремится познать свое бытие. Но она обречена на поражение, поскольку единственная сфера, в которой она может обрести себя, — это сфера воображаемого. Чтобы не позволить себе во внутренней жизни, которая не служит ничему, погрузиться в ничто, чтобы утвердить себя вопреки данности, которую она одолевает с помощью бунта, чтобы создать другой мир, отличный от этого, в котором ей не удалось обрести себя», ей необходимо самовыражение. Поэтому она, как известно, склонна к болтовне и бумагомаранию. Она изливает душу в разговорах, письмах и дневниках. И если она хоть чуть-чуть честолюбива, она пишет мемуары, превращает историю своей жизни в роман, воспевает свои чувства в стихах.